Чего нам ждать

Ученые рассуждают о возможности повторения землетрясения в Иркутске

«Пятница» связалась по телефону с крупнейшим российским ученым-сейсмологом, заведующим лабораторией континентальной сейсмичности и прогноза сейсмической опасности Института физики Земли РАН им. О.Ю.Шмидта, ученым секретарем научного совета по проблемам сейсмологии РАН, членом редколлегии журнала «Вулканология и сейсмология», национальным представителем России в Европейской сейсмологической комиссии, доктором физико-математических наук Алексеем Дмитриевичем Завьяловым.

— Алексей Дмитриевич, у нас здесь активно подвигается гипотеза о том, что разрушительное землетрясение в Китае и то, что происходит сегодня в Иркутске, это события одной природы. Говорят, что вся система вышла из равновесия и так будет продолжаться, пока она не разрядится. Сейсмическая активность будет нарастать, магнитуда с каждым разом будет увеличиваться, и, вполне возможно, разрушения коснутся и нашего региона.

— Я бы скорее не согласился с утверждением, что магнитуда может увеличиваться, — ответил Дмитрий Завьялов. — Чтобы делать такие выводы, нужно наблюдать за ситуацией в течение некоторого времени. За основным толчком обычно следуют более слабые толчки — афтешоки. И по их динамике можно сделать заключение, чего ждать в ближайшем будущем. Будут толчки сильнее или нет. Для этого нужно следить несколько дней.

— В ваших словах мало утешительного.

— Я и не собираюсь вас утешать. Что же касается связи между землетрясениями в Китае и на Байкале, она надежно не доказана. Хотя могу сказать, что Земля единая и, естественно, землетрясение в одном регионе каким-то образом воздействует на другие области. Идет волна разгрузки накопленных напряжений, и, конечно, добавки напряжений на соседние регионы будут зависеть от близости к эпицентру и от собственных накопленных напряжений. Какой силы будут новые толчки, никто сказать не может. Землетрясение — это как любовь, никто не знает, какой силы она будет. Земная кора устроена сложно.

— Что же делать простым обывателям? Смириться?

— Нужно переждать некоторое время. Один коллега писал, что убивает не землетрясение, а здания. Надо строить заведомо с таким качеством, чтобы они выдержали. Когда закладывали город Иркутск, никто не думал о сейсмической опасности. Только в 30-х годах впервые составили карту районирования. Здания стояли и стояли — хорошо они выдерживали каждое новое воздействие подземной стихии, но каждое из них уменьшает запас прочности. Поэтому городские власти должны произвести паспортизацию всех объектов: жилых, социально-культурного назначения, производственных.

Мы также связались с сотрудником Института земной коры СО РАН профессором, доктором наук Рудольфом Семеновым.

— В принципе, для нашего региона это невесть какое событие, — считает ученый. — Чуть выше рядового. Очаг находился недалеко от Иркутска, точно указать эпицентр пока невозможно, предположительно в акватории Байкала, на расстоянии 10—15 км от Байкальска.

— Тем не менее случилась паника... Люди не знали, как себя вести, что делать.

— Землетрясение предсказать невозможно. Они происходят внезапно. Есть инструкции, как себя вести: отключить электричество, газ и т. д. Мы в этом смысле стали отставать от Японии и Китая. Там вопросам безопасности уделят большое внимание. Кстати, 27 августа землетрясения были также и в Китае, и в Перу. Причем в Китае была повреждена плотина. В нашем регионе могут происходить и гораздо более сильные землетрясения — на Байкале. Собственно очагов в Иркутске нет. К нам приходят отголоски от очагов на Байкале или в Монголии.

Загрузка...