Заслужить одиночество

«Одиночество — это не тюрьма, это вершина», — уверен кандидат психологических наук, член-корреспондент Международной академии психологических наук, доцент, заведующий кафедрой социальной психологии факультета психологии Иркутского государственного университета Сергей Анатольевич Бышляго.

Одиночество лидера

— Сергей Анатольевич, что такое одиночество?

— Одиночество — это, наверное, обязательный атрибут человеческой жизни. Я думаю, что вообще-то одиночество — показатель нашего самосознания.

— Когда это чувство может возникнуть в первый раз, в каком возрасте?

— Чувство одиночества возникает в подростковом возрасте и достигает своего максимума в юношеском. Но если, допустим, подросток ощущает его скрытно и оно проявляется в чувстве тревоги, то в юношестве оно является подтверждением собственной исключительности, непохожести на других людей.

Одиночество — всегда антитеза стадному инстинкту, которое в человеческом обществе трансформируется в чувство общности, принадлежности к той или иной социальной группе. Значит, речь идет об одиночестве лидера. Лидер всегда одинок, потому что лидер придумывает те правила, которым сам не подчиняется.

Как только лидер начинает подчиняться самим собой придуманным правилам, он становится обычным человеком из толпы. Значит, одиночество — это ни хорошо, ни плохо, это судьба. Весь вопрос в том, как мы его переносим и как к нему относимся.

Только немногие люди способны воспринимать одиночество естественно и спокойно, над остальными все-таки довлеет этот стадный инстинкт: если я себя ощущаю одиноким, то я никому не нужен и погружаюсь в депрессию. Вот и начинаются проблемы — мне плохо, потому что я не востребован окружающими. По настоящему осознать все преимущества одиночества может только сверхдуховный человек, но, увы, схимников, пещерников и аскетов в нашей жизни единицы.

Одни слова

Нина: «У мужа была любовница, я все узнала сейчас, когда она уже уехала. Муж мне сказал, что все правда и если меня что-то не устраивает, я могу уходить. А куда уходить? В квартире, где я прописана, живет дочь с семьей, у нее двое детей и всего две комнаты. Снимать жилье? У меня и денег таких нет. Что делать? А мой муж еще больше меня стал презирать, что я осталась. Теперь живем — каждый сам по себе, я и на кухню стараюсь реже заходить, если он дома. Мы почти не разговариваем. Мы с ним 15 лет прожили, только отношения не регистрировали. Когда я дочери все рассказала, она промолчала».

— Нина, ключевое слово в вашей истории не «любовница», а «была». Была любовница, да уехала. Муж во всем признался, ну а вы, так скажем, заняли позицию, которая предполагает полное непрощение того, что было. Но последующих действий, насколько я понял, хоть и по объективным причинам, вы совершить не смогли. Понимаете, Нина, принцип, он на то и принцип, что, невзирая на обстоятельства, он должен быть реализован. А если нет действия, а есть одни слова, тогда и отношение другого человека будет вполне объяснимо и закономерно.

По сути, вся ваша принципиальная позиция и все ваше возмущение свелись к сотрясанию воздуха. Поймите, Нина, человек, ориентированный на результат, ищет способы. А человек, который вообще не знает, по большому счету, чего он хочет, жалуется на условия. Если вы действительно не в состоянии простить мужу измену и вам противно его видеть, сделайте тогда хоть что-нибудь. Ну не знаю, комнату снимите в общежитии, либо, если не хватает на это сил, измените свою столь «принципиальную» позицию к поступку мужа.

Больше пользы

Людмила Яковлевна: «Я с невесткой не могла найти общий язык, мы жили вместе, и я ей делала замечания, а ей не нравилось, что я поучаю. Мы несколько раз ссорились, но я не думала, что так далеко дело зайдет, потому что в семье всякое бывает и не стоит обращать внимание на пустяки. Тем более что я ей в глаза говорила, что мне что-то не нравится, а не за спиной. А она сына настроила, они уехали и внукам запрещают ко мне приезжать. Я один раз приехала сама к ним, но лучше бы этого не делала, потому что невестка со мной не разговаривала совсем, а внуки теперь от меня отвыкли, ходят к другой бабушке. И сын обижается, приходит, но редко».

— Людмила Яковлевна, но насильно мил не будешь, ведь так? И если исходно возникла антипатия, то ее очень сложно, практически невозможно, преодолеть. Вот чем отличается мастер от дилетанта в любом вопросе, в том числе и в межличностных отношениях? Умением делать паузу. Значит, и ваша задача сейчас — не навязывать себя, абстрагироваться нужно, т. е. жить собственной жизнью. Не хотят они с вами встречаться? И не надо. Не надо суетиться, ваша суетливость,

Людмила Яковлевна, оказывает вам медвежью услугу. Я понимаю, сердце матери, сердце бабушки, оно волнуется, но вы больше пользы принесете сыну, внукам и невестке, не мелькая у них перед глазами. Надо будет, а я думаю, что жизнь сложна и многообразна, они к вам сами придут для решения того или иного жизненного вопроса. Поймите, коль скоро симпатия не возникла на самом первом этапе, уважение к вам, если вы, конечно, этого захотите, будет формироваться постепенно, все теперь зависит только от вас, от вашей мудрости и умения решать конкретные, важные для вашей семьи вопросы.

Ниже плинтуса

Светлана: «Мне сорок лет, никогда не была замужем, встречалась долго, почти восемь лет, с женатым, но мне надоело все, мы расстались. Потом был еще человек, но он меня обманул, даже вспоминать не хочу его предательство, хотя прошло с тех пор четыре года. И сейчас никого, одна работа. А про меня многие говорят, что я симпатичная и выгляжу моложе своих лет, только никому не нужна».

— Каждый человек, Света, — худший враг самому себе. Ваша проблема в вашей мнительности и вашем богатом воображении. Я понимаю, что, дважды обжегшись, вы чрезвычайно занизили свою самооценку, вы уже вообще-то стали оценивать себя ниже плинтуса. Но вы и сама прекрасно понимаете, что не правы в своем отношении к себе. Тем более что окружающие другого мнения. Это же как себя надо не любить! Поймите, мир не зацикливается на двух негативных случаях, поэтому и постарайтесь просто забыть прежние разочарования, вот так — забыть, и все. И надо, Света, жить настоящим. Ведь если окружающие говорят, что вы симпатичная, то и возьмите это в качестве аксиомы и исходной точки для сегодняшней, а не для прошлой жизни.

Общепринятый диагноз

Валентина: «Я с первым мужем разошлась из-за полного взаимного непонимания, про такие отношения говорят: не сошлись характерами. Думала, во втором браке будет по-другому, но и второй муж — такой же эгоист. Он думает только о себе, своих интересах, стал очень невнимательным и грубым, хотя я замужем за ним только 5 лет. Как мне быть, я чувствую свою ненужность, потому что от меня требуются только стирка, обед, мытье полов, и все. Просто руки опускаются».

— Знаете, Валя, эти слова «не сошлись характерами», мне, как врачу, напоминают такой общепринятый диагноз — вегетососудистая дистония, который терапевты ставят, когда не знают настоящей болезни. Давайте все-таки исходить из такой аксиомы, что двух людей с одинаковыми характерами в природе вообще не существует. Все люди, по определению, абсолютно не сходятся характерами.

Тогда и назовем вещи своими именами: любви не было и в первом браке, и во втором, вы пока не встретили того человека, который зажег бы в вас это чувство. Я думаю, все у вас еще впереди, потому что хоть целенаправленно, хоть через тестирование, через поиск совпадений знаков по гороскопу еще никому не удавалось и не удастся найти своего человека. Все всегда происходит спонтанно и самопроизвольно. Поэтому не живите вы прошлыми обидами на первого мужа, не ищите недостатков во втором, а живите, просто живите, работайте, а чувство любви возникнет само собой.

Озаботиться вопросом

Татьяна: «Мне 37 лет, мужу сорок, еще не возраст, чтобы запереться дома, тем более что дочь взрослая, своя жизнь у нее. А муж с каждым годом как будто отдаляется, предпочитает вообще один все время проводить и компаний никаких не любит. Хотя у нас редко гости бывают. Но так же нельзя — один и один, мы же семья. Я учитываю его интересы, а он мои — нет, и в отпуск он не хочет никуда ехать, каждый год скандалы из-за этого, и я уезжаю одна, а он дома сидит и просит, чтобы его оставили в покое».

— Знаете, Таня, а я ведь чем-то напоминаю вашего мужа: меня тоже с места не сдвинешь, и компании я не люблю, и мне фактически сорок, ну сорок два, и я тоже предпочитаю одиночество. И что? И как с этим быть? Я думаю, что весь ваш вопрос упирается не в содержание, а в форму взаимоотношений. Поймите, если нет общих интересов, если нет стержня, который, собственно, и формирует взаимоотношения, тогда начинают бесить и индивидуальные пристрастия другого человека. Я советую вам озаботиться как раз вот этим вопросом: что вас, собственно, сближает с вашим скучным мужем-затворником? То, что вас разъединяет, вы объяснили, это я понял, а теперь сами задумайтесь об обратной, внутренней составляющей вашего брака.

В напряженном графике

Ксения: «Мы с мамой живем в разных районах города, далеко друг от друга. Я, конечно, навещаю ее, но сейчас возраст у нее дает о себе знать, болезни. Но она не хочет съезжаться, как я ее ни прошу. Она привыкла жить одна, отец мой давно умер. Раньше ее раздражали внуки, пока были маленькие, и сейчас она не очень охотно встречается с ними. Я понимаю, что такое привычная жизнь, но как ее убедить, что для нее же будет лучше, если мы станем жить все вместе».

— Ой, Ксения, вы ставите перед собой неразрешимую задачу. Человек является совокупностью привычек, а уж тем более — человек в возрасте. Он, по сути, своими привычками и живет. Чтобы, допустим, изменить его отношение к тем или иным вещам, требуются не просто усилия, требуются сверхусилия, и даже не факт, что они сработают. Поэтому я как-то без оптимизма отношусь к вашим намерениям съехаться с мамой. Но, как говорится, если гора не идет к Магомету, то Магомет идет к горе. Я думаю, что вам нужно найти время в своем напряженном графике и чаще навещать маму, ведь время, знаете ли, штука резиновая, его всегда можно растянуть, было бы желание.

Высшая благодать

— Сергей Анатольевич, стоит ли бояться одиночества?

— Нет, бояться, по большому счету, не нужно ничего. А люди по-настоящему развитые, в разных смыслах (духовном, интеллектуальном, личностном), воспринимают одиночество не как безысходность, со знаком минус, а как возможность вырваться из толпы и стать, как ни странно, по-настоящему счастливыми. Многие философы одиночество воспринимают как благодать, высшую благодать, то, что еще необходимо и заслужить. Вот именно, хорошее одиночество еще и заслужить надо. Одиночество — это не тюрьма, это вершина.

Уважаемые читатели «Пятницы»!

У вас есть возможность заказывать темы следующих бесед с психологом Сергеем Бышляго. Ждем ваших предложений и вопросов по адресу редакции или телефону 27-28-28.

Метки:
baikalpress_id:  28 984