Охраняя периметр

Почему невозможно убежать из иркутских тюрем

Иркутская область является территорией, самой «густонаселенной» тюрьмами и заключенными. К счастью, большинство наших читателей сами никогда не сталкивались с системой исполнения наказаний. Поэтому все, что мы знаем о жизни по ту сторону колючей проволоки, почерпнуто из многочисленных фильмов, телепередач и книг. Что в них правда, а что нет, могут точно сказать только сами осужденные и сотрудники ГУФСИН. Специально для корреспондентов «Пятницы» сотрудники системы исполнения наказаний открыли завесу тайны над тем, как охраняются люди, которых государство решило изолировать от общества.

Одно из главных заблуждений непосвященного человека — то, что все, кто работает в колонии, надзиратели. Тем временем они делятся на несколько категорий. Есть и такие, кто с осужденными практически вообще не контактирует: и таких в зонах едва ли не большинство. Это сотрудники службы охраны. Они смотрят на зэков лишь с расстояния, но именно от них напрямую зависит, удастся ли побег из мест заключения, смогут ли с воли передать в колонию запрещенный груз. Эти люди никогда не заходят внутрь зоны. Их задача — следить за неприкосновенностью периметра исправительных учреждений.

— Раньше осужденных охраняли солдаты внутренних войск, — говорит заместитель начальника ГУФСИН по Иркутской области Сергей Козлов. — Это были простые ребята, только что окончившие школу. Конечно же, ждать от них высоких профессиональных качеств не приходилось. А сейчас охраняют сотрудники на контрактной основе. Все они уже прошли службу в армии и сделали свой выбор осознанно. Но для полного овладения всеми необходимыми знаниями им нужно пройти двухмесячные курсы в учебном центре. Главное качество сотрудника охраны колонии, как ни дико для многих это прозвучит, не бояться «применить оружие» по человеку. Караульные имеют право стрелять даже по беременным женщинам и детям, но только в случае их явного нападения. Подобное случилось недавно в кировоградской колонии для несовершеннолетних в Свердловской области.

У сотрудников охраны нет возможности общаться с заключенными. Они все время смотрят на них с расстояния. Поэтому караульным в экстренном случае будет легче открыть по ним огонь. К тому же сегодня многие зоны настолько оснащены аппаратурой, что заключенные практически постоянно находятся под видеонаблюдением.

— На территории Приангарья в настоящее время находятся в неволе около 20 000 человек. Наш регион является одним из самых в этом плане «густонаселенных» по стране, — рассказывает Сергей Козлов. — У нас отбывают наказание и гости из других регионов. Например, из Тувы (таких около 900 человек. — Авт.), есть малолетние преступники из Бурятии, в колонии № 3 сидит очень много осужденных из Москвы. Судьба забрасывает в иркутские колонии даже жителей Краснодарского края. Но основная масса — из Иркутской области. В другие регионы отправляют только тех, кому оставаться здесь противопоказано из режимных соображений. Один из таких — бандит Скрипник, которого по этапу увезли в колонию далеко от родных земель.

Какие бывают тюрьмы

* В общей сложности на территории области насчитывается около 30 исправительных учреждений.

* Среди них две женские колонии общего режима в поселке Бозое. Закон не позволяет содержать женщин в строгих условиях.

* Есть и детские колонии, например ангарская воспитательная.

* Кроме этого у нас есть колония № 3 для бывших работников правоохранительных органов.

* Раньше у нас была и самая строгая по режиму тулунская тюрьма. Там содержались отъявленные преступники. Они постоянно находились в закрытом пространстве, даже гуляли не на улице, а в специальных боксах с зарешеченным небом над головами. Но после того как девять лет назад из тулунской тюрьмы был совершен побег четырех заключенных и погиб сотрудник охраны, это учреждение переформировали в следственный изолятор. Так что сейчас тюрем на территории Иркутской области больше нет.

* Самое строгое учреждение в регионе — ИК № 25 в Вихоревке. Там особый режим — заключенные (в основном убийцы, насильники и бандиты. — Авт.) содержатся в камерах, со всеми вытекающими отсюда условиями быта.

Конец иллюзий

В 27-й колонии (туберкулезная больница в Вихоревке. — Авт.) осужденный Трофимов 12 мая 2001 года пытался перелезть через основное ограждение «на рывок» (то есть быстро, не задерживаясь, через забор уйти на волю. — Авт.). Начальник караула применил оружие на поражение. Осужденный получил смертельное ранение. Когда Трофимова, истекавшего кровью, заносили в зону, его увидела девушка, до этого полгода добивавшаяся, чтобы ее взяли в колонию охранницей. Шокированная караульная сразу написала рапорт об увольнении.

Самые известные заключенные

На территории Иркутской области в разное время отбывали наказание:

* Феликс Дзержинский, содержался в Александровском централе и сбежал оттуда;

* Александр Колчак (Иркутский следственный изолятор);

* Лидия Русланова, после иркутского СИЗО была отправлена в Тайшет.

Самая массовая попытка побега

Она произошла 8 февраля 1999 года. Из 25-й колонии в Вихоревке под предводительством осужденного Горлова (после этого его приговорили к пожизненному заключению. — Авт.) шестеро заключенных сделали подкоп (длиной более 50 метров, глубиной — больше 3 метров. — Авт.) из промышленной зоны на дачный участок. Подкоп был отлично замаскирован, песок из него они добавляли в шлакоблоки, которые там же и производили, часть земли смывали в душ. Все семеро были задержаны.

Загрузка...