Суббота и другие дни недели

Итак, тема сегодняшнего урока "Как я провел субботний вечер". Кто будет отвечать? Иванов? Петров? Сидоров? Кто-то ходил в театр? В какой театр? Загурского или Охлопкова? Кто-то наконец сходил в филармонию? А в органный зал? Музей? Художественный или краеведческий? Кинотеатр? Кафе? Ресторан, в конце концов?

А вот нет, никаких ресторанов. Субботний вечер Лева, как раз, Петров провел в кругу семьи, визави своей жены Людки. Которая только что узнала, что у Левы любовница и с этой как раз любовницей ее муж Петров Лев Георгиевич ездил на позапрошлые выходные на турбазу. А в эти выходные - тоже известно теперь где. Хотя сказал, что отправился починять гараж Сидорову. Провозятся они там как раз два дня, лучший друг попросил друга, что с готовностью подтвердил друг, и жена друга, теперь уже ненавистная Нелька, все сказала, как должна была сказать. Это Люда устроила, если не расследование, чего расследовать, все ясно, но позвонила сообщить Нельке Сидоровой, что она подлый человек. Потому что одно дело - прикрывать своего олуха мужа перед кем-то из родственников и другое совсем - участвовать в грязных делах постороннего ей лично, чужого ей лично мужа, постороннего человека, совсем даже не личного друга и родственника. Лева Петров Нельке никто. Зачем же врать? Это был первый Людин звонок сразу после всего раскрытого, узнанного, и муж Лева тянулся к трубке - чего перед Нелькой позориться, перед Нелькиным мужем. Я тебе все сейчас объясню, Неля вообще не в курсе. А кто в курсе? Все как раз в курсе. Даже дочь. А у дочери одно - хватит орать, вас соседи слышат, вы, как бичи, разборками замотали, надоело все, уйду к бабушке. Нужна ты бабушке сто лет - это Люда единственной дочери. Правда, какая, интересно, бабушка захочет участвовать, а тем более так участвовать - чтоб помочь, забрать из этого зараженного ненавистью дома хотя бы на несколько дней, неделю, две недели ребенка. Какой ребенок! Мне пятнадцать лет! Вот именно, ни к чему все это слышать. Да я все знала с самого начала, вообще всегда знала все. Это только ты как страус живешь.

Вот так. Слово не воробей. И больше звонить некуда с претензиями, почему знали и молчали. Все как раз знали. Все молчали. Даже дочь, которая, получается, на стороне отца. Он сволочь, ему все в жизни легко доставалось, а она из-за него бросила институт, все бросила. А я тебя просил?! Эти больничные, и кто ходил, в кружки водил, на гимнастику? И все коту под хвост. Какие, в конце концов, кружки-гимнастики? Ты никогда даже в школе не был на родительском собрании, ни разу. Какое собрание? Родительское!!! Ты ее отец. Замолчите все, сейчас кто-нибудь из соседей милицию вызовет, вас обоих заберут в обезьянник. Откуда ты знаешь такие слова?!

Отвечает Людмила Петрова. Людмила Петрова провела субботний вечер в кругу семьи. Правда, Людмила Петрова не может толком вспомнить подробности того субботнего вечера. Она помнит только лицо ее мужа Петрова, и ее дочери Петровой лицо тоже она помнит, и она говорила, говорила. А потом провал. Это истерика? Слова дочери Петровой, что хватит тот цирк утраивать. Хватит театр показывать. И муж Петров, его слова - про хватит, кажется, он сказал, хватит шоу. А потом тишина. Муж Петров по-быстрому свалил из дома. И дочь Петрова тоже по-быстрому, и на всю квартиру сам собой включенный надрывался телевизор. Там тоже что-то громкое. Суббота. Вечер.

Главное вот что. Женаты они давно, если дочери пятнадцать лет, то женаты они как минимум шестнадцать, чокнешься так - все даты запоминать. Это тогда было, это тогда. У Левы Петрова на это дело никакой памяти, это Люда все помнит и обижается, если он что-то забыл, он всегда забывает. Про дни рождения матери даже забывает. Хорошо, Люда в курсе. И про свадьбу она может только язвительно на следующий день - а ты помнишь, что вчера... Ну если такая умная, могла бы сказать заранее. Он запросто мог бы и цветы даже. Если бы ему напомнили. Но она всегда так - ей лучше всегда с подколками, а нормально, как все люди - не может.

Лева Петров изменял жене давно. Даты не сопоставишь, не вспомнишь, после первой своей интрижки у него был легкий укол вины. Но поскольку все сошло как раз гладко - никто и ничего, Люда вообще ничего не заметила, а, наоборот, взялась его лечить от простуды-гриппа. Кашля. Он простыл, и списала она все на простуду - его легкое смятение чувств и легкую бессонницу, взялась лечить как раз от кашля и соплей. И он перевел дыхание. А потом не то что втянулся в новый образ жизни - с девушками разными и, поскольку не был пойман ни разу, расслабился. С ума сойти, родная жена не врубается. Есть от чего обидеться даже, совсем, совершенно не понимает его, не чувствует, что Лева уже не тот Лева, а другой - со своим набором тайн и секретов. А она говорит с ним как с прежним и строит планы - вот на будущей неделе, ты обещал, переберем на балконе рухлядь, все, что надо, выбросим. И ты обещал там мне сделать шкаф. Банки складывать. Куда складывать банки? А Лева знает, что в следующие выходные он не будет возиться ни с каким балконом. Какие шкафы-банки. У него все уже намечено-договорено. У него интересная параллельная жизнь. Какие банки, Люда! Я говорил, что на работе завал. Ты пристала с этими банками. Я тебе ничего не обещал, Люда! Я сказал, а ты не услышала. Люда, вспомни, я тебе сказал, что в эти выходные не могу. Может быть, через пару недель, Люда. В конце концов, если у тебя склероз, Люда, иди к врачу. Пусть выпишет тебе таблетки для памяти, и вообще надо память тренировать. А для этого специалисты советуют каждый день учить наизусть четверостишие, это так всегда делают, лучше всего "Евгений Онегин". Несколько строчек всего - и сразу результат. Мой дядя самых честных правил, когда не в шутку занемог... А дальше? Люда, как там дальше? Да возьми у Дашки в комнате, там у нее все книжки по программе. Даша, где у нас "Евгений Онегин"? Папа, отстань, не смешно. Это мама просит! Хочет наизусть шпарить "Евгения Онегина".

Если ты столько лет женат и если жена тебя застукала, но при этом изменял Лева ей давно, настолько давно, что решил уже, что Люда в курсе, просто делает хорошую мину, типа, мудрая женщина - виду не подает. А это значит только одно - она понимает его мелкие слабости и прощает его. А значит, что? Значит, никакого преступления. А Люда как раз вот заорала, что это настоящее преступление, за это надо сажать за решетку и давать сразу пятнадцать лет, как за убийство. Потому что он настоящий убийца и есть - все убил в ней, все человеческое. Все растоптал. И ухмыляется. А еще и дочь говорит: хватит устраивать кино про мелодраму, все так живут, чему ты удивляешься. Все абсолютно. Нет на свете никого, кто хоть один раз. Это, значит, дочь матери говорит, что все нормально - вот это нормально. Они что, спятили оба? И Петров, и его дочь? Ей же всего пятнадцать. Пятнадцать лет, ребенок. И это для нее норма - так все. Любой человек, значит, и подл, и грязен. И лжив. И ходит налево так же легко и привычно, как ходят в булочную или за пивом.

Поскольку Лева не умел, не хотел быть не то что честным, а вот немножко правдивым перед собой, только перед собой, то думал он только, что он просто неловок, да. Можно было бы как раз ловко все устроить. Но улики налицо - вплоть до того, что Надька подложила даже специально свою помаду ему в карман плаща. Не он же сам, в самом деле, настолько забылся, что схватил тюбик с краской? На память, что ли? И как раз в стиле Надьки и ее подруг, то, что они устроили, - эти звонки ночью: а вы знаете, где сейчас ваш муж? И дура Людка как раз поперлась по указанному адресу, он не открыл дверь, конечно, хватило ума. Но она дождалась его у подъезда. И на нервной почве он полез в карман за сигаретами и доверчиво вытащил как раз тюбик этой помады. Ах, водевиль, водевиль. И в этой помаде как раз и ворот его рубахи, Надька все подстроила, все специально. Так у них принято - от скуки. От безделья, от того, что правила их игры таковы - чтоб все в курсе. Чтоб скандал. Адреналин. И, может быть, все поменяется. Вплоть до того, что он к ней и уйдет.

А так, собственно, и случилось. Лева действительно ушел как раз к Надьке, потому что Люда превратила его нормальную жизнь в какую-то полную ерунду. Не разговаривает, вообще ни слова. Домой идти зачем, интересно? Чтоб увидеть там женщину, которая уже в печенках, и выражение ее лица такое, что она в любой момент может запросто швырнуть какой-нибудь предмет вроде утюга прямиком в башку. Вот он и ушел как раз к Надьке. Решил перекантоваться какое-то время, пока буря уляжется. И Люда поймет, что она теряет. Все разрушила, получается, сама. Сама его и отправила. А тут набежали как раз мама, папа Надьки. Ее брат, ее дядьки. Как это все понимать, уважаемый Лев Георгиевич? Что вы делаете в квартире нашей дочери, сестры и племянницы? Требуем объяснений. Они показались ему какими-то очень своими, эти люди и родственники. Потому что никто из них не орал, а видно было, что все готовы принять его в семью. Видно, что дружную. И Надька ему тотчас же доверенность на машину. И еще - лучше вам с этой работы уволиться, Лева, потому что как раз вот для вас мы все придумали. Потому что вы для нас родной человек. Раз вас полюбила наша Надежда. А мы за Надьку (за дочуру! за сеструху! за племяшку!!!)! И с ними Леве вообще-то интереснее.

Но Люда никуда не побежала, за поворот. Хотя он честно ее ждал, и на разводе вела себя как ненормальная. Пришла ненакрашенная. Надька, она за Левой увязалась, сказала: я тебя понимаю, потому что Люда твоя как халда, как дура, могла бы хоть волосы в порядок привести. Что, ты ей мало денег платишь на алименты? Никакой мужик не захочет с ней жить. Вот с такой.

А вот, кстати, и неправда. Потому что еще как один мужик захотел жить именно с Людой, вот с такой - с яростным взором. Как раз ненакрашенной. И волосы растрепанные. Она идет после этого суда и чуть ли не под машину ему. Он ей - что вы, в конце концов, под колеса бросаетесь, как Анна Каренина? Она ему резко в ответ, он засмеялся. И начался разговор. И Люда смотрит ему прямо в глаза. И у этого мужика что-то перевернулось в сердце. Он как-то все понял. Какое сокровище - вот эта Люда, какая она редкая и настоящая. Так что у него любовь - это потом, а сначала - просто чистое восхищение свойствами человеческой натуры Люды. Он про это где-то читал, где-то в кино смотрел, но чтоб вот так на дороге. Прямо вот задохнулся от счастья, такая правда жизни ему открылась. Он ей сразу - давайте я вас довезу, куда вам надо. А Люда, как только села в машину, от своих переживаний прямо тут же и выключилась, уснула. Она же очень долго до этого все уснуть не могла, а тут раз - и сон на нее упал. А этот Андрей машину отогнал в проулок и сидел тихо. Даже не курил. Часа четыре. Он ее сон сторожил, как собака. А Люда, когда проснулась, совсем даже не удивилась, это такое чувство безопасности он ей внушил. Один хороший человек плюс один несчастный человек. Вот именно. Про любовь речь.

Может, и Лева бы как-то откликнулся, отреагировал на перемены в жизни Люды, но ему сейчас некогда. Лева занят важным делом. Он Надьку теперь пасет. А когда он пытается пожаловаться кому-то из родственников, что Надька вот опять дома не ночевала, а сама сказала, что у подруги, Лева туда звонил, никто трубку не брал, то кто-нибудь из Надиных родственников, папа там, брат или кто из дядьев, говорит - что ты, старик, была она у подруги! Просто с телефоном что-то, ты расслабься. Все нормалек. Лева и верит, что в его жизни когда-нибудь наступит этот нормалек. Только когда...

Метки:
baikalpress_id:  46 010