Как выжить фермеру?

В пятистах километрах от Иркутска наперекор людям и волкам пытается выжить семейное фермерское хозяйство Людвигов

Фермер из Заларинского района Алексей Петрович Людвиг регулярно привозит на иркутский Центральный рынок свежее мясо. Последний раз привез и сдал восемь быков. Говядина из Пихтинска пользуется у иркутян повышенным спросом, потому что мясо это не из морозильной камеры и ему не десять лет, как замороженному мясу из Китая, Канады или Франции. Пихтинское мясо — это экологически чистый продукт. Но выживет ли это фермерское хозяйство, затерянное среди глухой тайги, — это еще вопрос.

Волк повадился к овцам

Алексею Людвигу всего тридцать четыре года. Он молодой фермер в поселке Пихтинске, что на юге Заларинского района. К своим тридцати четырем годам он обзавелся немаленькой семьей: у него красивая жена Елена (заведующая местным клубом) и трое ребятишек — тринадцатилетний Дима, шестилетняя Света и годовалый Петр. Молодые семьи в большинстве своем давно выехали из таких глухих таежных деревень. Развлечений тут, прямо скажем, немного: есть клуб, а дома телевизор, который, впрочем, Людвигам все равно смотреть некогда.

Но Алексей и его семья покидать родные места пока не собираются, хотя порой бывает обидно до слез — другие вот не горбатятся с утра до ночи, а зарабатывают куда меньшими усилиями на хлеб с маслом в городе.

— Встаем каждый день в шесть тридцать, ложимся в час, в два, — признается Елена Людвиг.

Рабочий день пихтинских фермеров начинается с кормежки скота. У Людвигов пятнадцать лошадей, восемьдесят голов крупного рогатого скота и двадцать пять овец. Вот недавно купили быка племенного и племенных телок — пошли племенные, породистые бычки, а тут новая напасть откуда не ждали:

— Волк повадился резать овец, — жалуется Алексей. — И сторожа вроде бы есть, да не помогает ничего. Когда овцы заревут, уже поздно бывает. Серый разбойник прокрадется в загон, зарежет одного-двух ягнят и уберется восвояси, только его и видели.

Надо браться за ружье, ведь волки в Пихтинске не редкость. Бывает, что попадется матерый волчище на мушку, но сколько он еще успеет овец перерезать — один Бог знает.

— Придется, видать, овец всех продать, пока еще целые, — вздыхает Алексей Людвиг.

Хорошо, что поддерживают близкие. У Алексея отец Петр Мартынович — бывший председатель колхоза, потомственный крестьянин. Поэтому помогает сыну словом и делом, хотя основная нагрузка в фермерском хозяйстве все-таки падает на сына Алексея.

Как сняли председателя

Хотя уже прошло десять лет, Петр Мартынович Людвиг до сих пор вспоминает об этом с внутренним содроганием. В 1992 году, когда кругом начался повальный распад колхозов, он решил организовать свое хозяйство, отделившись от совхоза «Пихтинский». Как бы наперекор стихии, против течения решил плыть. Подумал — люди есть, рабочие руки тоже, техника от совхоза кое-какая осталась.

Дело за малым, надо просто грамотно все организовать. Но оказалось, что одного желания мало, нужно еще, чтобы другие так же хотели работать, как и ты. А ведь распад и развал начались не в колхозах, а в умах людей. Очень быстро появились те, кто работать не хотел, а пить каждый день их упрашивать не надо было. Зависть появилась и тому подобные «сопутствующие» каждому новому делу обстоятельства.

— Как-то я поехал в район, — рассказывает Петр Мартынович, — возвращаюсь, а мне жена говорит: «Ты уже не директор совхоза!» Собрались пять человек и проголосовали против моей кандидатуры. Утром прихожу на работу, а мне устроили головомойку. Рассказали, что я о людях не думаю, а только о себе. В общем, я столько нового о себе узнал, даже страшно стало.

Пришлось смириться с тем, что дело, заново организованное и налаженное, ушло в чужие руки. Хотя из депрессии выйти было непросто. «Хорошо, что дети были взрослые, — вспоминает Петр Мартынович. — Алексей тогда сказал: «Не переживай, батя, как-нибудь справимся».

Это был хороший урок. Через год те же самые люди пришли в сельхозуправление и стали просить, чтобы Петра Людвига им снова поставили директором... Когда в 2000 году он решил организовать фермерское хозяйство, то к подбору кадров относился уже более серьезно. Если в совхозе когда-то работало 130 человек, то к этому времени трудоспособного населения в Пихтинске осталось полсотни человек. Сколотили бригаду из самых работящих, но и ей недолго пришлось существовать. В конце концов осталась только своя семья: отец Петр Мартынович и сын Алексей. Пенять не на кого, кивать друг на друга тоже не будешь. Впряглись и повезли.

Чтобы была отдача

В декабре прошлого года «Российское аграрное движение» проводило конкурс на лучшее фермерское хозяйство. Фермеры Людвиги вошли в десятку лучших фермерских хозяйств Иркутской области. А ведь еще за год до этого Алексей Людвиг хотел вообще бросить все и переехать в город.

— Идешь по деревне, и все тебе завидуют: «А-а, вот он богач, у него деньги есть», — рассказывает Алексей Людвиг. — Но если я прошу кого-то наняться ко мне на работу, мне предлагают немыслимые условия: «Плати тысячу в день, и я буду на тебя работать».

Откуда у сельчан такие запросы? Да все очень просто. Уже лет десять они валят лес. Зиму поработаешь — и год живешь безбедно, потому что лес-то, он ничей, бесплатный. А платят за него прилично — вот откуда тысяча в день. Даже если платишь гаишникам на постах при въезде в город, все равно деньги от продажи дармового леса остаются бешеные. Мужики, которые не пьют, а лесом промышляют, все на своих машинах ездят, детей в городах учат. Кто же пойдет к фермеру на тяжелые работы? Так, глядишь, в области скоро совсем леса не останется.

— Те, кто не валит лес, просто пьют, — вздыхает Петр Мартынович, — поэтому найти в деревне рабочую силу большая проблема. А самим обработать такие угодья и содержать такое количество скота просто немыслимо.

Сейчас у Петра и Алексея Людвигов 150 га пашни, 250 га покосов, восемьдесят голов крупного рогатого скота. Июль и август — горячая пора, самый сенокос, поэтому застать днем дома кого-либо из старших Людвигов почти невозможно. Нам повезло — мы их встретили на праздновании 100-летия Пихтинска. Петр и Алексей накормили всех гостей шашлыками из свежего мяса. Гости из Германии очень хвалили Людвигов: очень уж свежее и вкусное у них мясо. Свое, деревенское.

Если не будут расти цены на бензин, возможно, Людвигам и удастся получать прибыль со своего хозяйства. Спасибо государству — помогло купить два белорусских трактора МТЗ-82 (фермер заплатил всего тридцать процентов от стоимости), а одна такая машина стоит больше 600 тысяч.

Петр Мартынович выглядел именинником: хвалили дело его рук, наконец-то он дождался признания. «У меня ведь еще одна радость есть! — шепотом поделился он с нами. — У меня внук родился, Петром назвали. Я его четырнадцать лет ждал! Мой наследник растет...»

Метки:
baikalpress_id:  9 967