Алена-таксистка

В Первомайском работает единственная в городе частная извозчица, которая ездит без рации

Женщина за рулем в Иркутске уже давно не редкость. Нежные женские руки одинаково уверенно держат в руках баранку личного авто, такси и даже маршрутки. Не говоря уже о том, что в кабине трамвая или троллейбуса женщины уже никого не удивляют. Но работа на личном такси в ночное время остается до сих пор одной из самых опасных. Именно поэтому внимание газеты «Пятница» привлекла девушка-таксистка из Первомайского, которая «бармит» по ночам.

Таксистка-хулиганка

Алену Уваровскую можно увидеть каждый вечер у ресторана «Соломон» в Первомайском среди мужчин-шоферов. У Алены прозвище Хулиганка, потому что на заднем стекле ее старенькой машины вызывающая надпись «Хулиган». Алена — высокая стройная брюнетка с длинными волосами и длинными ресницами. Внешность — как у продавщицы косметики, но совсем не таксистки.

— Продавщицей я уже работала, — вздыхает Алена. — Самый первый в Иркутске киоск был моим местом работы. Я всю зиму просидела в этом павильончике, простудила почки... Помню, хозяин киоска в конце года сказал мне: «Знаешь, Алена, торговля — это не твое. Ты можешь работать с людьми, быть журналисткой или водителем, но не продавщицей!»

Алена никак не могла освоить операции на кассе. Немудреное это дело приводило ее в замешательство. Работая в магазине (когда судьба заставила Алену пойти работать в торговлю, и у нее на тот момент не было выбора), она умудрилась сделать растрату и едва расплатилась с долгами.

— С тех пор я ненавижу эту работу! — признается Алена. — А вот свою машину я освоила за полгода: самостоятельно выучила все знаки, поняла, как сворачивать на перекрестках, разобралась, как устроен двигатель.

Кстати, в подвесках и свечах зажигания Алена разбирается ничуть не хуже, чем в косметике. Удивительно, но она почти срослась со своей «Тойотой-Короллой». «Иногда я еду по плотине, когда никого нет, и чувствую себя какой-то частью своей «Тойоты», — призналась мне Алена. — Винтиком, шестеренкой, не знаю чем. Мне кажется, что машина — это не просто груда металла и пластмассы, у нее тоже есть душа. И я хорошо чувствую эту душу».

Когда Алена за рулем, пассажиры под надежной защитой. Она ведет машину очень по-женски: никогда ее не дергает, аккуратно объезжает все колдобины, пропускает нерадивых пешеходов, стремящихся перейти дорогу на красный свет.

— Я всех на дороге прощаю, но не со всеми соглашаюсь, — смеется Алена, ведя машину и заглядывая в зеркало заднего вида. — Однажды, когда я объезжала очередную яму на дороге, какой-то нетерпеливый водитель обогнал меня справа и вытеснил на полосу встречного движения. Слава Богу, на другой полосе не было ни одной машины. Если бы кто-то ехал навстречу, меня бы уже в живых не было. Этот поступок так меня взбесил, что я догнала своего обидчика на светофоре, встроилась в его ряд и выжала его крутой джип на тротуар. «Ты что делаешь? — кричу ему. — А если бы рядом со мной сидел ребенок?!» Он заморгал глазами, покраснел и стал, заикаясь, извиняться.

В мужском обществе

Хочешь не хочешь, но особа женского пола за рулем авто должна как-то входить в мужское сообщество. Согласитесь, что мужчин на дороге все-таки больше. Часто Алена ловит на себе презрительные взгляды мужчин, которые не считают, что женщине за рулем место.

— Меня сразу же проверили «на вшивость» мужики-таксисты у «Соломона», — вспоминает первые дни своей работы на дороге Алена. — Попросили подвезти их домой в самый разгар смены. «Сегодня ты нас по домам развозишь, а завтра мы тебя выручим», — сказал один из водителей, Максим. К счастью, Алена сразу согласилась бросить своих клиентов и развезти таксистов по домам. Когда включила зажигание, Максим сказал: «Успокойся. Мы просто проверяли: наш человек или нет. Ты — наш человек!»

С клиентами тоже нелегко порой приходится. Некоторые мужчины, увидев девушку за рулем, сразу заявляют своим друзьям: «Ты что, с бабой хочешь ехать? Да она в первый же столб на дороге въедет, и будешь потом месяц загорать в больнице! Женщина за рулем — обезьяна с гранатой! Ты что, Задорнова не помнишь?»

— Вот однажды с такими репликами села ко мне в машину компания молодых людей, — рассказывает Алена. — Им надо было ехать в аэропорт из Первомайского. Я ехала как обычно, не на очень высокой скорости, аккуратно объезжая все колдобины, но и не задерживаясь на перекрестках. Когда через двадцать минут за моей спиной смолкли насмешки и наступила тишина, я насторожилась. Выходя из машины, один из молодых мужчин сказал тому, который больше всех возмущался: «А знаешь, Серега, девушка-то лучше тебя машину водит!»

Смущенные пассажиры с виноватым видом пожали Алене руку и пошли в здание аэровокзала.

— Я работаю только на себя, но у меня уже есть свои постоянные клиенты, — гордится Алена. — Это очень приятно, когда люди согласны ждать мою машину и в холод, и под проливным дождем, лишь бы их отвезла именно я. Это настоящее признание.

Но не все пассажиры такие идеальные. У ресторана, где обычно Алена ставит свою машину, клиенты особого рода. В основном это обеспеченные граждане и их девушки.

— Иногда они просят отвезти своих девушек до дома, если сами уже не могут сесть за руль, — рассказывает Алена. — И девушки попадаются всякие — могут и оскорбить, и свысока смотрят на меня, но я не обращаю на них особого внимания. Однажды подсел новый русский, все пальцы в золотых печатках. Всю дорогу меня обсуждал: и вожу-то я не так, и подвески на машине старые, и поворачивать не умею, и сама такая-сякая. Я терпела как китаец (люблю китайцев за то, что они никогда не высказывают того, что у них на душе). Когда довезла этого пассажира, сказала цену: двести пятьдесят рублей. Он мне положил пятьсот, а потом еще пятьсот сверху — за то, что все безропотно выслушала.

Кто не рискует — тот не таксист

Алена работает сама на себя. Это значит, что никакого контроля нет, но и никакой защиты.

— Я начинаю работать с восьми вечера — и до девяти утра, — рассказывает она. — Связи у меня никакой нет, я езжу без рации, а иногда и без сотового, если он разрядится.

— Как же ты не боишься? — спрашиваю ее.

— Я научилась определять людей по глазам, по разговору, — уверенно говорит Алена. — Подозрительных личностей я в свою машину не возьму. Сразу определяю, какая цель у человека и ради чего он останавливает такси. Спасает Алену лишь то, что напарники, соседи-таксисты, все-таки следят за рискованной девушкой. Обязательно просят отзваниваться, когда она привезла пассажиров, в каком районе находится. Наш город — не лучшее место для рискованных экспериментов, и Алена это знает лучше меня. Но пока ее Бог бережет.

Она еще и историк

Алена Уваровская вот уже четыре года занимается расследованием трагической истории ледокола «Байкал». Она планирует поработать в архивах Улан-Удэ и Петербурга, связаться с историками Туманного Альбиона, чтобы не осталось ни одного белого пятна в судьбе погибшего ледокола. Известный телеведущий Павел Любимцев, режиссер телеканала «Домашний», во время недавнего посещения Иркутска вручил Алене Уваровской диплом и ценный подарок за ее кропотливый труд.

Загрузка...