Главный на пароме

От работы паромщика зависит жизнь всего поселка, кроме того, он в курсе всех дел в округе

Паром — единственный способ перебраться в Шаманку через широкий и глубокий Иркут. Есть, правда, еще подвесной мост, но по нему могут передвигаться только люди, для машин он не годится. Да и жители поселка, честно признаться, редко пользуются мостом, потому что паром ближе и удобнее. Паромщик Владимир Вахрушев — самый нужный человек в Шаманке. И хотя с ним работают трое его сменщиков, Владимир — самый опытный, он ходит на пароме уже три сезона. Паромщик рассказал корреспонденту «Пятницы» о тонкостях своей необычной работы.

Кто без очереди

Пока мы ждали паром на одном берегу, на другом стоял большой лесовоз, доверху заполненный бревнами, и несколько легковушек. Паром, медленно скользя от одного берега к другому, мягко причалил к деревянным мосткам, и лесовоз въехал на него, заняв сразу половину всего пространства.

— Этот паром принадлежит леспромхозу, — сказал нам паромщик Владимир Вахрушев. — Поэтому машины с лесом мы пропускаем вне очереди. Без очереди также идут машины скорой, милиции и МЧС, а потом — администрации поселка.

Пока мы разговаривали с паромщиком, он успевал подтягивать веревки, задавая нужное направление парому. От одного берега до другого через Иркут натянут толстый и очень прочный металлический трос. По нему движется металлическое колесо, к которому, в свою очередь, привязан паром.

В Иркутске подобные сооружения называли плашкоутами или самолетами. Когда еще не было построено ни одного моста через Ангару, от одного берега до другого ходил плашкоут. Переправа на нем занимала около сорока минут, но иркутянам это казалось очень быстро, поэтому они окрестили плашкоут самолетом. Паром в Шаманке переплавляет людей и машины всего за десять минут. И огромная заслуга в этом паромщика. Именно на нем все в округе и держится.

Спасая жизни

— Бывали случаи, когда только от парома зависела жизнь человека, — говорит Владимир. — Да и сейчас скорая бывает в Шаманке по два раза на дню. Пока мы переплавлялись на правый берег, на левом уже ждала серенькая машина скорой помощи из ЦРБ города Шелехова. Врач-педиатр отправился через Шаманку в соседний Куйтун, до которого девять километров, чтобы поставить детям прививки. «Без прививок дети не обойдутся, — сказал шофер скорой. — И, если бы не паром, мы бы в тайгу не попали. Куйтун у нас иногда так и называют «девяткой», потому что до него еще девять километров по тайге надо ехать».

— Однажды мой сын Дима разрубил себе руку электропилой, — рассказала жительница Шаманки Елена Петровна. — Никого не было дома, хорошо, что соседка Лариса услышала крики и вызвала скорую. Когда мой Димка подбежал к парому, на другом берегу его уже ждали врачи. Я в это время была в тайге. Встретиться с сыном мне удалось только после операции. Он несколько часов провел в реанимации, шестьдесят швов наложили, кое-как собрали разорванные сухожилия. Сейчас сын уже взрослый, сам водит КамАЗ, но всю жизнь помнит тот случай. Если бы не паром, все могло бы закончиться трагично.

Недавно перевозили на пароме скорую помощь для жителя Шаманки Николая. У него случился сердечный приступ прямо на покосе. Сын побежал на паром, просил подождать, пока приедет скорая. Благодаря тому, что все работали слаженно, жизнь Николаю удалось спасти.

— У нас ведь разные случаи бывают, — рассказывает паромщик. — Близко тайга, зверя много. Я вот на покос на свой пришел со старшим сыном, а все копны разворочены. Медведь уселся на копну и раскидал сено по всему сенокосу.

Три года назад в тайге медведь-шатун снял скальп незадачливому охотнику. Тот отправился на охоту с молодой лайкой, которая не учуяла медведя, сидевшего на дереве. Тогда тоже вызвали скорую (охотник был в тайге с друзьями), и она быстро приехала.

Сезонная работа

Владимир Вахрушев летом работает паромщиком, а зимой — кочегаром. Такие вот у него разные работы: одна связана с водой, а другая — с огнем.

— Иногда, бывает, так умаешься за день, сходишь с парома, а под ногами земля плывет, — рассказывает Владимир. — Паром — очень тяжелая машина. И работать на нем физически бывает тяжело.

Смотришь, как Владимир загоняет на паром тяжелые лесовозы и легковые машины, как расставляет их таким образом, чтобы всем места хватило, и удивляешься его спокойствию. На ольхонском пароме дело доходит до того, что в ход идут биты: люди за место на пароме готовы убивать друг друга. И паромщики там все издерганные, кричат на всех и каждого. Владимир всегда спокоен, и его настроение передается всем. Никто не спорит, не ругается, все терпеливо ждут своей очереди.

И это чисто деревенское терпение немало удивляет нервных горожан (они отличаются от местных шаманских жителей). Паромщик же за те два часа, что мы с ним плавали, ни разу не сорвался, не крикнул. Зато все время в движении. То наклоняется, чтобы снять петлю и налечь на руль-бревно, то тянет веревку, то ломом отпихивает паром, то расставляет машины. И так, словно заведенный, работает весь день.

— Хороший нам паромщик попался, непьющий, — говорят жители Шаманки. — Можно по пальцам перечесть паромщиков, которые так же вот добросовестно работали, хотя парому столько лет уже, даже не помним, когда его не было. Алексей Лукьянович Сологубик, литовец Пранас Барета, дядя Кеша Осипов — вот те паромщики, которых вся Шаманка запомнила.

Последние новости

Часто на пароме встречаются те, кто давно друг друга не видел. Начинают расспрашивать, как дела, как жизнь идет. Паром — как деревенский клуб, здесь можно узнать самые последние новости: у кого кто родился, кто помер, кто женился. Здесь же, на пароме, узнают, кто ягоду продает, а кто — мед. Невольно Владимир Вахрушев оказывается в курсе всех дел и событий. Да и его в Шаманке знает каждая собака, ведь он здесь родился, здесь школу закончил. Жена Оксана работает в леспромхозе, а трое сыновей: Женя, Юра и Саня — учатся в местной школе. Правда, старший Женя уже окончил девять классов, а младший, Саша, только пойдет в первый класс.

— Надо детей поставить на ноги, поэтому вот и работаю паромщиком, — поделился с нами на прощание Владимир.

Метки:
baikalpress_id:  10 064