Коснулось всех

Мэр Иркутска Владимир Якубовский:

— Во время землетрясения я находился в своем рабочем кабинете. По иронии судьбы, в 11 часов в мэрии города должно было состояться заседание комиссии по чрезвычайным ситуациям (КЧС), где хотели обсуждать вопрос о готовности образовательных учреждений города к новому учебному году. Но стихия внесла коррективы в эти планы. Совещание отменили, а всех сотрудников городской администрации попросили покинуть здание до 14 часов. Но я рабочие планы менять не стал. К 12 часам отправился на открытие общественной приемной, затем провел заседание комиссии по чрезвычайным ситуациям, потом прием граждан. Ближе к вечеру состоялось еще одно заседание КЧС, после которого я совершил объезд города.

Виктория Калашникова, директор конкурса красоты «Мисс Иркутск», коммерческий директор модельного агентства «Академия красоты»:

— Землетрясение застало меня в офисе во время важного совещания — заседания оргкомитета конкурса красоты. И хотя наш офис находится на первом этаже и стены достаточно толстые, но подземные толчки мы прочувствовали во всей силе. Валентина Павловна, наш гендиректор, организовала эвакуацию всех на улицу. Совещание, естественно, пришлось перенести на другой день. Возможно, это и к лучшему, потому что после такой встряски у всех появились новые оригинальные идеи и мы расцениваем все, что случилось, как добрый знак.

Директор Музея истории города Иркутска Ирина Терновая:

— Я была на рабочем совещании в Управлении культуры. Ощущения были достаточно неприятные, но паники у людей не было. Все спокойно покинули помещение и вышли на улицу. Честно говоря, больше всего волновалась за наш музей. К большому счастью, ни один экспонат не пострадал, ничего не упало, не разбилось.

Главный врач ангарского роддома Александр Городской:

— Я толчки не почувствовал и обо всем узнал от знакомых, так как в это время ехал по Байкалу на теплоходе «Комета», недалеко от острова Ольхон. Пациентки же нашего роддома были эвакуированы вместе с детьми. Для них были выделены автобусы, в которых они находились несколько часов. Кстати, одна из женщин была эвакуирована прямо из родильного зала. Уже на улице она родила мальчика. По оценкам медиков, роды прошли нормально, малыш здоров. Марина Кулькова, заведующая терапевтическим отделением областной консультативной поликлиники:

— Я была на рабочем месте, как раз подошла к столу, и меня начало бросать из стороны в сторону. Первые мысли были — встать в дверной проем или на окно залезть. А в следующее мгновение уже понимаешь, что нужно эвакуировать пациентов. Они не хотели покидать поликлинику, но в итоге все-таки всех вывели... Руслан Проходовский, директор спорткомплекса «Труд»:

— В момент первого толчка мы с коллегами поднимались по лестнице Дворца спорта, нас было человек пять, и мы бурно обсуждали какую-то спортивную тему. И тут загудело, затрясло, будто реактивный самолет летит прямо над головой. Я сказал: «Землетрясение — выходим». Мы вышли на стадион и оттуда наблюдали за тем, что происходило вокруг: стеклопакеты во Дворце спорта вибрировали как бумажные, а прожектора раскачивались, как мачты во время бури. Сергей Язев, директор астрономической обсерватории ИГУ:

— Я был в поликлинике, когда тряхнуло. Пол под ногами ходуном заходил, все всполошились, но надо отдать должное — помещение поликлиники все пациенты вместе с врачами и медсестрами покинули организованно. Уже на улице мы ощутили новый сильный толчок. Когда стояли во дворе, раздался сильнейший грохот! С крыши соседнего двухэтажного дома посыпались кирпичи. Вначале я оценил землетрясение в пять баллов. Страха у меня не было. Я знаю, что обычно при землетрясениях бывает два толчка. По земной коре во время этого явления идут две разные волны — продольная и поперечная, у них разная длина, поэтому первый толчок обычно сильнее второго. Одна волна пришла раньше, другая — чуть позже. Меня сильно удивило то, что закрылись все учреждения. Почему? Ведь землетрясения больше не ожидалось.

Владимир Тихонов, директор этнографического комплекса «Тальцы»:

— Я ехал в «Тальцы» на своей машине и никакого землетрясения не заметил. Когда уже приехал в музей, сотрудники встретили меня с ужасом: «Неужели вы не почувствовали никакого землетрясения?» Я сразу бросился осматривать экспонаты. К счастью, никаких разрушений в постройках не обнаружил. Сразу вспомнилось, как девять лет назад развалились жерди на крыше юрты. На этот раз все сооружения выдержали толчки, и я был этому рад.

Метки:
Загрузка...