Жестокие детки

По зверству юные преступники ни в чем не уступают взрослым уголовникам

Люди всегда боялись не только матерых преступников в татуировках, с железными зубами, хриплым голосом и колючим взглядом. Зачастую гораздо больший страх многие испытывают перед малолетками, пристально рассматривающими нас, сидя на лавочке у подъезда или проходя мимо нашего автомобиля. И действительно, некоторые специалисты согласны с тем, что молодежная преступность мало чем отличается от взрослой. А в некоторых случаях несовершеннолетние вытворяют такое, что старшим и в голову бы не пришло. Мы уже привыкаем слышать криминальные новости об очередном издевательстве над одноклассниками, снятом мучителями на камеру мобильного телефона, или о банде малолеток, до смерти забивших ни в чем не повинного прохожего. А какие ужасы рассказывают о зверских взаимоотношениях в зонах для малолетних преступников! И хотя, по словам представителей правопорядка, молодежных преступлений с каждым годом регистрируется все меньше, от этого они не становятся менее циничными.

Со школьной скамьи — на скамью подсудимых

 Я уверен, что любой ребенок назовет имена всех главных школьных или дворовых хулиганов. И несмотря на многочисленные заверения властей, что жизнь в обществе в целом и в школе в частности нормализуется, это не совсем так. Взять, к примеру, ситуацию с детским рэкетом. В школе, где более 10 лет назад учился я, с некоторых учеников так называемые блатные малолетки брали плату за вход в туалет, не принесших им деньги унижали перед одноклассницами, бросали им в лицо тряпки, плевали на спину, сжигали сумки с учебниками. Жертвы вымогателей до конца своих школьных дней оставались изгоями. Кто думает, что этот кошмар остался в 1990-х годах, ошибается.

 Весной этого года в Октябрьском округе Иркутска милиционеры задержали участников группы несовершеннолетних рэкетиров. В общей сложности их было пятеро. Свои набеги на окрестную детвору 15—16-летние совершали обычно по двое-трое. В основном они трясли школьников по мелочи, лишь иногда совершали более серьезные преступления. К примеру, побывав у одного из своих знакомых дома, стащили ключи и вскоре обворовали квартиру.

 Но была у юных мафиози и постоянная жертва — ученик одной из школ района Павел Белов. Школьника третировали несколько месяцев. Сначала подросток носил им родительские деньги, затем, когда вымогатели выставили ему огромный счет, а он не смог его оплатить, школьнику предложили расплатиться норковой шубой матери. И только тогда мальчик обо всем рассказал родителям. Те моментально обратились в милицию. Оперативники провели операцию по задержанию рэкетиров с поличным во время передачи помеченных купюр.

 — Почти все подозреваемые по этому делу — дети из нормальных семей, — говорит заместитель начальника УВД по Октябрьскому округу Иркутска Тофиг Шабанов. — Я неоднократно лично разговаривал с одним из них. На словах он вроде все понимает, но что в его голове — неизвестно. Мой совет родителям: если ваш ребенок начинает часто просить у вас деньги или таскать их из дома, срочно поговорите с ним и объясните, что откупиться от вымогателей невозможно. Если принесет один раз, его будут терзать и дальше.

Средь бела дня

 Даже окончив школу, человек зачастую продолжает оставаться мишенью для несовершеннолетних криминальных личностей. Идя по подъезду, в который «ненадолго погреться» зашла компания подростков, только самый смелый человек попросит их выйти на улицу. Идя по темной улице и видя спешащую вам навстречу группу подростков или слыша приближающиеся сзади шаги, вы начинаете думать о самом худшем. Как показывает практика, лучше не встречаться с этими молодыми людьми взглядом и ни в коем случае им не грубить. А безопаснее всего — просто сидеть дома и лишний раз не высовываться из него в темное время суток.

Иначе риск стать жертвой таких, как наши следующие антигерои, просто огромен. Группа из пяти молодых людей, самому старшему из которых 20 лет, а остальным меньше восемнадцати, весной и летом прошлого года совершила в Свердловском округе десять преступлений: кражи, грабежи, разбои. Большая часть этих преступлений связана с сотовыми телефонами. Так, майским днем прошлого года, было около 16 часов, в Юбилейном участники этой группы прямо на остановке в присутствии ожидавших маршрутку местных жителей забрали у девушки телефон. Практически все подростки из нормальных семей. Каждому из них дали небольшой условный срок.

 Но все это пустяки по сравнению с тем, что вытворили юные налетчики в Усть-Илимске, совершив 17 преступных эпизодов: хищение автомобилей, разбои, кражи. 26 сентября 2007 года они позвонили в квартиру местной жительницы. Женщина, на свою беду, сама открыла преступникам дверь... Избили ее настолько жестоко, что милиционеры долго не были уверены, способна ли она участвовать в следственных мероприятиях из-за полученных ею травм головы.

Угонщик-одиночка

 Редким исключением в среде сверстников-преступников является Тимофей Соловьев, 17-летний житель Свердловского округа. Он, в отличие от собратьев по оружию, всегда выходил на дело в одиночку. В период с 20 июля по 27 сентября прошлого года совершил 11 угонов и хищений автомототранспорта на территории Ленинского округа (угон в милицейских документах значится как преступление, совершенное не из корысти, просто чтобы покататься, а хищение совершается с целью извлечения выгоды. — Авт.). После катания на машинах Тимофей иногда просто бросал их, к счастью их законных владельцев, а остальные разбирал на запчасти и продавал. На вырученные деньги шиковать ему пришлось недолго. Узнав, в чем обвиняется их сын, родители Тимофея долго не могли прийти в себя.

Картина меняется?

 — Согласно статистике, количество преступлений, совершаемых несовершеннолетними людьми, снизилось, — говорит начальник контрольно-методического отдела по общеуголовным преступлениям контрольно-методического управления Главного следственного управления при ГУВД Иркутской области Людмила Кленова. — Если за четыре месяца прошлого года в нашем регионе малолетние преступники совершили 1248 преступлений, то за тот же период этого года — 1107. Снизились и показатели групповой молодежной преступности — с 535 случаев в I квартале прошлого года до 422 за первый квартал нынешнего.

 На первый взгляд то, что юнцы стали реже грабить и убивать, радует. Но, если поработать с числами, получается, что как минимум каждые три часа очередной житель Приангарья становится жертвой вчерашних школьников...

Убили подругу

 Ночью с 5 на 6 августа 2007 года домой не вернулась 19-летняя иркутянка Екатерина Вешникова. Мама девушки стала беспокоиться уже к полуночи, потому что, позвонив на сотовый дочери, выяснила, что он отключен, хотя пару часов назад Катя сама звонила матери. Девушка объяснила, что будет гулять с друзьями: у общительной Екатерины их было предостаточно. Утром мама так и не вернувшейся домой девушки побежала по ее знакомым. Заходила взволнованная женщина помимо прочих и к 17-летнему Юрию Кротову, и к его более крепкому и старшему приятелю Николаю Романюку.

С Екатериной они были знакомы практически с пеленок. Парни ничего пояснить о том, куда могла подеваться Катя, не смогли. Когда мама девушки решила чуть позже задать им некоторые вопросы, выяснилось, что друзья-товарищи только что уехали отдыхать на Байкал. По подозрению в жестоком убийстве Екатерины Вешниковой эти двое были задержаны вскоре после возвращения из путешествия. Тело похожей по описанию на Катю девушки нашли рабочие свалки по Александровскому тракту.

Разравнивая кучу недавно привезенного мусора, они увидели торчавшую из хлама ногу, а затем откопали все тело. Узнать в дочерна избитом лице симпатичную Екатерину было практически невозможно. Но мама девушки на опознании все же кивнула головой. Уверенность в том, что на холодном столе лежит ее дочь, у несчастной матери единственного ребенка была стопроцентная, ведь на шее покойницы был ее золотой кулон.

 Девятого августа подозреваемый Кротов под давлением улик написал явку с повинной и рассказал о том, как все было. Убийство произошло в самодельной пристройке, называемой местной молодежью «камора». В этом небольшом полусарае на улице Франк-Каменецкого было электричество, умывальник, кровать. Кротов и Романюк, по словам свидетелей, были навеселе с утра пятого августа. Ближе к вечеру встретили Катю Вешникову и предложили пообщаться в каморе.

Девушка, не ожидавшая от давних знакомых никакого подвоха, приняла приглашение. Около 22.00 между нею и отморозками произошла ссора, и молодые люди вдвоем набросились на Катю. Били ее долго: девушка была хорошо развита физически. Как рассказал Кротов на допросе, Катя, понимая, что изверги, вероятно, не ограничатся побоями, кричала во все горло, отбивалась изо всех сил, но ни один живущий по соседству человек не пришел к ней на помощь и не позвонил в милицию.

Позже обитатели окрестных домов скажут, что вообще ничего не слышали. Когда девушка перестала сопротивляться, Кротов и Романюк вмиг отрезвели. Они знали бескомпромиссный характер мамы Кати и понимали, что она не спустит это избиение на тормозах. Особенно беспокоился Кротов, у которого к 17 годам уже была судимость по четырем кражам. Недолго поразмыслив, мучители решили переквалифицироваться в убийц. Они задушили Екатерину полотенцем, погрузили ее тело в коробку из-под телевизора и сбросили в мусорный бак. Перед этим взяли себе сотовый телефон девушки, кольцо и сережки.

 — Сознаваясь в убийстве, Кротов пытался выгородить товарища, — говорит старший следователь следственного отдела по Куйбышевскому району Иркутска СУ СК при прокуратуре РФ по Иркутской области Александра Якимова. — Но было очевидно, что один бы он не справился. Нам удалось доказать, что убивали оба. В суде они отказались признавать свою вину. Кротову суд назначил 9 с половиной лет, Романюку — 15 лет колонии.

Киллеры-малолетки

Одно из самых тяжких преступлений, на которое способен человек, убийство по найму. Отнимать у совершенно незнакомого человека жизнь не из-за обиды на него, не в пылу ссоры, а просто за плату — верх человеческой подлости. Несмотря на то что волна заказных убийств, захлестнувшая общество 15 лет назад, к счастью, осталась в прошлом, иногда подобные преступления все же случаются. Хоть и редко, но киллерами в них выступают несовершеннолетние.

 В 2006 году наркоман из Иркутска по фамилии Черенков решил продать квартиру. На беду, он обратился к ранее судимому иркутянину Наумовичу, трудившемуся на ниве продажи и покупки жилплощади. Наумович вывез его в село Уян, Куйтунского района. Клиенту объяснил необходимость такого маневра тем, чтобы с ним, Черенковым, не расправились злые конкуренты Наумовича.

Квартиру он благополучно продал, но отдавать деньги законному хозяину не захотел — решил от него избавиться. Помочь в этом бывшему зэку вызвался бывший милиционер Щеглов, который из местной уянской молодежи выбрал двоих: Миронова и Колобова. Обоим было по 17 лет, оба привлекались к уголовной ответственности. За плату, которая, по разным свидетельским показаниям, составила от 70 000 до 150 000 рублей, Миронов и Колобов без особых раздумий согласились услужить Щеглову.

 — Встретив Черенкова в местном клубе, они дождались, когда он напьется, и под предлогом желания проводить его домой повезли в люльке мотоцикла на окраину села, — говорит начальник СО по Ленинскому району Иркутска СУ СК при прокуратуре РФ по Иркутской области Роман Щергин. — Очутившись в безлюдном месте, убийцы ударили наркомана ножом в живот и перерезали ему бритвой горло. Тело жертвы они скинули в яму и присыпали землей.

 Задержали убийц достаточно быстро. Миронову, который к моменту вынесения приговора достиг совершеннолетия, суд назначил пятнадцать лет колонии, его младшему товарищу придется сидеть меньше, девять с половиной лет.

Стадное чувство

 По словам заместителя руководителя отдела криминалистики СУ СК при прокуратуре РФ по Иркутской области Сергея Белова, основной проблемой тяжкой молодежной преступности — и это видно из двух вышеприведенных примеров — являются неустроенность и неуверенность в завтрашнем дне.

 — Большинство молодых людей, совершающих убийства и прочие тяжкие преступления, из неблагополучных семей, — рассказывает Сергей Белов. — Подростки из нормальных семей крайне редко идут на чрезмерную жестокость. Одно дело — вырвать у девушки сумочку, и совсем другое — убить человека. Но это не распространяется на то, как действуют молодые люди, собираясь в группы. Стадное чувство заставляет даже совершенно нормального юношу переступить через свое хорошее воспитание. Именно поэтому очень часты случаи, когда тяжкие преступления совершаются группами молодых людей.

 — К тому же чаще всего тяжкие преступления молодежь совершает в состоянии алкогольного или наркотического опьянения. И еще здесь важен возраст преступников. Некоторые из них бравируют своими «подвигами». А подростки, еще не совершившие ничего противозаконного, часто смотрят на таких товарищей с уважением. На преступление они идут иногда из ложного чувства товарищества, чтобы не было стыдно перед друзьями. Взрослые люди совершают тяжкие преступления почти всегда в одиночку. Кроме того, если говорить о предумышленном убийстве, а не о бытовой поножовщине, взрослый преступник всегда четко видит перед собой цель. Для подростка же характерна спонтанность, либо ими руководит ярко выраженный лидер, который зачастую старше. Такие люди держат малолетних в очень строгих рамках.

Перевоспитание возможно. Но только на воле

«Да у него на роже написано, что бандит!» Так принято говорить про всех без разбора малолетних правонарушителей. Но это не совсем так. Недавно мне довелось поучаствовать в милицейском рейде по проверке условно осужденных несовершеннолетних. Вместе с сотрудницами ПДН мы побывали в домах нескольких подростков-условников.

 Дверь квартиры в районе остановки «Южная» нам открыл щупленький улыбчивый подросток — копия Вовки из Тридевятого царства. Срок свой 15-летний Виталий Зубов получил за то, что в сентябре прошлого года вместе с другом забрал сотовый телефон у девочки.

 — Не-а. Я больше не балую, — искренне заявил Виталий. — И так хватило переживаний!

 — Есть дети, для которых стресс прохождения через суд уже сам по себе является наказанием и уроком на всю жизнь, — говорит начальник ОДН ОМ-3 УВД по Свердловскому округу Иркутска Анна Соколовская. — Но часть подростков относится к этому как к очередному забавному приключению. Иногда они нам говорят: «Вы ничего мне не сделаете, я несовершеннолетний!» Одна из новых и очень эффективных мер воздействия на таких строптивых преступников — приглашение на открытое судебное заседание о замене условного наказания на реальный срок.

Когда на глазах дерзкого подростка его сверстника, также приговоренного к двум годам условно, отправляют в колонию за нарушение установленных правил, злорадная ухмылка бесследно исчезает с его лица. Кроме присутствия на судебных процессах отрезвляюще действует на подростков и беседа с судьей, которую также могут устроить условнику. Судья для подростка — фигура более весомая, чем девушка-милиционер. Очень хорошо действует на многих резвых молодых людей краткосрочное нахождение в СИЗО после задержания. Проведя там даже одни сутки, большая часть малолеток навсегда зарекается преступать закон.

 — Поэтому многие милиционеры сторонники того, чтобы детей сажать в камеру, только ненадолго. Это, как показывает практика, очень хорошо влияет на жизненную позицию подростка, — продолжает Анна Геннадьевна. — А в колонии им страшно в течение первых нескольких месяцев, а затем они адаптируются и привыкают. Ничего хорошего из этого не выйдет. Я не видела ни одного такого исправившегося.

 Мы не увидели ни у одного из подопечных ОДН района злобного взгляда. На вид они самые обычные подростки. В меру вежливые, в меру сердитые. Чем ближе мы были к завершению рейда, тем яснее становилось: посади этих ребят в колонию — и они превратятся в тех самых, у которых «на роже написано».

 — У меня все нормально, — говорит интеллигентного вида 17-летний житель Юбилейного Юра. — У меня завтра последний звонок. Хочу поступать в авиационный техникум.

 Сотрудница ОДН объясняет, что срок Юрия заканчивается через полтора года. В прошлом году вместе с друзьями они, надев маски, ворвались в квартиру, связали находившегося в ней мальчика и вынесли бытовую технику. Кстати, другу Юрия, его сверстнику, дали реальный срок. И сидеть ему в колонии еще не год и не два.

Колония — это тупик

Психолог Иркутского института педиатрии и репродукции, старший научный сотрудник Оксана Савчук:

— Для подростков самое главное в жизни — общение. Им очень важно занять в своей компании высокое положение. К сожалению, личностный «успех» во многих компаниях достигается только через жестокость по отношению к ни в чем не повинным людям. В молодежной среде часто настоящими героями признаются совершенно асоциальные граждане. Им стараются подражать многие изначально хорошие подростки. Поэтому очень важно вести профилактическую работу именно с асоциальной молодежью, чтобы избавить нормальных подростков от их негативного влияния.

Важно не просто поставить провинившегося ребенка в угол, а важно еще и объяснить ему, за что. В местах лишения свободы очень важна работа психологов, — объясняет Оксана Савчук. — Нередко случается, что в колонию отправляют совершенно нормальных подростков, совершивших преступление просто за компанию. Скорее всего, пребывание в этой среде навсегда изменит их личность в худшую сторону, если им не будет оказываться постоянная поддержка психологов и родителей. Хотелось бы, чтобы государство не просто изолировало малолетних преступников от общества. Сугубо правовой метод воздействия на юных преступников — это тупик.

Ждем ваших советов

Уважаемые читатели, мы предлагаем вам высказать свой взгляд на проблему подростковой преступности. Кто, по вашему мнению, виноват в том, что она существует: семья, школа, общество? Как направить юных преступников на путь исправления? обязательно ли их сажать в колонию?

Ждем ваших звонков по телефону 27-28-28. Адрес для писем: Иркутск-9, а/я 82, для электронных писем: friday@pressa.irk.ru.

Самые интересные мнения мы опубликуем на страницах «Пятницы».

Загрузка...