Из Улан-Удэ в Нью-Йорк

Топ-модель мирового уровня Ирина Пантаева возглавила жюри конкурса красоты в Шелехове

Лет тринадцать назад как-то я купила глянцевый журнал ELLE, на обложке которого была умопомрачительная азиатская девушка. «Японка или китаянка», — сразу решила я. О том, что это бурятка, я и подумать не могла, ведь обложка — это уровень Клаудии Шиффер или Кейт Мосс... На фотографии стояло имя модели — Irina Pantaeva. Затем я увидела его на одной из церемоний вручения «Оскара», где она представляла номинацию «Лучший костюм». На прошлой неделе знаменитая американо-бурятская топ-модель приехала в Иркутск для участия в международном бурятском фестивале «Алтаргана-2008», а если еще точнее — возглавить конкурс красавиц «Дангина», который проходил в Шелехове.

До самого начала конкурса не верилось, что супермодель такого уровня приедет в шелеховский ДК. Как-то не совмещались эти понятия: топ-модель с обложки... и ДК. Мисс Вселенная где-нибудь на Гавайях или Карибах — это понятно, а в Шелехове — нет. Хоть убейте, не верилось...

Но она приехала... Правда, с небольшим опозданием. К тому времени конкурс уже начался: бурятские красавицы (а их было больше 30) выходили на сцену в национальных костюмах с приветственными речами. Внезапно за сценой раздался голос:

— Друзья, у нас в жюри пополнение. Встречайте, Ирина Пантаева, топ-модель и актриса!

Зал встал. Засверкали вспышки фотоаппаратов. Самое интересное, что стол жюри находился прямо в зале, и топ-модель сидела среди зрителей без всякой охраны, что, конечно же, было поразительно. Все жадно стали рассматривать, как выглядит супермодель, как одета. Пантаева, которой исполнилось 35 лет, выглядит великолепно. Точеная фигурка, прекрасная кожа, блестящие волосы. На лице почти нет косметики, да она ей и не нужна — черты выразительные от природы.

На Ирине было изумительное черное платье из шифона, украшенное белыми рюшами и с глубоким вырезом сзади. На спине виднелась часть татуировки — крыло какой-то птицы, а может быть, ангела или дракона. В меру нарядное, но не вызывающее. Туфли на низком каблучке. Все вещи явно от известных дизайнеров и явно дорогие. Наверное, такое платьице действительно стоит дороже хорошего дома в ее родном Улан-Удэ.

Рядом с супермоделью постоянно находился кто-то из родных, которые приехали вместе с Ириной, в том числе и четырехлетний сын Солонго. Кстати, мальчик практически не капризничал, как это свойственно его сверстникам. Когда он подходил к маме, она усаживала сына на колени, шептала на ушко какие-то ласковые слова. Все-таки топ-модели тоже люди. Если учесть, что конкурс продолжался с 11 до 18 часов, можно понять, как это утомительно. К тому же Пантаевой доверили возглавить жюри, и она там находилась от звонка до звонка, проявив максимум терпения и уважения к организаторам.

В перерыве знаменитая модель и актриса несколько минут уделила журналистам. Было заметно, что ей трудно говорить по-русски. Все-таки больше десяти лет Ирина живет в Нью-Йорке, и английский стал для нее почти родным языком.

— Я очень благодарна организаторам конкурса и рада возможности вернуться к себе на родину... Мне приятно и удивительно, что этот конкурс гораздо более обширный, чем просто конкурс красоты. Я очень горжусь, что у нас есть такие талантливые девушки. И мне в принципе очень трудно выставлять баллы, я бы однозначно всем поставила высший балл. Дело даже не в баллах, а в том, что есть такие смелые и талантливые девушки... Они уже добились многого в плане знания своего языка, пения, смекалки и красоты... Все это потрясающе. Смотреть на Ирину Пантаеву просто приятно, а когда она говорит, становится понятно, почему из множества красивых девушек топ-моделями становятся единицы. Не хочется прибегать к заезженному слову «харизма», скорее это природный магнетизм и энергетика. В Пантаевой есть огромная внутренняя сила, глубина и достоинство. Не тщеславие, а именно достоинство.

— В свое время, я уже не помню, в каком году, я участвовала в конкурсе «Мисс Улан-Удэ», — продолжала модель, — и я прекрасно понимаю переживания конкурсанток и всем желаю удачи.

— Расскажите, пожалуйста, чем вы сейчас занимаетесь, какие у вас проекты в кино и театре?

— Мое самое последнее произведение — это Солонго, которому сейчас четыре года, — с улыбкой ответила Ирина.

Однако, как выяснилось, совсем от творчества она не отошла.

— Моя первая работа, которой я уделяю все свое время и душу, это актерское мастерство. Я родилась и выросла в Бурятском академическом драматическом театре. Мой отец Владлен Пантаев — один из великих бурятских композиторов, мама работала костюмером. Я выросла на сцене и за сценой. Для меня это родной дом, который вывел меня на большие сцены Бродвея, где я играла последние несколько лет. Сейчас я разрабатываю проекты документальных фильмов как режиссер.

Эта работа меня всегда интересовала. Статус и имя открывают мне большие дороги, и я могу воплотить в реальность все мои идеи, о которых я мечтала очень давно. В данный момент я работаю над проектом «Молодые голоса». Его идея в том, чтобы дать возможность молодым людям 14—15—16 лет из разных стран с различными политическими, социальными и экономическими системами поднимать глобальные вопросы: экологии, войны в Ираке и т. д. Эти проблемы требуют немедленного решения. И моя задача — дать молодым людям возможность высказаться и донести их точку зрения до властей. Потому что будущее принадлежит нашим детям...

Уникальная судьба

Ирина Пантаева родилась в Улан-Удэ. Росла в театральной и очень интеллигентной семье. О карьере модели даже не мечтала. В 16 лет победила в городском конкурсе красоты. Затем уехала в Москву. Поступила в Театр моды Ирины Молчановой, где ее заметили и пригласили поработать во Франции. Там она работала у Карла Лагерфельда. Потом Ирина рванула в Нью-Йорк и сразу же произвела очередную революцию: она стала первой азиатской моделью, попавшей на обложку культового журнала Vogue. Пантаева подписала контракты с Ральфом Лауреном, Кельвином Кляйном, Донной Каран, Кензо...

В общем, круче не бывает. О ее статусе говорит такой факт, что Ирина принимала участие для съемок в культовом календаре Pirelli, куда попадают только самые-самые. Живя в США, Ирина Пантаева освоила актерскую профессию, окончив театральный факультет Нью-Йоркского университета. Как актриса, она играла в фильмах «Знаменитость», «Нужные люди», «Побег из ГУЛАГа», «Смертельная битва — 2: истребление», Where Are They Now?, Sleepwalking... Несколько лет с большим успехом на Бродвее шел спектакль «Джутопия» с ее участием.

Ирина замужем за Роландом Левиным, американцем латвийского происхождения, у них сын Солонго. Ирина Пантаева — постоянная героиня светской хроники Нью-Йорка. У нее собственная студия ювелирного дизайна. В 1999 году модель и актриса написала книгу «Сибирская мечта», которая быстро разошлась в США и Европе.

Через тернии в звезды

Не надо думать, что Пантаева получила славу и богатство на тарелочке с голубой каемочкой. Когда Ирина оказалась в Париже, ей пришлось долго обивать пороги модельных агентств, где ей с ходу давали от ворот поворот по причине нестандартной внешности. В Доме моды Ив Сен Лорана русская манекенщица сказала ей открытым текстом: «Катись назад, откуда приехала... У тебя лицо блином, как скалкой раскатали. А груди где? В Улан-Удэ забыла? Нет, мать, ни черта у тебя здесь не получится». Через года два они вновь встретились в Париже, и эта манекенщица уже просила у сибирской топ-модели автограф.

Метки:
baikalpress_id:  28 915