Апостол и Андрей

Супруги из Хужира воспитывают шестерых приемных детей и встречаются с противодействием со стороны властей

Супруги Ольга и Андрей Власовы из поселка Хужира, что на острове Ольхон, воспитали двух приемных детей. Когда дети выросли, решили взять еще четверых. Андрей мечтал вообще о десятерых малышах, но супруги столкнулись с большими трудностями. Оформить документы на опеку им никак не удавалось: пока одни справки соберешь, другие за это время успевают устареть. Потом целый год не выплачивали пособия на приемных детей, оправдываясь тем, что супруги Власовы знали, на что шли, вот теперь пусть сами и выбираются из безденежья. А последней каплей несправедливости стало то, что администрация Хужира отобрала у Власовых землю, на которую у них есть все документы. Вот и получается, что у нас по радио и в газетах призывают брать детей из детского дома, а на деле все оборачивается такими трудностями, что лишний раз задумаешься — а стоит ли с нашим государством связываться?

Дети разных народов

Когда я впервые увидела Андрея Власова, он развешивал на плетне только что постиранные простыни, пододеяльники и наволочки. Вокруг бегали довольно мелкие девчонки (причем среди белобрысых русских девочек была одна черненькая) и кричали:

— Папа! Папа!

— Видели бы вы их, когда мы их взяли из детского дома, — рассказывал Андрей. — Они были очень забитыми, отставали в развитии. Трехлетние дети выглядели на год младше. Все старались покрепче ухватить меня и мою Ольгу за руки и никак не отцеплялись, как будто боялись, что мы уйдем и оставим их. Где-то год никак не могли наесться: даже после обеда хватали куски. А сегодня я уже отругал их за то, что они кидались конфетами. У нас полный холодильник продуктов. А еще они быстро освоили всю бытовую технику. Сами включают телевизор, сами переключают программы. Стиральная машина, утюг, музыкальный центр — все это им теперь знакомо.

Самым большим событием в доме Власовых был тот день, когда младшая Вера заговорила. Она два года молчала, только глаза выдавали то, что она все понимает.

— У нее была игрушка, мы ее звали Поросюшка, — рассказывает Андрей. — Она, видимо, не могла осилить сразу все звуки, поэтому сказала: «Потютя!» Она стала так называть и собачку нашу, французского мопса. Мы думали-думали, какое же имя ему придумать, а Верунька сразу сказала на него: «Потютя!» Так он и стал Потютей.

Мопса и еще одну маленькую собачку Андрей взял для детей: они теперь играют с этими ласковыми собачонками.

— Старшие уже выросли (дочери двадцать три, а сыну семнадцать), вот мы и решили взять себе еще четверых, — признался Андрей. — Я ведь поначалу хотел десятерых взять, да и этих-то кое-как нам отдали. Документы собирали целый год. Пока одни справки соберешь, другие устареют. Приходилось все по новой оформлять. Волокита была страшная! Уже после того, как мы взяли на воспитание еще четверых приемных детей, нам год не выплачивали на них ни копейки.

Так целый год Власовы прожили без денег. Потом в суд подали, и как только дело дошло до суда, деньги тут же выплатили. А о том, что им положены субсидии, скидки на дрова, на квартплату, никто и слышать не хочет. — Нам в администрации поселка говорят: «То, что вы взяли детей, — это ваше решение. Мы тут ни при чем, и ничего мы вам не должны», — сокрушается Андрей.

Без земли

Но это еще не все трудности, с которыми столкнулись Власовы, взявшие на воспитание шестерых детей. У Андрея и Ольги была земля в Хужире, целых шестьдесят две сотки. Когда-то на этой земле был у них огород. Теперь землю отобрала администрация поселка. Хотя все документы, все подписи на этот участок у Власовых есть.

— Отобрали у нас землю! — чуть не плача говорила мне Ольга по телефону. — А мы хотели детям там дом выстроить. Ведь квартиру в городе мы купить старшим не можем.

Меня очень удивило, что Андрей поначалу очень настороженно меня встретил.

— Да я думал, что вы из опеки, — сказал он. — По два раза в месяц нас навещают, все контролируют. Весь поселок, всех соседей и даже туристов расспрашивают, как мы тут к детям относимся, не бьем ли их. А то, что раз в магазин сходить — тысячу рублей надо, чтобы покушать купить, это никого не волнует.

Интересно, что живут Власовы в маленьком поселке Хужире, где все друг друга знают. Прекрасно знают и старших детей Власовых, которых супружеская пара уже вырастила и на ноги поставила. Дети — такие же трудяги, как и Ольга с Андреем. Не алкоголики, не наркоманы. Они выросли порядочными людьми. Так за что же Власовых так проверяют, почему же им деньги на детей год не выплачивали?

— Чтобы прокормить детей, мы с Ольгой крутимся как можем. Летом пускаем к себе жить туристов. Зимой я на лесопилке работаю. У меня маленькая лесопилка есть, я никогда не делаю так, как те, у кого большое производство. Сейчас сплошь и рядом вершинник не берут, комли бросают, выбирают лишь середину дерева. У меня все в ход идет. Я после себя участок чистым оставляю, никаких брошенных веток и вершин.

У Власовых есть большой огород, засаженный картошкой, есть корова, бычок и телочка. Все это требует ухода, но без хозяйства с такой оравой детишек не прожить.

Зачем им это надо?

Конечно, возникает вопрос: зачем супругам Власовым все это надо? Жили бы себе спокойно, и не было бы этой войны за пособия на детей, за землю. А сколько забот бы убавилось! Ведь детей накормить, обуть-одеть надо. Четверо еще совсем маленькие, поэтому Андрей их в обед спать укладывает.

— Я думаю, что это моя судьба, — признается он. — Я бы мог раскрутиться, разбогатеть, но выбрал совсем другое, я смирился со своей долей. Ведь главное в жизни не деньги, не богатство, а человеческие отношения. Я этим ребятишкам свою любовь отдаю, заботу, а взамен вчетверо больше любви и ласки получаю. Человеку необходимо, чтобы его кто-нибудь любил, чтобы он был кому-то нужен.

Андрей не раз бывал в клинической смерти. Однажды в Иркутске в больнице сердце прихватило. Он лежал в коридоре на кушетке, и вдруг все так сильно заболело, что мочи не было дальше терпеть. Он вышел из своего тела и вдруг увидел сверху больничный коридор: себя, лежащего на кушетке, и врачей, бегущих к нему из операционной. «А мне было так хорошо, свободно. И ничего у меня уже не болело, — рассказывает Андрей. — И вдруг они поставили прямо в сердце укол какой-то синьки, и все опять сильно заболело, я снова почувствовал свое тело».

А второй сердечный приступ случился уже дома, в Хужире. Вот так же сердце прихватило, и Андрей вдруг увидел, как на облаке плывут к нему апостолы. Все ближе и ближе, все сильнее был звук, с которым двигалось это облако.

— Они хотели меня забрать с собой. Но апостол Андрей, чье имя я ношу, сказал: «Нет, его время еще не пришло. Пускай детей вырастит, а потом уж мы его заберем», — рассказывает Андрей. — Ну вот я и думаю, что моя миссия на земле еще не закончилась. Каждый человек для чего-то на эту грешную землю приходит. И у меня много грехов. Но я знаю, что Бог есть, что апостолы со мной. Я ведь с Богом каждый день разговариваю.

Вопрос о земле

По словам Андрея и Ольги Власовых, они владеют участком земли в Хужире площадью 62 сотки уже на протяжении 23 лет. У них есть свидетельство, заверенное хужирской администрацией в 1988 году. Есть и квитанции об оплате за эту землю. Каждый год на своем участке Власовы сажали картошку, пока администрация поселка не запретила это на основании того, что на участок не оформлены документы.

В соответствии с новым Земельным кодексом, старые документы необходимо переоформить — для этого требуется решением поселковой администрации присвоить участку Власовых адрес. Но теперь та же администрация, которая отдала участок земли в постоянное владение Власовым в 1988 году, не дает возможности переоформить документы. Земля в Хужире дорогая, поэтому решено Власовым их участок не возвращать. Мы обратились за помощью в Департамент по опеке и попечительству Иркутской области к начальнику Татьяне Ивановне Плетан. Рассмотрев все документы, сотрудники департамента пообещали помочь разобраться в этом вопросе.

Ольга и Андрей Власовы решили подать заявление о возвращении земли в областную прокуратуру, так как администрация поселка Хужира навстречу многодетной семье идти не хочет. Мы пытались связаться с администрацией поселка, но, услышав, о чем идет речь, на том конце бросали трубку.

Что говорят чиновники

Елена Стоянович, заместитель начальника Управления демографической политики опеки и попечительства Иркутской области по Иркутскому, Ольхонскому, Качугскому и Жигаловскому районам:

— Полномочия по выплате пособий на детей переданы нами соцзащите по Ольхонскому району. Управление социальной защиты населения поселка Хужира и должно было выплатить все причитающиеся пособия. Я помню ситуацию с семьей Власовых. Нам было направлено письмо от этих родителей с просьбой разобраться в этом вопросе, и после письма соцзащита, насколько я знаю, выплатила все пособия. Что касается невыплаты субсидий на дрова и другие коммунальные нужды, эти вопросы находятся в ведении администрации поселка Хужира. Если есть проблемы у семьи Власовых, пусть к нам приезжают, мы поможем им составить исковое заявление. Мы обязаны оказывать помощь таким людям по всем правовым вопросам. 

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments