Агроном со стажем

Бывший работник колхоза уверен, что сельское хозяйство Иркутской области обязательно возродится

Иркутянин Владислав Раковский — главный агроном фирмы «Иркутские семена». Семена Раковскому заказывают отовсюду, даже из Санкт-Петербурга и Москвы. Так как происходит это в основном по телефону, то голос Раковского знает половина России. И доверие к нему стопроцентное. Если он что посоветует купить, значит, это стоит того. Раковский сам на своих четырех сотках столько картошки собирает, что хоть самосвалом вывози. Да и другие овощи — помидоры, огурцы и свеклу — тележками с огорода возит. На его огород любо-дорого посмотреть. На грядках — идеальный порядок: все прополото, нет ни единого сорняка. Через каждые десять метров установлены поливалки, которые разбрызгивают воду.

Про силу

В свой семьдесят один год Владислав Раковский сохранил недюжинную силу, а лет сорок назад ему вообще не было равных. Когда работал главным агрономом в совхозе «Новониколаевский» в Бурятии, решил принять участие в Сур-Харбане. И надо же было такому случиться, что на состязаниях борцов его поставили в паре с лучшим спортсменом Бурятии Маглаевым. И Раковский, к всеобщему недоумению, его победил!..

Физическую силу ему пришлось развивать в колхозе с шести лет.

— Отец погиб на войне, и в шесть лет я стал взрослым, — рассказывает Владислав Андреевич. — Мать одна, и у нее на руках пятеро пацанов, я, шестилетний, был за старшего в доме. Пек хлеб, как мама, ездил на коне, копны возил все лето. Тем, кто работал на сенокосе, полагалось бесплатно пять тонн сена. И вот первые пять тонн я заработал, когда мне шел седьмой год. Коней Владислав полюбил с детства.

Обучал колхозных жеребят, применяя не столько ласку, сколько силу (какая она была у семилетнего мальчишки). Обращался с ними так строго, что кони слушались из всех мальчишек только Владика Раковского. Если от других пацанов лошади убегали, когда те хотели набросить на них уздечку, то к Раковскому сами подходили, подставляя голову.

Сейчас у Владислава Раковского из «серьезной» живности только козы, тоже каждая со своим характером. Но, кто в доме хозяин, знают даже они. Есть курицы, а за домом — пчелиные ульи. И пчелы исправно дают мед, собирая его по всем цветам и полям вокруг поселка Дзержинского, где живет Владислав Андреевич со своей женой.

Про любимую «Ниву»

Привыкший с детства командовать (четверо младших братьев в детстве находились под его руководством), Владислав Андреевич и в жизни был всегда на руководящих должностях. Всю жизнь проработал главным агрономом в различных совхозах и колхозах. Исколесил всю Иркутскую губернию вдоль и поперек на своей «Ниве». Сыновья уже давно ездят на иномарках, а он от своей машины отказываться не собирается.

— Вы что! Моя «Нива» всем «Нивам» «Нива»! Она у меня любимая, красавица. Я на ней и в снег, и в любую непогоду проеду. Если что — разберу по винтику, промою, смажу и снова соберу, и она у меня как ласточка летает, — говорит Владислав Андреевич. — Я ее ни на какую иномарку не променяю. Когда техосмотр проходил, у меня 1,5 миллиона километров наезжено на этой машине — у кого больше? Я все дороги в Иркутской области знаю: от Усть-Кута до Бабушкина.

Про дружбу

Владислав Раковский всегда легко сходился с людьми. И уж если запускал кого в свою душу, то на всю жизнь. До сих пор к нему ездят старые товарищи — председатели колхозов и совхозов, главные агрономы со всей области. А еще — вы не поверите! — к нему приезжают одноклассники! Нет, конечно, они не выходят на сайт Одноклассники.ру, они просто созваниваются по мобильному и приезжают. На втором этаже своего дома Владислав Андреевич сделал столовую специально для гостей. Шутка ли — то двадцать человек одновременно приедут, то тридцать. И это в семьдесят-то лет!

— У меня друг был Трофим Мадьяров, агроном, — рассказывает Владислав Андреевич. — Телефонов сотовых не было тогда, соединяли нас через диспетчера Петрова. Я звоню и говорю: «Передайте Мадьярову, пусть едет на встречу. Место он знает». А у нас было заветное место — озеро Улан-Хартой. Красота необыкновенная! Утки, гуси, даже черные лебеди там гнездились. Мы там встречались у старой валежины. Закуска с собой, бутылочка. Отдохнуть где-то же надо. В нашей глухой деревне ни ресторанов, ни кафе не было. А вот место у старой валежины нас часто выручало.

Про орден

Был в жизни главного агронома случай, когда он спас человека. От публичного позора. Объезжал Раковский на своей машине колхозные поля. Вдруг видит: новенький комбайн К-700 идет по полю как пьяный бык — из стороны в сторону его заносит.

— Ну, я думаю, наверное, тракторист пьяный! Подъезжаю к нему, выволакиваю из кабины — точно, пьяный в дым. Я наорал на него, пинка под зад дал и выгнал с поля. Тот, шатаясь, побежал в деревню. А мне-то что делать? Пахать надо, план горит. Сел за штурвал комбайна сам. А поле огромное: четыре километра в одну сторону, четыре — в другую. Солнце палит, жара несусветная. Злость у меня быстро прошла, я уже стал себя ругать — зачем мужика выгнал? Он бы протрезвел и допахал бы это поле до вечера, — рассказывает Владислав Андреевич. — Выручил меня охотник. Местный пенсионер убил лису и вышел прямо возле меня. Помню еще, что лиса рыжая-рыжая. Я его спрашиваю: «Машину водить умеешь?» Он говорит: «Да!» Я ему отдал свою, а сам вечером приехал на комбайне. И поставил его на тракторный стан, а сам никому ни слова не сказал, как дело было.

На следующий день из сельсовета известие: тракторист, который вчера пьяным сел за К-700, награжден орденом Трудового Красного Знамени! Он вечером пришел к главному агроному:

— Орден это твой. Если бы ты на меня донес, не видать бы мне награды как своих ушей. А выяснилась простая вещь: к трактористу этому родственники приехали. Он по национальности бурят, а у бурят не принято отказываться от угощения, если близкий родственник угощает. А так он пьяницей никогда не был, а, наоборот, отличался упорством и большим усердием.

Про огород

— В этом году мы накопали картошки больше тонны, по 700 центнеров с сотки получилось, — говорит Владислав Раковский. — Две машины капусты вывезли с огорода. Козы, индюки, куры капусту хорошо едят. Ведрами огурцы и перцы собираем. Помидоров очень большой урожай. Хорошо, что у нас подвал просторный, есть где урожай хранить. Да и детям всегда отдаем сколько возьмут. Мы в магазин два раза в месяц ходим, у нас все свое. И молоко, и яйца, и мясо, и овощи с огорода.

Разруха и беспорядок, которые нынче творятся в колхозах, Владислава Андреевича раздражают. Он знает, где, в каком колхозе, под каким забором лежит никому не нужная сеялка и где ржавеет трактор. Все помнит, обо всем беспокоится. Но он уверен, что сельское хозяйство поднимется с колен.

— Мой сын Игорь говорит: «Династия агрономов на тебе, батя, прервалась», — рассказывает Владислав Раковский. — Как это так — работать в полную силу и тысячу рублей в день не зарабатывать? Я считаю, в нашем сельском хозяйстве периодов много было всяких. Но разум всегда побеждает. Все равно наступит время, когда свежие и натуральные продукты будут цениться больше, чем тряпки и пластмассовая техника. В теплом Алтайском крае 3 центнера пшеницы с гектара собирают, а в колхозе, где я работал, собирали по 60! Так что когда-нибудь сельское хозяйство придется возрождать и в Иркутской области.

Метки:
baikalpress_id:  29 062
Загрузка...