Уникальная школа

Кинопленка 36-летней давности сохранила моменты жизни учеников и преподавателей

В этом году Шелеховской художественной школе исполняется сорок лет. На прошлой неделе в стенах этой школы встретились те, кто узнал себя на кадрах кино- хроники, снятых в 70-е годы.

Мужская школа

Занятная штука — кино. Черно-белый фильм с плохим звуком сохранил мгновения чьего-то детства, чьей-то юности. Узнавая себя на экране, люди смеялись, удивлялись, их лица выражали смущение и восторг. Всего пара кадров, а сколько воспоминаний нахлынуло на учеников и учителей художественной школы города Шелехова.

Школа была и остается поистине уникальным учебным заведением. Ну где вы видели, чтобы в художественной школе преподавали одни мужчины? А здесь так было! Директором был Клавдий Николаевич Киц-Ковязин, рисунок преподавал Геннадий Иванович Уланкин, живопись — Геннадий Васильевич Шихалев, композицию и лепку — Виктор Николаевич Шаргин, живопись и композицию — Николай Николаевич Вершинин. В обычную школу мужчин калачом не заманишь, а тут — художественная! И одни мужчины!

— Смотрите, это же я... А это вот Гена Уланкин!..

— Уланкин у нас был юмористом, — рассказывает его ученица, ныне директор художественной школы города Шелехова Марина Викторовна Алферова. — Он все время ходил в одном и том же коричневом костюме в полосочку. Приходит как-то к нам на урок и говорит: «Знаете, ребята, что я сегодня узнал?» «Что?» — «А вот у меня костюмчик этот видите?» — «Да!» — «Я в нем уже второй месяц каждый день хожу, а сегодня мне сказали, что он одноразовый». — «Как это?» — «Ну, для покойников». Он хохмил над собой постоянно, и ученики от него не отставали. Однажды в школу привезли гипсовые бюсты для уроков рисования. А один, какого-то древнеримского полководца, поставили на окошко. Ребята присмотрелись: «Да это же Уланкин! Вылитый Уланкин, только побрился...» В фильме «Тысячи искр» Геннадий Иванович молодой, воодушевленный, что-то рассказывает ребятам, а те глаз с него не сводят.

Рисовать природу

В фильме очень много кадров с пленэра. Пленэр — это работа на воздухе, он очень важен для художников. Мужчины-преподаватели Шелеховской художественной школы каждый год решались на настоящий подвиг: вывозили всю школу на пленэр. Когда снимался фильм, преподаватели и дети жили в Шаманке, в пустой школе, спали на полу в спальниках, и пищу готовили мужчины сами на всю ораву.

— Я помню, что готовили мы из одной тушенки. Что? Ну, я не знаю — все, что можно из нее приготовить, — вспоминает художник, преподаватель Виктор Николаевич Шаргин.

Как правило, они не помнят, что ели, но зато хорошо помнят, что и как рисовали. — Вы знаете, мне очень нравились пленэрные работы, потому что они, как правило, были этюдами. Ребенок забывал обо всем, ему надо было быстро-быстро написать этюд, а потом еще успеть побегать и поиграть. Поэтому работы свежие, яркие, незамыленные, — вспоминает Виктор Николаевич.

Многих узнали и вспомнили

На экране возникло лицо девочки, которая задумчиво смотрит на ветку ели.

— Это же Шахова Марина! — узнают преподаватели. — Ребенок учился с такой любовью, она просто обожала рисование... Надеемся, что не порвала с искусством...

Вместе вспомнили и тех, кто работал над фильмом. Оказалось, что увлеченный, самый талантливый оператор Борис Шеньков уже умер. А снимал этот фильм с таким азартом, с такой выдумкой, что сразу было понятно — из него будет толк.

— Я так детей определяю, будут ли художниками, — рассказывает Виктор Шаргин. — Если ребенок остается недовольным своей работой, сам по своей воле начинает переписывать ее, значит, все — художник родился. И Борис Шеньков таким же был оператором — все искал новые кадры, ракурсы... Преподаватели узнавали в фильме своих ребят — Сергея Горностаева, Романа Шаргина (сына Виктора Николаевича Шаргина), Марину Шахову... Почти все дети стали архитекторами, кто-то даже ведущим, а кто-то и главным архитектором города работал.

— Молодые ребята нас снимали, — вспоминают преподаватели. — Снимали весело и легко, и фильм получился таким же. Автором фильма была С.Волкова. Название «Тысячи искр» придумала режиссер Н.Коваль, она говорила, что в каждом ребенке есть искра таланта, а если ее разжечь — будет пламя. Мы пытались возжечь эти искорки, заразить их любовью к живописи, к искусству.

Лесной уголок

Вспоминают преподаватели, как после пленэра загорелись идеей привезти в школу... деревья. Специально весь день ходили по лесу, выискивали интересные стволы, сами пилили их. На следующий день во двор школы въехал грузовик, в кузове которого лежали деревья.

— Чтобы они не упали на кого-нибудь из учеников, нам пришлось сделать бетонный фундамент и туда их вмонтировать. В бетон мы поставили не только спиленные стволы, но и пни, коряги, булыжники, мох. Получился уголок леса. По ветвям рассадили птиц — сов, соек, глухарей, дятлов. Между деревьями у нас ходили косули, а из ветвей выглядывала голова лося с ветвистыми рогами. Когда-то в детстве преподаватель Виктор Шаргин жил с дедушкой Афанасием Анисимовичем в тайге, на берегу теплой речки Томи. Любовь к лесу осталась навсегда в душе художника, он не уставал рассказывать детям в Шаманке вечерами о его обитателях, когда сидели все вокруг костра... Городские ребята впервые там увидели телят, коз, смогли покататься на лошадях.

Семейная традиция

Неудивительно, что дети неслись в художку прямо из общеобразовательной школы, даже забывая поесть и переодеться. Ведь их здесь ожидала самая настоящая сказка!

В школе детям было легко, весело, радостно. Поэтому «мужская» художественная школа прошла испытание временем: бывшая ученица Марина Алферова вернулась в школу после окончания училища искусств и стала ее директором, а дочь Алена Алферова — преподавателем.

— Однажды мы рисовали череп лошади, — смеясь, рассказывает Марина Алферова. — Вот все сидим, стараемся его срисовать, а Уланкин ходит между мольбертами и что-то нам подсказывает. Вдруг Ольга Артемьева объявляет: «Все! Я уже закончила!» Все посмотрели и говорят: «Оля, это не череп!» «Нет, это череп!» — заявляет она. «Оля, это даже не лошадь!» — говорим ей. «Нет! Это лошадь! Посмотрите, как она на меня похожа!»

— Я учу уже четвертое поколение своих учеников, — признался Виктор Шаргин. — Дети привели сюда своих детей, а те — своих детей, и так далее. Когда снимался фильм, мне было тридцать два года, а сейчас я уже дедушка, но счастлив тем, что учу детей. Знаете, вот говорят, существуют параллельные миры. А ведь эти миры — вот они, рядом. Мир ребенка — это параллельный мир. Они гораздо ярче чувствуют, сильнее все переживают. Я очень жалею, что не могу чувствовать так, как в детстве.

Мы надеемся, что кто-то из наших читателей узнает себя на кадрах кинохроники и позвонит в редакцию.

Жизненная история каждого человека уникальна. Надеемся, что кадры кинохроники, опубликованные в газете и показанные на телевидении, помогут друзьям встретиться, детям — увидеть молодых родителей, а мы сможем рассказать продолжение истории, запечатленной на пленке. Если вы узнали себя, родных или знакомых в архивных кадрах, звоните по телефону 27-28-28.

Несколько месяцев назад телепрограмма «Вести — Иркутск» начала акцию «Найди себя». Еженедельник «Пятница», начиная с этого номера, присоединяется к поиску людей, запечатленных на архивных пленках

Метки:
baikalpress_id:  9 844