Новые дети войны

Молодые иркутяне участвуют в боевых действиях — реальных и вымышленных

Есть такое понятие «дети войны» — это те люди, чье детство прошло под разрывы снарядов, выстрелы и сражения. У них были очень нелегкие детство и юность. Но война давно прошла. Нынешнему поколению, казалось бы, это слово ничего не говорит. Однако эхо войны периодически докатывается до Иркутска. Сегодня на страницах «Пятницы» мы рассказываем о молодых иркутянах, которые попали на войну. Один из них — на самую настоящую, другие придумали войну сами.

В прошлую субботу окрестности реки Олхи на весь день превратились в джунгли Сомали. Здесь проходили ожесточенные боевые действия. Конвой ООН, в который входили солдаты бундесвера и Советской армии, сопровождал особо важный груз для Республики Сомали, а американцы и воины «Сармы» (не принадлежавшей ни одной стране армии) должны были этот груз отбить. На «войне», которая закончилась победой войск ООН, побывали корреспонденты «Пятницы».

Конвой ООН в Республике Сомали

Сразу поясним читателям, что все происходящее устроили иркутские приверженцы страйкбола (командная военно-прикладная игра, в которой бой ведется специальным пнeвматичecким оружием. — Ред.). Солдаты были снабжены формой и оружием тех стран, которые они представляли. Хотя стреляло оружие «клюквой» — небольшими белыми шариками, пострадать на такой войне можно было запросто. Даже через одежду пуля оставляет синяк. А если тебя прошили из автомата? Значит, ты «умер». Но «мертвый» мог отсидеться двадцать минут в специальной «воскрешающей» зоне и снова вступать в бой.

Местом «военных действий» были выбраны окрестности бывшей спортивной базы «Орленок». К девяти утра сюда стали подтягиваться игроки. Первыми на своих машинах приехали «немцы» и стали выгружать из багажников снаряжение и экипировку. Николай Петров, «солдат бундесвера», оказался тем самым человеком, который шесть лет назад начинал страйкбол в Иркутске.

— Мы начинали тогда с китайских «пукалок», — рассказал нам Николай, — а теперь у нас почти настоящее, максимально модернизированное оружие. Николай показал нам свою австрийскую автоматическую винтовку марки «Штайер АУГ». Пули, которыми он заряжает свое грозное оружие, весят до 0,6 грамма и развивают более чем внушительную скорость — 170 м в секунду. От них и через одежду остаются синяки, но не такие, как от пейнтбольных пуль.

— Тюнинг для автоматов тоже дорогой — он может стоить до 2000 евро, вот как раз после тюнинга игрушечные пули приобретают нормальную скорость — 150—170 метров в секунду, — рассказал Николай. — Вся форма для бундесверовцев покупается за евро: брюки и куртка — 60 евро, разгрузка — 60, ботинки — 50 евро, жилет — 60. Обязательно нужны очки, чтобы пуля не задела глаза. У этих очков есть специальная пленка внутри: даже если они разбиты, осколки остаются на пленке, которой проклеены стекла.

Кроме того, у Николая была с собой рация для связи со «своими».

У моего папы — ружье!

У «наших» обстановка перед игрой была довольно теплая. Командир советских войск Олег Жаданов следил за экипировкой «своих» солдат и давал последние напутствия перед боем. Как всегда, нашелся свой Василий Теркин, который расшевелил всех своими шутками. Балагуром оказался Павел Андреев. Он расчехлил и собрал свой автомат, рацию прикрепил пластырем, чтобы не болталась при беге. И все это он делал с анекдотами, от которых смеялись все сослуживцы.

Павел работает кладовщиком в торговом центре, женат, у него есть сын. К его увлечению дома уже все привыкли. Так как играет он уже четыре года, то экипировка у него серьезная. И очки, и автомат АКС, и форма советских времен. Даже пилотка — с военным штампом на внутренней подкладке. Александр Губанов, которому тоже предстояло играть за Советскую армию, признался нам, что он на страйкболе впервые. Новобранец учится в БГУЭП. А еще один «советский боец» Сергей Жилин тоже имеет вполне мирную профессию — директор офиса банка.

— У меня есть маленький сын, ему идет третий год, и жена Елена, — рассказал Александр перед боем. — Конечно, жена немного недовольна тем, что я меньше уделяю ей внимания. Но зато она знает, что если я не дома, то меня надо искать «на войне». Сын уже гордится мной. Он знает, что «у папы есть ружье». У меня два своих автомата — АК-47 и АК-74.

Военная хитрость

Командовать конвоем ООН, который обязан был в течение дня удержать гуманитарный груз для Республики Сомали и не дать его отбить ни американцам, ни «Сарме», должен был командир войск бундесвера Роман Белоусов. Именно ему принадлежала блестящая идея по сохранению особо важного груза (пустых коробок из-под офисной бумаги). Пока американская армия под командованием Дениса Рубанова пробиралась по левому берегу Олхи, а «Сарма» во главе с Антоном Лозицким шла с боями по правому берегу, командир Белоусов дал приказ надуть лодку, спрятанную в кустах ниже по течению реки, и спустить ее на воду. Никто из игроков и не приметил, как важный груз в буквальном смысле уплыл из-под носа. Что ж, ничего не поделаешь — военная хитрость.

Командующий «Сармой» Антон Лозицкий тоже стоял у истоков иркутского страйкбола. Его бойцы были вооружены автоматами Калашникова и пулеметами. А американской армией командовал также опытный командир Денис Рубанов.

— В пять часов вечера по рации всем передали, что конвой ООН успешно доставил груз, сумев незаметно провезти его через весь полигон. На этом самая большая игра иркутского страйкбола была закончена, — рассказал Денис.

Почувствовать себя Рембо

У Дениса Рубанова две свои винтовки: американская автоматическая винтовка М-4 (которой вооружена вся армия США) и ее модернизированный вариант — М-16. Одет командир в форму воздушно-штурмовой дивизии американской армии, как и все его солдаты.

— Каждый мужчина, если, конечно, он настоящий мужчина, стремится овладеть каким-то оружием, каждый хочет почувствовать себя Рембо, — рассказывает Денис. — Но далеко не всякий может пробежать с автоматом три километра по лесу и потом вступить в открытый бой. Кому-то нравится смотреть боевики по телевизору, а нам этого недостаточно. Сегодня у нас в игре участвуют «бобкэты» — команда реставраторов. Они пытаются восстановить до деталей американскую армию времен вьетнамской войны. Их интересует историческая часть войны. Им интересно, из чего стреляли американские солдаты, в какую форму были одеты различные подразделения войск. Им нравится делать что-то своими руками: строить укрепления, восстанавливать историю.

В отличие от «бобкэтов», бойцов команды «Сарма» совершенно не интересуют исторические реконструкции, и они не хотят связывать себя с традициями какой-либо армии. Поэтому покупают ту форму, которая им нравится, и то оружие, которое им больше по вкусу. И по деньгам, потому что увлечение страйкболом очень недешевое. Вся экипировка, включая боевое оружие, может стоить от пятнадцати тысяч и выше. Меня, как стороннего наблюдателя (лишенного личного боевого оружия), интересовал главный вопрос: как же это самые талантливые, самые мужественные мужчины носят форму и имя вражеских армий — немецких и американских? А как же Родина, как же Россия?

— Вы знаете, независимо от того, в какую форму мы одеты и за какую армию мы выступаем в игре, мы — русские. И воевать будем, если придется, только за Россию, — сказал Денис.

Как возник страйкбол

Страйкбол происходит от английского слова «страйк» — «удар». По легенде, эта игра возникла у японцев, которым после Второй мировой войны было запрещено вооружать свою армию и вообще заниматься милитаризацией. И тогда японцы придумали выход: они вооружили своих самураев автоматами, максимально приближенными к настоящим, но пули у них были меньшего калибра и скорости — тоже игрушечные. С таким оружием японцы проводили военные учения, тренируя свои войска на случай войны. Потом военные игры с «ненастоящим» оружием стали увлечением американцев, немцев, наконец, страйкбол пришел в Россию. В Иркутске страйкболу идет шестой год.

Загрузка...