Чтобы духам понравилось

На прошлой неделе около скалы Шаманка на Ольхоне прошел обряд приношения даров местным духам

Представители бурятских общин из Китая и Монголии приехали на Ольхон, основательно подготовившись. Собирались не наспех — из машин и микроавтобусов доставали чемоданы с национальными костюмами. В праздничные бурятские одежды облачались и старшее поколение, и их дети, и внуки. Нарядные платья и халаты, невзирая на жару, обязательно дополняли головные уборы и сапоги. Приезжали целыми семьями из трех поколений. По-русски из гостей мало кто говорил, а вот бурятский язык все понимали хорошо.

— Наши родители по национальности буряты, но они сейчас живут в Китае, — рассказал улан-удэнец Цырен Тамбиев, приехавший на остров с отцом, матерью, женой и дочкой. — Национальные бурятские костюмы мы шили сами. Костюмы, конечно, слишком теплые для 30-градусной жары. Дочка Цырена немного похныкала, что ей очень жарко, но строгие родители и ее облачили в национальное платье и сапоги.

— Разве обязательно надевать сапоги?

— Это красиво, — терпеливо объяснила жена Цырена.

Стоит отметить, что в национальные бурятские костюмы были одеты лишь зарубежные гости. Российские буряты ничем не отличались от простых туристов. Не дожидаясь прибытия шаманов, гости стали спускаться к скале для совершения обрядов приношения даров. Женщинам к Шаманке подходить запрещалось — они оставались в стороне и молились. Мужчины около скалы бурханили (брызгали на землю водкой), оставляли там белую пищу (молочные продукты) и завязывали на деревьях или расстилали прямо по камням полосы яркой материи.

— Это священное место, и людей здесь вообще быть не должно! Особенно женщин, — неодобрительно косился на меня и ворчал потомственный шаман в седьмом поколении Терентий Шабаев. — Женщины здесь все портят. Некоторые вон вообще раздетые ходят, а этого быть не должно. Шибко это плохо... Терентий Владимирович приехал на мыс Бурхан вместе со своей шаманской общиной из поселка Усть-Ордынского. В общине девять человек, все жители Эхирит-Булагатского района.

— Мы должны это место отметить и побрызгать здесь, — поясняет шаман. — Дадим дары здешним богам и всей Ольхонской местности. С собой у нас водка, молоко и сигареты.

По словам потомственного шамана, тому, кто помолился на скале Шаманка, заряда энергии хватит на целый год.

— Энергия человеку передается — шибко хорошо помогает. Монголы нам тоже говорили — тут как побудешь, сразу вся болячка уходит.

Терентий Владимирович придерживается консервативных взглядов и считает, что женщин-шаманов быть не должно. Так же как недопустимо, чтобы шаманами становились представители других национальностей. А то вон у восточных бурят есть шаман — грузин. Непорядок это.

По словам местных жителей, один раз в год скала Шаманка забирает по одной жизни — ребенка или женщины, которые пытаются залезть по камням. Зная это, местное население лишний раз сюда не приходит.

Сакральный остров

Остров Ольхон считается центром северного шаманского мира, и до сих пор возле мыса Бурхан, около скалы Шаманка, которая возвышается на самом берегу Байкала рядом с поселком Хужир, трепещут на ветру завязанные на деревьях ленточки. Это бурхан, место поклонения духам. По старинным народным преданиям, в пещере скалы Шаманка жил владыка этих мест и всего острова Ольхон Эжин, или Бурхан. Скала, напоминающая хрустальный дворец, является одной из девяти святынь Азии.

Метки:
baikalpress_id:  9 816