Иркутянин на Олимпиаде

Тренер по плаванию иркутской детской спортивной школы в восторге от организации спортивного праздника в Пекине

Совсем недавно все мы переживали неудачи и радовались победам наших спортсменов в Китае. До сих пор всех волнует вопрос, как удалось китайским спортсменам завоевать столько золота и других наград. Были среди иркутян и такие, кто смог увидеть это потрясающее зрелище не по телевизору, а живьем. Среди них — Вячеслав Бондарев. Сегодня он рассказывает читателям «Пятницы» о том, как российские болельщики поднимали пятитысячный китайский стадион, о чудесах пекинской архитектуры и об американском чудо-пловце.

Сказочный город

Впечатление, которое Пекин произвел на иркутского тренера по плаванию, можно назвать сногсшибательным. Высоченные здания, огромные проспекты и автобаны, идеальная чистота, прекрасные ухоженные газоны, исторические парки, мифические львы и драконы, доброжелательные и трудолюбивые местные жители. После Иркутска все это кажется грандиозным и фантастическим. Прилетев в Пекин, группа русских туристов, среди которых был Вячеслав Бондарев, увидела в пустом здании ночного аэропорта абсолютно зеркальный пол и бригаду рабочих, которые маленькими щеточками натирали и без того сверкающий вестибюль.

— О трудолюбии китайцев ходят легенды. Я сам несколько раз был поражен тем, как они работают. Например, ежедневно несколько человек в белых перчатках и спецодежде пропалывали клумбы на улицах города. В любое время суток в этом миллионном городе, принимающем огромное количество гостей, было чисто! Ни бутылок, ни бумажек, ни окурков. Я даже ни разу не видел дворников или уборщиков. Остается только удивляться, кто и когда наводил порядок.

Не плыл, летел!

Несмотря на красоты столицы, цель поездки иркутского тренера была совершенно определенной. Конечно, он ехал посмотреть основные соревнования по плаванию. Из-за расписания соревнований Вячеславу не удалось увидеть открытие и закрытие Игр, и об этом он немного сожалеет. Но сам факт, что он своими глазами увидел, как плывет великий Фелпс, вызывает бурю положительных эмоций. Сооружение «Водный куб», специально созданное лучшими архитекторами мира к Олимпийским играм, потрясает воображение.

Шесть водных чаш, в которых одновременно могут происходить соревнования по прыжкам с трамплина, водному поло, синхронному плаванию и другим водным видам спорта расположены так, что никто никому не мешает. Возле каждого бассейна — огромный экран, на котором идет трансляция соревнований. Таким образом, у болельщиков есть возможность наблюдать за происходящим в бассейне с разных ракурсов.

Купить билеты на интересующие соревнования иркутянину не составило труда. Это можно было сделать в обычной кассе. Вот только цена за билет доходила до двадцати тысяч рублей. Билеты на отборочные соревнования стоили дешевле, на финальные заплывы — дороже. Самой дорогой оказалась эстафета. Первые соревнования, которые увидел Вячеслав, 200 метров вольным стилем.

— Я тренер, поэтому ставил перед собой задачу своими глазами увидеть, как работает американский чудо-пловец Майкл Фелпс. Сразу после старта все внимание зрителей было приковано только к нему. Все остальные спортсмены плыли, а он летел! У него великолепная техника! Эмоции захлестывали, это то, ради чего стоило ехать в Пекин. Я счастлив, что увидел эти соревнования, очень хочу применять на своих тренировках то, что делает Фелпс. Конечно, хочется, чтобы из наших ребят вырастали олимпийские чемпионы.

Болельщик — это диагноз

— Мне повезло, — рассказывает Вячеслав Бондарев, — буквально сразу я нашел фирменный магазин «Боско» и смог закупить там футболки с российской символикой. Именно по этим майкам и по бейсболкам с надписью «Россия», а также по российским флажкам болельщики узнавали своих на трибунах. Если фирменную одежду можно было купить только в специализированных магазинах, то российские флаги предусмотрительный иркутянин привез с собой. В иркутском магазине флаг стоит 300—400 рублей, а в пекинском магазине «Боско» — полторы-две тысячи.

Кроме соревнований по плаванию Вячеслав посетил несколько теннисных матчей, потому что большой теннис — его вторая любовь после плавания.

— Атмосфера на трибунах в бассейне и на трибунах теннисного корта сильно отличалась. Теннисные болельщики на порядок активнее, а атмосфера вокруг кортов очень демократичная. Можно было легко сфотографироваться со звездами большого тенниса, взять автограф. Пловцы более закрыты и недоступны для болельщиков.

Первый теннисный матч, на котором побывал иркутянин, был очень важным для россиянки Елены Дементьевой, которая через несколько дней завоевала олимпийское золото. Она билась с американкой Сиреной Уильямс. В это время в Пекине стояла страшная жара, над городом навис смог, была сильная влажность — не очень комфортные условия. Если в крытых спортивных помещениях работали кондиционеры, то на открытых кортах спортсменкам было нелегко, было видно, что им нужна эмоциональная поддержка.

— Русских на трибунах было не очень много, и сидели болельщики не рядом, а небольшими группками по всему пятитысячному стадиону. Поэтому мне и пришлось использовать свой закаленный тренировками голос, чтобы объединить всех болеющих за нашу Лену. Я начал скандировать «Лена! Лена!», «Россия!» и «Россия, вперед!». Через некоторое время ко мне присоединились голоса китайцев, русских и братьев-славян. А после победы Дементьевой в этом матче я был счастлив и чувствовал свою сопричастность к этой победе, несмотря на сорванный голос.

На некоторых спортивных состязаниях между болельщиками на трибунах тоже шло негласное соревнование: кто лучше поднимет волну, у кого она будет длиннее.

Организация на высоте

В прессе уже много было сказано про безупречную организацию пекинских Игр. Служба безопасности работала очень корректно и четко. Вячеслав рассказывает, что за все время его присутствия в Пекине он не видел никаких стычек с охраной, никаких напряженных моментов. Проносить фото- и видеоаппаратуру на соревнования было можно, единственное ограничение — съемка теннисистов со вспышкой. Хозяева Олимпиады были крайне доброжелательны и открыты.

Всегда с готовностью фотографировались с русскими, выражали свое восхищение спортивными достижениями российских, американских и других атлетов. Единственное, что вызывало неудобство, — это непривычная еда. В городе с этим не было проблем, зато на стадионах невозможно было купить что-нибудь хотя бы мало-мальски адаптированное под вкус европейца. Пронести с собой еду тоже было нельзя, таковы правила. А ведь болельщики проводили на корте или в бассейне порой целый день.

Волонтеры из разных стран мира также очень позитивно относились к туристам. Однажды Вячеславу пришлось возвращаться с корта глубокой ночью, по дороге со стадиона он встречал волонтеров, которые поздравляли его с успехами россиян, участливо предлагали воды, спрашивали, знает ли, куда идти. И все это на разных языках.

Вернувшись в Иркутск, тренер жалеет лишь о том, что в Иркутске не предвидится Олимпийских игр и наш город не получит такого толчка в развитии спорта.

Советская методика

По мнению Вячеслава, та спортивная база, которая осталась Пекину после Олимпиады, те впечатления, которые китайцы получили от выступлений других спортсменов, — все это будет использовано ими на сто процентов. В Китае не скрывают, что приняли на вооружение советскую методику развития спорта, пригласили русских тренеров, построили спортивные интернаты и школы олимпийского резерва. Результат налицо. Китайцы победили на этой Олимпиаде.

Загрузка...