У разбитого корыта

Жители Култука, у которых землетрясением были разрушены печи, со страхом ждут наступления зимы

После землетрясения 27 августа поселок Култук, оказавшийся в самом эпицентре природной стихии, до сих пор не может восстановиться. В очень многих домах рассыпались печи, полностью разрушились кирпичные дымовые трубы, обсыпалась штукатурка, и разъехались в разные стороны стены домов. В СМИ прошла информация о том, что всем пострадавшим оказана помощь. Вместе с сотрудниками Иркутского Красного Креста корреспондент «Пятницы» побывала в Култуке и выяснила, что это не так.

Денег нет

Когда едешь по Култуку, на каждой второй крыше вместо трубы видишь гору кирпичей. Восемнадцатого сентября сотрудники Иркутского Красного Креста Анна Загайнова, Татьяна Цыганкова и Анастасия Латышенко привезли в поселок тридцать три тысячи — деньги, которые были собраны жителями Иркутска в помощь пострадавшим от землетрясения. Но уже в поселке стало ясно, что этих денег недостаточно.

— Мы восстановили четыре печки за счет поселкового бюджета, — рассказал сотрудникам Красного Креста глава администрации Култукского поселения Александр Арданович Тулаев. — Был составлен список особо нуждающихся. Им привезли песок и глину. Но нам уже предъявили счет предприятия, которые предоставили машины и экскаваторы. Девяносто две тысячи рублей надо заплатить администрации за машину, тридцать две тысячи — за экскаватор, 54 тысячи требует предприниматель за самосвалы. Нам говорят, что МЧС объявляет в СМИ о сумме в двадцать-тридцать миллионов, выделенных на ликвидацию последствий землетрясения. Я уверенно заявляю — к нам в поселковый бюджет не пришло ни копейки. Мы своими силами пытаемся справиться. Ну что мы можем сделать, если денег в районе нет?

Остро нуждающиеся

Александр Тулаев также сказал, что почти все жители сами справились с последствиями разрухи, остались только «остро нуждающиеся». Вот к этим людям и отправились сотрудники Красного Креста, чтобы на месте оценить масштабы трагедии и размер помощи. На улице Кирова не нашлось ни одного дома, который остался бы целым после 27 августа.

На улице Сплавной сотрудники Красного Креста посетили семью Елены и Вадима Майеров. Супруги практически слепые, у обоих инвалидность первой группы по зрению. Им пришлось пережить сильный стресс во время землетрясения, когда и зрячие люди не сразу нашли выход из своего дома, — а слепым каково?

— Земля под ногами заходила ходуном, как будто меня на лист фанеры поставили и стали его перетаскивать туда-сюда. Какой-то сильный гул пошел прямо из-под земли, — рассказал Вадим Майер. — Я на веранде стоял, а жена была дома. Я ей закричал: «Побежали за калитку!» Не сразу, но мы выбрались за ворота, а там уже вся наша улица собралась. Собака наша в лес убежала, и ее не было до самой ночи.

Когда супруги вернулись в дом, на месте печи лежала груда кирпичей. Пришлось Елене и Вадиму разобрать ее до самого основания, чтобы на этом месте сложить новую.

— У нас был глава администрации Тулаев, привел к нам печника. Выгрузили поддон кирпича с машины, и вот ждем, когда до нас очередь дойдет, — рассказывают Вадим и Елена. — Уже ночами очень холодно, без печки трудно. Мы поставили обогреватель в маленькую комнатку, завесили одеялом проход и так греемся. Что будет, когда начнутся заморозки, неизвестно...

Без кормильца

Но хуже всего пришлось многодетной семье Любови Посмитной. У молодой женщины трое маленьких детей. Младшему Лене одиннадцать месяцев, а старший сын Кирилл только пошел в первый класс. Недавно в их семье случилось несчастье — в автокатастрофе погиб отец. Во время землетрясения Любовь со страшим сыном была в поликлинике, а шестилетняя дочь Аня с младшим братом — дома. Девочка сильно испугалась, когда шторы упали вместе с массивными деревянными карнизами, а стена у печки дала трещину от пола до потолка. Маленькая однокомнатная квартирка в деревянном бараке буквально затрещала по швам. Когда мама вернулась домой, она застала плачущих детей и полуразрушенное жилище.

— Брат мне помог замазать трещины по всему дому, — рассказывает Любовь Владимировна, которая работает продавцом неподалеку от дома. — Я побелила уже и подкрасила, но труба печная разрушена.

Надо заметить, что Любовь Посмитная, мама троих ребятишек, так же, как и другие жители поселка, не стала ждать, когда ей свалится с неба гуманитарная помощь, а стала своими силами и средствами восстанавливать дом. Красный Крест помог и этой семье, пострадавшей от стихийного бедствия.

Разрушены магазины и библиотека

Сотрудники Красного Креста побывали во всех домах, адреса которых им предоставила администрация поселка. Большинство семей справились с этим ужасом своими силами. Не смогли справиться только те, у кого сразу не нашлось средств.

Ничего удивительного, что в число тех, кто не смог сразу справиться с землетрясением, попала и предпринимательница Ирина Валеева. У нее в поселке несколько магазинов, которые были разрушены стихией.

— Я самый старейший предприниматель в Култуке, мне 64 года, — чуть не плача, говорит Ирина Долгоровна. — Муж ничем не может мне помочь, потому что он инвалид второй группы. Мне приходится самой изыскивать средства, занимать, чтобы заплатить рабочим за восстановление магазинов. Вот за простой внутренний ремонт, за штукатурку и побелку мне пришлось сразу отдать сорок тысяч. Ездила в Иркутск, просила помочь, но мне отказали. А как же помощь малому бизнесу, о которой все только и говорят?

Ирине Валеевой можно только посочувствовать: в магазине на месте полок с товарами теперь лежат горы осыпавшейся штукатурки. Ирина Долгоровна никогда не отказывала администрации в просьбе помочь провести какой-то праздник, выделяла деньги для детей из необеспеченных семей на сборы в школу. Но когда беда коснулась ее, в помощи ей отказали — в бюджете поселка средств нет.

В таком же бедственном положении оказалась и библиотека поселка Култука. После землетрясения в комнатах библиотеки обвалилась штукатурка, входные двери просели, книги пришлось срочно эвакуировать в помещение, которое удалось более-менее быстро восстановить после стихийного бедствия.

Самые обездоленные

Глава поселковой администрации показал сотрудникам Красного Креста квартиру по улице Кирова, 60. Хозяйки во время нашего визита не было дома — после землетрясения она ушла жить к соседям. Молодая женщина выросла в чужой семье, родители ее умерли, потому что были горькими пьяницами, вернуться ей теперь некуда. Родительское жилье настолько ветхое, что во время землетрясения разрушилась до основания печка и просели полы. Где теперь будет зимовать эта женщина, которая к тому же ждет ребенка, неизвестно... Четверо несовершеннолетних детей Елены Алексеевны Кузьминой тоже живут вместе с матерью в доме, который сильно пострадал от землетрясения.

Потрескались и разошлись в разные стороны стены дома, обвалилась труба на крыше и сильно потрескалась печка. Печь, как главный источник тепла в доме, Елена Алексеевна уже восстановила, замазав щели глиной, а вот трубу надо восстанавливать. Сотрудники Красного Креста оставили этой семье помощь в размере двух тысяч рублей. На эти деньги администрация поселка купит для детей необходимые продукты.

У супругов Буковских 27 августа рухнул потолок и до основания развалилась печка. Всеволод Иванович Буковский, 1932 года рождения, и его супруга, 1935 года рождения, живут теперь в бане, потому что в доме без печки очень холодно.

— Хорошая печь стоит от двенадцати до пятнадцати тысяч рублей, — говорит Всеволод Иванович. — А нам таких денег взять негде. Я пенсионер, получаю четыре тысячи восемьсот рублей в месяц. Мы купили с бабушкой два поддона кирпича на свои деньги, отдали девять тысяч. Теперь надо платить печнику, он за работу просит двенадцать тысяч.

Сотрудники Красного Креста отдали жителям поселка все тридцать три тысячи пожертвований, которые удалось собрать. Ясно, что этих денег недостаточно.

Метки:
baikalpress_id:  29 078