Телевизор — к черту!

Известный писатель Дмитрий Быков боялся, что в Иркутске его забросают яйцами

На этой неделе в Иркутск прибыл «Литературный экспресс» с целой обоймой известных российских писателей. Встречи с ними проходили практически одновременно в разных местах города. «Пятница» остановила свой выбор на Дмитрии Быкове, пожалуй, самом скандальном и самом «топовом» из пассажиров «экспресса». Ведь это настоящий человек-оркестр, феерически талантливый во всем. За 40 лет своей жизни он написал огромное количество статей, больше десяти книг в разных жанрах: от прозы до поэзии. Встреча с ним проходила в одном из книжных магазинов книготорговой сети «ПродалитЪ».

Несмотря на раблезианские формы, Быков был одет в модном стиле милитари: джинсы цвета хаки и камуфляжную рубаху. Вел себя очень демократично, шутил, бурно жестикулировал, закатывал глаза, нахальничал, сыпал цитатами и сравнениями.

Сначала Быков рассказал, что цель «Литературного экспресса» — показать Россию писателям и писателей — России. Он опроверг предположение, что проект похож на поездки писателей в 30-е годы по Сибири с большой выпивкой и закуской, чтобы демонстрировать свою лояльность власти.

— Специально для того, чтобы этих людей разубедить, — заявил писатель, — мы ввели у себя в поезде «сухой закон». Мы не получаем за эту поездку ни копейки и никакой лояльности не демонстрируем. Мы едем, потому что нам это интересно.

Инетресно ответил писатель на вопрос про телевидение: почему оно такое плохое? Вопреки ожиданиям, писатель, который, кстати, вел программу «Времечко» (пока ее не прикрыли), неожиданно заявил, что это даже хорошо, что телевидение деградировало...

— Во всем есть свои преимущества. Зачем смотреть телевизор, этот отвратительный ящик?! Давайте его выкинем к чертям! Чтобы узнать, как мы живем, нам совершенно необязательно смотреть программу «Время». Безусловно, страна начинает думать, — сделал он вывод, — и все средства пропаганды в ней уже скомпрометированы. Телевизор смотреть глупо, газеты читать невозможно, из них мы узнаем только о том, что все хотят нашу нефть и наш суверенитет. Я думаю, произошел эффект, которого не учли: все стало так тошнотворно глупо, что постепенно люди начали задумываться и читать интересные книги. Затем писатель ответил на вопрос по поводу пятнадцатой годовщины расстрела Белого дома в Москве. Изменилось ли его отношение к тем событиям?

— Нет, не изменилось. В свое время Михаил Шолохов сказал, что Гражданская война в России, может быть, еще не закончилась, — ответил Быков. — Я тоже считаю, что она не закончилась. Просто в октябре 1993 года Гражданская война снова вышла на поверхность. А в нее правых и виноватых нет. Это большая национальная трагедия, которая повторяется в России на разных уровнях. Гражданская война не утихает, только иногда она идет в формах пассивных, а иногда — в активных.

Провинция ужасна, но Москва еще хуже...

Поскольку Дмитрий Быков является сотрудником еженедельника «Собеседник», один настойчивый читатель выразил свое неудовольствие по поводу скандальной статьи Ольги Сабуровой «Иркутск дураков имени Эйзенхауэра», вышедшей несколько лет тому назад. Особенно иркутянина возмутил пассаж о том, что «иркутчане» каждый день пьют водку и закусывают омулем по цене 40 рублей за хвост.

— Я ей передам, — успокоил писатель, — вы на нее не сердитесь, Ольга — замечательный журналист. Сейчас она в декретном отпуске, родит и приедет к вам, выпьет с вами водки и закусит хвостом за 40 рублей!

В продолжение темы Быков не побоялся честно поделиться и своими личными впечатлениями от сибирской провинции.

— Я скажу вещи, которые, вероятно, вам не понравятся. Мне кажется, что у провинции ничего больше нет, кроме как любить родной край и страшно обижаться, когда кто-то робко говорит, что родной край не во всем совершенен. Случилась ужасная вещь: Москва, как черная дыра, высасывает из страны все, что в ней есть. Все талантливое, нормальное, жизнеспособное едет в Москву, а все, что остается, производит ужасное впечатление. От творчества провинциальных писателей хочется схватиться за голову. Это набор абсолютно старозаветных штампов: «родные березы», «неброская и неяркая красота родного края» — и большая ненависть к другим краям: более броским и ярким. Плюс ярко выраженная москвофобия, которую я разделяю, но не до такой же степени. Страшная деградация провинции! Страшный разрыв между провинцией и столицей. Катастрофическая ситуация! Если бы я жил в провинции, я бы с ума сошел.

Под конец встречи Быкову задали самый «неудобный» вопрос.

— А вас не удивляет, что вы, такой известный писатель, приехали в Иркутск, а на встречу пришло всего тридцать человек?

— Меня удивляет и восхищает, что не десять! — засмеялся он в ответ. — Я совершенно не питаю никаких иллюзий! Приятно, что пришли без яиц и помидоров. И в России, и за границей, и везде одно и то же: один и тот же зал, одно и то же количество народа, и ровно одни и те же вопросы. И меня это очень радует. Это те десять процентов, которые двигают человечество вперед. Мы-то с вами знаем, что мы лучше всех!

Метки:
baikalpress_id:  10 248