Десять лет дефолту

Десять лет назад, в августе 1998 года, Россия пережила мощный финансовый кризис, который почувствовал каждый из нас. В стране творился полный хаос — цены на товары менялись по нескольку раз на дню, люди теряли сбережения, которые копили годами, частные банки и предприятия объявляли себя банкротами. Именно тогда многие россияне впервые услышали слова «дефолт» и «девальвация».

Встряска на пользу

Стоит ли нам опасаться нового кризиса? На этот и другие вопросы мы попросили ответить начальника отдела торговых операций Иркутского филиала финансовой группы БКС Олега Чихладзе.

— Олег Зурабович, как лично на вас отразился кризис десятилетней давности? — Я тогда был студентом, поэтому терять особо было нечего. Мои родители и друзья остались в выигрыше. Родители — потому что занимались торговлей и, когда случился кризис, продали товар дороже, чем планировали. А большинство знакомых в тот момент стажировались в инвестиционных компаниях, поэтому новости о приближающемся кризисе узнали одними из первых и успели вовремя купить доллары.

— В чем, на ваш взгляд, заключались причины августовской катастрофы?

— Она стала назревать сразу после развала Советского Союза. В СССР облигации были такие же, как и у США, — высшей степени надежности. Но началось разграбление страны, неудачные экономические реформы, и со временем они превратились в мусор. В итоге это и вылилось в кризис августа 1998 года. Кстати, в России существует путаница между понятиями «дефолт» и «девальвация». Многие говорят, что пострадали от дефолта. Но на самом деле это явление происходит и на рынке, и в жизни регулярно — невозврат долгов. Дефолт может быть суверенным, когда с долгами не может расплатиться государство, что и случилось десять лет назад.

Бывают также дефолты корпоративные — невозвращенные долги у предприятия и технические — не успели собрать нужную сумму вовремя. Даже в жизни мы наблюдаем постоянный дефолт — долги перед соседями и друзьями. Девальвация же — резкое обесценивание валюты. Именно по этой причине многие россияне тогда в одночасье стали бедными. Но в целом России эти события пошли на пользу. Они явились не только хорошей встряской, но и своеобразной точкой, перешагнув которую страна стала выходить на стабильное финансовое положение.

— Стоит ли нам опасаться повторения крупных финансовых кризисов?

— Это может случиться, если цены на нефть упадут, будут долго держаться на низком уровне, а правительство при этом не найдет никаких правильных экономических решений. Но пока нефтяные цены заоблачные, денег в государстве накоплено много, а долговая нагрузка на Россию за последние годы сильно снизилась. Поэтому я остаюсь оптимистом, думаю, что в ближайшие десять-двадцать лет крупные финансовые потрясения нашей стране не угрожают. Другое дело, что при имеющемся запасе прочности необходимо модернизировать экономику в стране.

Пока она у нас не самая эффективная. Правительство смотрит на это сквозь пальцы, а население все прощает государству, потому что живет достаточно богато. Сейчас мы вернулись к докризисному уровню экономики. Если ее грамотно модернизировать, то Россия, несмотря на жесткую конкуренцию с другими странами, имеет все шансы занять лидирующее место на мировом рынке. Если оставить все как есть, года через три может начаться ослабление рубля по отношению к доллару. Правда, идти оно будет плавно, безболезненно. Резких скачков, думаю, опасаться не стоит.

— В какой валюте порекомендуете хранить сбережения нашим читателям?

— Смотря для какой цели они нужны. Если хотите получить прибыль, покупайте акции или открывайте свой бизнес. Если цель — просто сберечь накопления, делайте банковские вклады. В ближайшие полгода можно смело делать рублевые вклады, потому что цены на нефть по-прежнему высокие. Потом все-таки лучше перевести рубли в доллары.

Метки:
baikalpress_id:  9 993