Спасая Егорку

Трехлетний ангарчанин стал донором своего младшего брата, страдающего лейкемией

Семья ангарчан Кутенковых и подумать не могла, что им придется пережить в ближайший год. Младший сын Егор, которому шесть месяцев, заболел лейкемией. У него страшный и редкий для детей вид рака крови - миелобластный лейкоз. Для лечения этой формы лейкемии необходимы курсы химиотерапии, а также пересадка костного мозга, которую делают только в Москве. Но даже при выполнении всех этих мер никто не дает гарантии, что ребенок будет жить. В таких ситуациях остается только одно: слушаться врача и верить. Спасли жизнь ангарчанина Егора Кутенкова врачи детской областной клинической больницы.

Красная шишка

Все началось в январе 2007 года. Елена, мама Егора, обнаружила на голове полугодовалого малыша красную шишку, потом у ребенка отнялась нога. Шебутной Егорка на глазах становился вялым и неподвижным. Родители пошли по врачам, сдали кровь... Уже тогда слизистые мальчика стали белыми, а сам он - отекшим и бледным. Последней каплей было онемение части лица. 14 марта малыша привезли в Иркутск в онкогематологическое отделение детской областной клинической больницы, что на бульваре Гагарина. Егорке поставили страшный диагноз - миелобластный лейкоз. Это вид рака крови, который крайне редко встречается у детей, и мало кто из заболевших выживает. Необходимы курс химиотерапии и пересадка костного мозга. Для пересадки стволовых клеток нужен был донор, но в России донорской базы нет. Лечить Егорку стала Елена Владимировна Урсуленко - врач-гематолог высшей категории.

Егор поступил в больницу в очень тяжелом состоянии. Некоторые врачи про таких детей говорят: "Запрограммирован на гибель". Редкая форма лейкоза. Плюс к этому у Егора был плохой прогноз - в результате цитогенетики была выявлена поломка хромосомы. Но Егору повезло - он родился в замечательной семье.

Все дети в онкогематологическом отделении лежат с родителями. На протяжении восьми месяцев мама Егора Елена всегда была с сыном. Восемь месяцев в белом, абсолютно стерильном боксе. Егорка спал на специальной больничной кровати, а мама его - рядом на твердой раскладушке: нельзя, чтобы в палате находились одеяла, подушки и что-либо еще, что может стать источником пыли и бактерий. Больным лейкозом нужны особенное питание и уход, а ухаживать за такими больными очень тяжело. Во время химиотерапии 24 часа в сутки необходимо следить за капельницей. Не каждый человек может выдержать такое. Лена же ни на шаг не отходила от сына.

Долгое время нельзя было даже на улицу выйти. Когда наступила ремиссия, доктор Урсуленко сказала, что они могут прогуляться. Егорка сразу стал показывать на окно и совершать движения, похожие на надевание штанов и курток. Удивительно, но он понимал все.

Доктор Елена Владимировна верила в Егорку. Она всегда говорила: "Я хочу не продлить ему жизнь, а вылечить его. Не нужно смотреть на Егора как на смертника, не нужно махать на него рукой. Он выкарабкается".

Сейчас мама Егора советует всем родителям: "Слушайте врачей! Если они что-то говорят, то так и нужно делать. А слушать, что и как у других, не нужно, потому что это убивает веру". Лена только о Егорке и думала. Безусловно, она знала о других больных детях - все происходит в одной больнице. Знала последствия химиотерапии, знала, что в соседней палате вчера умер мальчик с таким же диагнозом, как у ее сына. Но она никогда не обсуждала это. С Леной у лечащего врача было полное взаимопонимание. Она прислушивалась к каждому слову доктора, принимала сильные, волевые решения.

Важно, что Егор оказался восприимчив к химиотерапии, и врачи смогли его вывести в ремиссию. Бывает, что людям не помогает химиотерапия (организм взрослого человека практически не "откликается" на этот способ лечения). Пока ребенок проходит курс химиотерапии, пока он находится в ремиссии, нужно искать донора. Если произойдет рецидив (возврат болезни), то шансов на спасение практически нет.

Доктор Урсуленко за свою практику видела немало семей, переживших такое горе. И зачастую после фразы "С ребенком нужно лежать в больнице и ухаживать за ним" мамы детишек задают вопрос: "А как же я? Как же я буду сидеть в больнице так много времени?" Многие родители долгое время ухаживают за ребенком, потом просят отдохнуть пару дней или неделю. Но Лена ни разу не говорила об отдыхе. Для нее было только одно - Егор, Егор, Егор.

Сам Егорка даст фору любому взрослому. Его маленький, но сильный организм боролся до конца. Он пережил две реанимации, четыре химиотерапии и переливание крови.

Брат-донор

Тринадцатого сентября 2007 года вся семья улетела в Москву на операцию по пересадке стволовых клеток. У иркутских врачей связи с Москвой есть всегда. Они регулярно посещают там курсы повышения квалификации, лекции. Поэтому, как только в иркутской больнице появляется пациент, врачи сообщают о нем в столицу. Пересадка ждала Егорку после четырех проведенных сеансов химиотерапии. Большой удачей стало то, что костный мозг старшего брата Семы, которому было тогда три года, подошел Егору. Для пересадки лучше всего клетки брата или сестры, костный мозг матери, отца и других родственников приживается не так благополучно.

Елена, конечно же, переживала за то, как пройдет пересадка: Сема хоть и старший брат, но все равно еще совсем маленький. В Российской детской клинической больнице, куда приехали Кутенковы, лежат дети со всей страны, а родственники ухаживают за ними, убираются в комнатах. Через неделю в Москву вылетела бабушка Егора Елизавета Ивановна. Они с матерью всегда находились с малышом. Бабушка обрабатывала стены, полы, двери спиртосодержащими жидкостями несколько раз в сутки - жизненно необходимо, чтобы вокруг ребенка все было стерильно чистым.

Пересадка не обошлась без осложнений - после нее малыш попал в реанимацию. Но все же лечение помогло. 25 сентября можно считать вторым днем рождения Егора. Теперь каждые полгода ему нужно проходить обследование в Москве и в течение всей жизни принимать определенные лекарства.

Сегодня, глядя на двухлетнего Егора, и подумать нельзя, что когда-то он был вялым и апатичным. Крепкий неуемный мальчуган носится по квартире со смехом и веселыми криками. О болезни напоминают лишь фотографии лысенького мальчика: тогда из-за химиотерапии полностью выпали волосы. Да еще то, что можно играть только пластмассовыми игрушками (мягкие - источник пыли).

Родители Егора очень признательны московским специалистам. Но самые искренние и теплые слова благодарности - иркутянам, всем работникам отделения онкогематологии детской областной больницы. Спасибо всем - и докторам, и медсестрам, и санитарным работникам.

Что делать?

Почему это случилось именно со мной? Этот вопрос задают все заболевшие лейкозом. А врачи отвечают: "Если бы нашелся тот ученый, который бы определил причины заболевания раком крови, ему вручили бы Нобелевскую премию". Не нужно думать: "Почему я? Почему это случилось в моей семье?" Не нужно тратить время на бессмысленные поиски ответа на этот вопрос. Ответа на него нет. Лейкоз - это не простуда, причина которой сквозняк или плохая погода. Эта болезнь не лечится простым аспирином. Не нужно искать причины, нужно действовать.

Метки:
baikalpress_id:  10 333
Загрузка...