Ставит на ноги

Народная целительница лечит межпозвоночные грыжи и вывихи суставов, не требуя за это денег

Целительница Тамара Александровна имеет редкую даже среди врачей профессию — костоправ. Хотя восемнадцать лет проработала учителем начальных классов и еще столько же — на заводе, своим призванием она все же считает целительство. Ее прадед Иннокентий, бабушка Ирина, мама — все были очень известными в Иркутской области костоправами. Из восьмерых детей, которые были в семье, дар этот передался только Тамаре. И вот уже тридцать лет баба Тома, как ее зовут в родном поселке, ставит людей на ноги. Она исправляет вывихи у детей, убирает межпозвоночные грыжи, вправляет позвонки и ставит на место диски. К ней идут и едут люди: из Ставрополья, Комсомольска-на-Амуре, Краснодара и даже из Израиля.

Призвание позвало за собой

Медицине бабушка Тамара никогда не училась. Полжизни она проработала в школе, учила ребятишек, ей уже тогда хотелось лечить.

— Меня всегда тянуло помочь детям, непроизвольно как-то проявилось мое призвание, когда я еще в школе работала. Выставит кто-то палец или у кого-то вывих из детей, я сразу тут как тут: вправлю ребенку косточки, глядишь, он и думать забыл о вывихе, — рассказывает баба Тома.

От своих родных Тамара Александровна знала, что именно в их роду из поколения в поколение передается чудодейственный дар — вправлять кости и позвонки. Прадед Иннокентий жил в деревне Олхе, под Шелеховом, и к нему люди ехали со всей страны. Он умер, когда Тамара была совсем маленькой, ей с прадедом не удалось долго общаться. Зато баба Ирина, мамина мама, многому научила внучку. Баба Ирина была не только костоправом, но и повитухой.

— Она правильно принимала роды, — говорит Тамара Александровна. — Если ребенок сразу не закричал, она его клала на животик на одну руку, а второй рукой сильно хлопала по попке. Слизь, которая забивала рот и нос младенчика, вылетала, и он начинал дышать. А сегодня сплошь и рядом ко мне привозят детей, которых искалечили при родах. Если ребенок сразу не закричал, его начинают трясти за руки, за ноги. И кости выворачивают напрочь, и суставы вывихивают. Детей сажают на распорки, и они потом на всю жизнь становятся инвалидами.

Точно так же обходятся с детьми и ортопеды. Они растягивают ножки детям до такой степени, что образуется вывих тазобедренных костей.

— Моей внучке Леночке уже девятнадцать лет, — рассказывает баба Тома, — и если бы не мои руки, она тоже осталась бы инвалидом. Родилась здоровенькой, я все проверила — все суставы на месте. А поехали с матерью в поликлинику к ортопеду, приехали с ревом. Ревела и день и ночь, от боли уснуть не могла. Оказывается, ортопед растянул ребенку ноги так, что тазобедренные суставы напрочь вывихнул. Это хорошо, что я у нее костоправ, все ей выправила, а так была бы моя Ленка инвалидом...

Костоправ от Бога

Несмотря на свои восемьдесят лет, бабушка Тома обладает незаурядными способностями. Когда она смотрела мой позвоночник, мне пришлось собрать в кулак всю свою волю: руки и пальцы у бабушки настолько сильные, что каждый позвонок, каждая жилочка для нее — как на ладони.

— Ко мне ездили два летчика из Бодайбо, — рассказывает Тамара Александровна. — Один ездил десять дней, второй — почти месяц. Один пролечился и зашел к кому-то в больницу в Иркутске II. Увидел своего товарища, он тоже летчик, уже ходить не мог. «Ты что тут делаешь? Не спеши под нож, езжай к бабе Томе!» — сказал этот мужчина, и тот летчик тоже ко мне приехал. Ему пришлось месяц ко мне ездить, но грыжу межпозвоночную я ему выправила. Продолжительность лечения зависит, конечно, от состояния организма, от тяжести заболевания.

Одному надо месяц лечиться, другому и десяти дней хватит. Но я больше взрослых на лечение стараюсь не брать, я старая уже стала. Мне ведь уже скоро восемьдесят. Детям, правда, отказать не могу, я же не зверь.

Ребятишек привозят разных: кто на распорках, кто в инвалидной коляске. Смотря какой вывих. Но очень много в последнее время родовых травм, когда детей калечат в первые часы после появления на свет. Этим летом привезли трехлетнего Никиту из Израиля. Родители предприняли такой дальний путь, чтобы поставить малыша на ноги. И хотя появился на свет он в Израиле, там тоже, видимо, не церемонились с младенцем. Не закричал сразу — потрясли хорошенько и выставили суставы.

Бабушка прославилась

Сарафанное радио разносит весть о чудо-костоправе из Приангарья по всей стране и миру. Этим летом даже цыгане из Ставрополя навестили бабу Тому.

— Заявились ко мне всем табором, кричат, ничего не разберешь, — говорит бабушка Тома. — Я взялась лечить после долгих уговоров цыганку Василису. А внук мой лечит цыгана Ваню. У них у обоих пояснично-крестцовый радикулит, грыжа в народе называется.

Внук Николай живет вместе с бабушкой, но лечит редко. Бабушка говорит, что для этого надо призвание иметь и руки хорошие. А внук, по ее мнению, не такой усердный. Но и у него уже кое-что получается. Например, он сам, своими руками лечит... бабу Тому.

— Когда видит, что мне уже невмоготу, сам предлагает сделать мне массаж, — говорит бабушка. — Я же руками лечу, силы много уходит, и руки у меня сильно болят. Сил у бабушки действительно немного. В восемьдесят лет уже трудно быть костоправом, потому что кости и позвоночник требуют большого напряжения.

Помогает святой Николай

В доме у бабушки Томы несколько икон Николая Чудотворца. И внука своего она назвала в честь него, потому что твердо верит в покровительство этого святого. Он, по ее мнению, помогает ей и в восемьдесят лет ставить людей на ноги.

— Мы все верующие в семье, — рассказывает баба Тома. — Даже когда советская власть была, я в Бога верила, только не говорила никому. Да и не помню я ни одной Пасхи, чтобы люди не красили яйца, не пекли куличи, не поздравляли друг друга. Хоть и советская власть была.

Так, с молитвой, живет баба Тома каждый день. Денег никогда не берет за лечение, думает, что у всех есть совесть и каждый сам решает, как бабушку отблагодарить. Случается, что человек, который плачет от боли, вылечится и ничего не заплатит, как будто так и надо. Но об этом еще в Евангелии рассказывается. Когда Христос вылечил прокаженных, то из десяти человек только один вернулся к нему, чтобы сказать спасибо.

— Я никогда никаких денежных сумм никому не назначаю, Боже упаси! Не жили богато, нечего и привыкать, — говорит баба Тома. — Кто сколько даст, то и ладно.

После операции не лечит

Бывает, что к бабе Томе приезжают люди, перенесшие операции. Но она после операции никого лечить не берется.

— Можно кровоизлияние сделать, — говорит баба Тома. — Ведь мышцы прирастают к костям напрямую после операции, а массаж я делаю сильный, мышцы могут порваться. Моя же задача — не навредить.

Загрузка...