Стыдно быть бедным

«Бедность — это состояние души, а не кошелька», — утверждает кандидат психологических наук, член-корреспондент Международной академии психологических наук, доцент, заведующий кафедрой социальной психологии факультета психологии Иркутского государственного университета Сергей Анатольевич Бышляго.

Жить в бочках

— Сергей Анатольевич, что это за чувство — стыд за свою бедность?

— Самое интересно, что бедность — вообще-то понятие не психологическое, а социальное. Когда мы начинаем сравнивать себя с другими и если это сравнение не в нашу пользу, тогда рождается чувство неполноценности. Вольтер сказал: «Не бедность невыносима, а презрение. Я могу обходиться без всего, но я не хочу, чтобы об этом знали». Человеку для жизни ведь немногое нужно, но социум диктует условия и определяет нашу планку. Мы все, в принципе, могли бы быть Диогенами и жить в бочках, но мнение окружающих определяет уровень нашего самосознания: если я сам себя считаю бедным, то я им и буду. Все познается в сравнении: я сравниваю себя с другими — у них есть то, чего нет у меня. Поэтому я думаю, что бедность — это состояние души, а не кошелька.

Лагерный закон

Альбина: «Я неожиданно осталась без работы, а на мне висят долги, кредиты. Работа была хорошо оплачиваемая, и то, что меня уволили, — полная неожиданность, я никак не могла такого предвидеть, иначе, конечно бы, не наделала таких долгов, теперь надо расплачиваться и срочно. Мой сын очень неплохо зарабатывает, но, когда дело дошло до того, что я попросила его меня выручить, он очень неохотно дал мне сумму, и то не всю, что нужно было, это такое унижение. У меня чувство, что меня предал мой же ребенок, я не думала, что он станет таким жадным по отношению к собственной матери, тем более что это все долги за вещи, которые я покупала в дом, для него же».

— Мы всегда, Альбина, надеемся на своих детей, поэтому проблема здесь даже не в вашей бедности, а в крушении ваших надежд. Вы надеялись, что ребенок поймет и поможет. Это разочарование, конечно. И поэтому все случившееся рассматривайте как повод для того, чтобы напрячься самой, а не ждать помощи от сына. Вот есть же такая штука: не верь, не бойся, не проси. Да, всегда нужно рассчитывать только на себя, на собственные силы. Хотя это лагерный закон, но кто нам поможет кроме нас самих, Альбина? Вот и не расслабляйтесь, не фиксируйтесь на том, что ваш ребенок не захотел делить с вами неприятности, а просто работайте, жизнь сразу наладится.

Самый наивный человек

Лариса: «После развода я вернулась в родной город, где не была почти двадцать лет. Живу сейчас с мамой, сын остался с отцом, у них там совместный бизнес, и вообще вся жизнь теперь у сына рядом с богатым папой, а нищая мама оказалась не нужна. Я ищу работу и пока хватаюсь за любую, но все равно еле свожу концы с концами, трудно начинать все с нуля, когда тебе больше сорока пяти.

Пробовала обращаться к бывшим знакомым, но здесь такое расслоение по размерам дохода! Богатые общаются только с себе подобными, и никто не хочет помочь, несмотря на то что в институте мы все дружили. Но времена дружбы миновали, каждый теперь за себя. После одной-двух встреч я больше и не встречаю никого из тех, с кем дружила в юности, так все изменилось. И это очень больно, потому что я обратилась к бывшим однокурсникам в трудную минуту, а помочь никто из них не захотел».

— Лариса, отношения с бывшими однокашниками — отношения неровные, потому что у вас уже нет общих интересов, и, значит, ждать помощи от чужих фактически людей может, наверное, только самый наивный человек. Если нет ничего общего, то отношения выстраиваются крайне непредсказуемо. В тех фирмах, которые я консультировал, большинство руководителей стараются взять на работу людей, которые не связаны родственными связями и близкими отношениями, чтобы исключить фактор влияния личности на процесс производства, да и на функционирование предприятия вообще. Чем больше, Нина, вы будете независимы от прежних отношений, тем сильнее и продуктивнее вы построите свою жизнь. Что было в прошлом, то там и осталось, не надейтесь на чудо, рассчитывайте только на себя.

Муж-тунеядец

Ольга: «У нас с мужем разное представление о том, как надо жить и как бороться с трудностями. Муж вырос в очень обеспеченной семье, у него никогда не было проблем, связанных с деньгами. А меня воспитывала одна мама, и мы жили очень скромно. Отец моего мужа хорошо помогал нам раньше, и с работой тоже, но сейчас отец на него обозлился, муж мне не говорит причины — из-за чего у них произошла ссора.

Он даже забрал у нас машину и вообще перекрыл кислород, у мужа теперь настоящая депрессия, он совершенно не умеет экономить и вообще жить так, как живет большинство, наоборот, тратит деньги как привык. Я не знаю, что делать. Он ждет, что они с отцом помирятся, но сам ему не звонит и поэтому даже работу не ищет, работаю только я, денег не хватает катастрофически. Я пробовала поговорить с мужем, и не раз, но он ничего не слышит, кричит, что был мне нужен, пока материально было все нормально, обзывает меня даже хищницей. Как я ни пытаюсь объяснить, что не в деньгах дело, а в отношении, он все равно стоит на своем».

— Вся проблема, Оля, заключается именно в вашем муже. Я понимаю, он лишился работы, семья лишилась достатка. Но это же не повод для того, чтобы еще и вас обвинять! И еще, вы сказали, что вам перекрыли кислород, но это все не так! На самом деле кислород каждый добывает для себя сам. И никто никому кислород никогда не перекроет, такая операция просто невозможна. Нужно рассчитывать только на свои силы, а не на любезность родственников. И я думаю, что исправление ситуации элементарно: вашему мужу надо выйти из депрессии и начать работать, в конце концов, вот и все. Хватит сидеть иждивенцем и устраивать жене истерики только за то, что она как-то не так реагирует на то, что у нее муж — тунеядец. И причем здесь, скажите мне, ваш свекор?

Ее жизнь, не ваша

Антонина: «Я одна воспитываю сына, и мы живем с мамой, еще есть старшая сестра, она очень хорошо зарабатывает и всегда помогала нам с мамой. У них с мужем предприятие, и они оказались хорошими бизнесменами. А сейчас сестра завела любовника, и, когда я возмутилась, что она мужа обманывает, она сказала, что я прихлебатель и не имею права ей советовать что делать. Такие слова говорила обидные по поводу своей помощи, что у меня даже сердце заболело. Я думала, что она искренне помогает, потому что у нее нет детей и она любит племянника, а сейчас вообще не понимаю, почему она так жестоко попрекнула нас своей помощью. Ведь то, что она дает деньги маме, — это же не подвиг, это не посторонний человек — ее родная мать, и мой сын тоже не чужой. Обидно очень».

— Тоня, вы не правы уже в постановке вопроса: вы зависимы от сестры, от ее мужа. А почему? У них своя жизнь, есть там любовник, нет любовника — это не ваши проблемы! Вас-то почему это беспокоит? Поймите, что отношения сестры с ее окружением — все-таки не входят в круг ваших забот и чаяний, это ее жизнь, а не ваша. Поэтому то, что вы решились что-то там советовать своей сестре, представляется мне совершенно бессмысленным занятием. При чем здесь сестра и ее любовники, если вы сами не в силах сделать хоть что-то для себя? Так что, Тоня, возьмите себя в руки, не надейтесь ни на кого и уж тем более не осуждайте.

Без гульденов, тугриков и шекелей

Дарья: «Извините, что пишу вам, постороннему человеку, но мне кажется, что только вы можете помочь мне. Я работаю в такой фирме, где приходится иметь дело с очень богатыми клиентами, а мы сидим на нищенских зарплатах.

 Я вижу, что платят в нашем обществе совсем не по уму и богатые — не те, кто хорошо учился и поэтому выбился в люди. Меня парень бросил, ушел к девушке, у которой отец большая шишка, он даже посмеялся надо мной, сказал, что рядом с таким, как он, должна быть и соответствующая девушка. Я теперь чувствую свою ненужность, хотя раньше мы строили планы и мечтали, и мне казалось, что это действительно правда — наши чувства. А все равно получается, что обеспеченные парни ищут девушек только среди таких же, как они».

— Вы, Даша, не правы в главном: если есть чувство, то оно не зависит от уровня достатка. Но это если по-настоящему любишь. А то, что ваш парень ушел от вас, — это как раз большое счастье, потому что это не ваша судьба, Даша. У этого человека другие стандарты и другие ориентиры. Я бы сказал, что он слишком примитивен, и дай Бог, чтобы вам встретился нормальный человек. Поймите, не все измеряется деньгами, все-таки где-то еще есть и чувства, и большие чувства. Представьте себе. А не заурядные меркантильные интересы. Будет, Даша, и на вашей улице праздник — без учета гульденов, тугриков и шекелей. Просто праздник как таковой. Поверьте, такое бывает. И не заморачивайтесь материальной стороной отношений.

С Ивановыми, Петровыми и Сидоровыми

— Сергей Анатольевич, понятно, что деньги во всем мире всегда распределялись по какой-то загадочной схеме: кому-то много и все, кому-то ничего или совсем мало. И что делать бедному, когда накатит на него приступ жалости к самому себе из-за того, что все так несправедливо устроено?

— Вот весь вопрос заключается именно в жалости к самому себе. Потому что еще древние латиняне говорили, что любое сравнение хромает, нельзя сравнивать себя с другими. Если вам комфортно, если вы чувствуете себя самодостаточно, то нельзя сравнивать себя с Ивановыми, Петровыми и Сидоровыми, у которых есть больше.

— А если не комфортно?

— А если не комфортно, тогда работайте над тем, чтобы стало комфортно, все, как всегда, очень просто. Потому что в основании бедности лежит лень. Чем больше мы работаем над ленью, тем более мы богаты, в том числе и материально.

Уважаемые читатели «Пятницы»!

У вас есть возможность заказывать темы следующих бесед

с психологом Сергеем Бышляго. Ждем ваших предложений и вопросов

по адресу редакции или телефону 27-28-28.

Метки:
baikalpress_id:  10 059
Загрузка...