Монголы взбунтовались

Очевидцы рассказали «Пятнице» подробности кровавых событий в центре Улан-Батора

Новость о том, что в Монголии вспыхнули массовые беспорядки, грянула как гром среди ясного неба. Последние лет пятьдесять эта страна жила спокойной, без потрясений, жизнью. И так, казалось, будет вечно: жизнь, как и тысячи лет назад, станет идти своим чередом — среди бескрайних степей, юрт, овец, верблюдов... А тут вдруг бунт, практически цветная революция, или, как ее уже успели окрестить в прессе, кашемировая. У Иркутска с Монголией особые отношения. Тысячи монгольских студентов выучились в иркутских вузах. Множество иркутян работало на строительстве промышленных предприятий. Была даже популярная поговорка: «Курица — не птица, Монголия — не заграница». К тому же по традиции бывших руководителей Иркутской области назначали послами в МНР. Так что Монголия нам почти родная, поэтому нас не может не волновать то, что происходит в этой стране.

Довели народ

Живой рассказ очевидцев всегда лучше, чем ленты информационных агентств. Поэтому «Пятница» для начала попыталась связаться с посольством России в МНР. Памятуя о том, что посол — наш бывший губернатор Борис Говорин, мы надеялись, что нам хоть что-нибудь расскажут. Но девушка-референт с московским акцентом недружелюбно ответила, что посольство комментариев не дает. В представительстве Иркутской области телефоны вообще не отвечали (хотя, возможно, офис находится в черте оцепления).

В консульстве Монголии комментариев тоже не дают. Удалось дозвониться до нашего земляка Евгения, представителя фабрики по производству мороженого, который сказал, что сейчас все успокоилось, но кругом стоит оцепление и перекрыт центр... Складывалось впечатление, что россиянам, находящимся сейчас в Монголии, рекомендовано не говорить лишнего — видимо, чтобы не обострять отношений между нашими странами. Тогда «Пятница» попыталась связаться с кем-то из наших монгольских коллег-журналистов, благо в этой стране практически все знают русский язык. И вот какой разговор у нас состоялся с Аюной, сотрудницей одной из газет в Улан-Баторе.

— Беспорядки начались 1 июля, — сообщила она. — Все началось с манифестации, на которой выступавшие требовали пересмотреть итоги выборов в парламент. Очень многие считают, что выборы были сфальсифицированы. Люди начали собираться на площади им. Сухэ-Батора, потом переместились к зданию МНРП (Монгольская народно-революционная партия, аналог нашей КПСС. — Прим. ред.), стали требовать, чтобы их пропустили внутрь. Но силы безопасности и полиция выставили заслон. Тогда манифестанты стали кидать в окна камни и бутылки. В ответ власти призвали на помощь дополнительные наряды полиции. Это еще больше разгорячило толпу.

Аюна добавила важную деталь: все, что происходило на площади, транслировалось в прямом эфире по телевидению, и многие люди потянулись к эпицентру волнений. Цифры называют разные — от 1,5 тыс. до 20 тыс. участников. В итоге манифестанты подожгли здание МНРП. Туда пытались проехать пожарные машины и скорая помощь, но участники беспорядков их не пропустили. К двум часам ночи здание полностью сгорело.

— А люди?

— Люди успели уйти. Далее манифестанты разошлись группами по улицам и стали закидывать бутылками и жечь машины. На их усмирение было отправлено 1000 полицейских, потом еще 300 из Дархана. Подключили военных. Полиция сначала применила слезоточивый газ, а потом резиновые пули. Где-то к утру волнения были подавлены. Есть жертвы. Пока официально говорят о пяти человеках, но, думаю, будут еще. Двух студентов полиция забила до смерти; 710 человек арестованы и находятся под стражей. Очень много пострадавших увезли в больницы. Называют цифру — 100 человек, но многие просто не стали обращаться к врачам.

— Мы все шокированы, Монголия всегда была в ряду спокойных стран. Как такое могло случиться? Были ли предпосылки?

— У нас тоже никто не ожидал! У нас всегда было так: как скажут, так все и делают. Но тут, видимо, накопилось. Люди вспыхнули внезапно, как будто спичку бросили. Конечно, самая главная причина — это выборы.

— Оппозиция у вас есть?

— У нас очень сильная оппозиция: Демократическая партия и Гражданское движение. Эти партии считают, что МНРП победила за счет подтасовок. По словам Аюны, руководители МНРП во всем обвиняют оппозицию, говорят, что за беспорядками стоит Демократическая партия.

— А на самом деле?

— Да просто довели народ до такого состояния: безработица огромная, бедность, коррупция... Добывают цветные металлы — золото, медь... Но почему-то из бюджета ничего не выделяется на развитие страны. Бунтовать кто пошел? Молодые люди, подростки. Они не видят будущего. Все пути перекрыты...

— Это очередная цветная революция?

— Гражданское движение несколько лет назад уже пыталось провернуть нечто подобное, но тогда народ за ними не пошел. Напомню, что в январе 2006 года монгольская оппозиция пыталась взять штурмом штаб-квартиру МНРП. Волнения были вызваны отставкой коалиционного правительства, а также подорожанием проезда в общественном транспорте. Тогда разъяренные демонстранты, выбив окна и двери, ворвались внутрь здания, сломали мебель. Однако обошлось без человеческих жертв.

— Что происходит сейчас?

— Ввели чрезвычайное положение, пока на четыре дня. Сейчас центр перекрыт, туда не пропускают машины. Также ввели комендантский час — с 22 часов до восьми утра. Запрещено собираться, закрыт рынок. Все государственные учреждения взяты под особую охрану. Наш офис находится не в центре, и по тому, что я наблюдаю из окон и по пути на работу, — жизнь идет обычным ходом.

— А как вы думаете: этим все закончится, волнений больше не будет?

— Не уверена. Министр юстиции выступал по ТВ и заявил, что, по его сведениям, оппозиция готовит еще большие манифестации. Возможно, режим ЧП продлят еще на какое-то время.

Много бедных

Конечно, Монголия не Северная Корея, но жизнь в ней тоже не сахар. Достаточно посмотреть в Интернете фоторепортаж Артемия Лебедева (директора Яндекса) о путешествии в Монголию: страна остановилась где-то на уровне 80-х годов. Обветшалые, обшарпанные здания, убогая реклама, разбитые дороги... В общем, небогато народ живет. В сводке за 2007 год, составленной специалистами Всемирного банка, отмечено, что Монголия по показателям экономического развития заняла 160-е место в списке стран мира и вошла в категорию государств с низким доходом.

Как сообщает монгольское агентство «Монцамэ», в 2007 году индекс развития человека в Монголии составил 0,700 и в списке 170 стран она заняла 114-е место. По сведениям Национального статистического управления, средний годовой рост экономики Монголии в 1998—2006 годах составлял 5,1%, а показатель бедности опустился на 3,4%. Кроме того, уровень потребления богатой части населения в 7,1 раза больше, чем у бедной (по данным «Регнума», 21.01.2008).

Загрузка...