Как Адам и Ева

Конечно, называть Зоечку Элкиной подругой - это лишнее. Какие там подруги! Вот муж Зоечкин - да, он как раз настоящая подруга для Элки, они именно что дружат, прямо водой не разольешь. Он к Элке в компанию Зоечку привел исключительно из-за просьб Элки - приводи, а то неудобно, сидит там одна. Получается, что Элка жалостливая. Ну вот она по исключительной своей жалостливости и встречалась потом с Зоечкой, хотя вот как раз настоящие подруги Элкины говорили: Элла, ты совсем с дуба, да? Потому что раньше на таких, как Зоечка, фыркали - парвеню, не нашего, мол, круга. Зоечка, как бы сказать помягче, резкая очень. Однажды на Элкином дне рождения, давно, прилично все было, Элка потратилась, в долги влезла, стол там прямо царский, банкетище. А Зоечка - гостьей, помалкивала, а потом, у нее вообще-то особенность такая, по-другому не умеет, адреналину ей охота, если маленько спиртного в рот попадет, докопалась к Элкиной подруге. Вот прямо за столом. Та на юморе, не замечала, отмахивалась, отшучивалась. А потом - напряжение прямо растет и растет. И что? Да драка настоящая! Если кто не видел, как тетки волосы друг другу рвут, то и не надо смотреть, а детям - вообще до шестнадцати. Главное, мужики оттаскивали эту Зоечку от Элкиной подруги. А Зоечка натурально когтищами - в волосы. Буйная, короче. Может, что еще молодая, может, что темперамент такой, или вот еще говорят - характер. Или куча свободного времени, а не придумала еще, чем его занять. Так бы, может, пошла танцы фламенко разучивать - вот там бы как раз все и пригодилось. Может, она вообще гордая испанка по сути. Кармен-сюита. Туфли черные с перепонкой, каблук, чулки белые, юбка в горох. Пако де Лусия на двенадцатиструнной гитаре. Никто же этих испанок в глаза не видел, а они сплошь трубки курили, вот так по улице натурально чешет бабенка с трубкой. Роза в кудрях.

А с виду, кстати, Зоечка - ангел. Барби. Карамелька. Может, находись она в другой компании, а не в Элкиной, куда она изо всех сил прямо рвалась, может, и нашлись поклонники и у Зоечки, да что там поклонники, подруги бы нашлись. Но Зоечка все делала как-то не так. Ладно бы с этими Элкиными друзьями, но ведь и с родным мужем тоже оперетта, все чересчур. Элка избегала задавать Андрею, этому как раз Зоечкиному мужу, вопрос насчет того, что за слепота и глухота напала на него в то время, когда он решил выбрать именно Зоечку из всех женщин мира. Кто знает ответы? Правда? Почему эта женщина? Этот мужчина?

Элкина компания - тоже же не все сплошь солисты Большого симфонического оркестра. И не у всех дипломы об окончании курсов этикета. Но то, что умудрялась Зоечка демонстрировать, эти кадры из фильма, даже одну Элкину соседку, женщину с богатым жизненным опытом, приводили в замешательство. Потому что смотришь на Зоечку - розовый, обведенный перламутром, хорошо очерченный ротик. В лучшем случае представляешь невинные песенки группы "Ласковый май", а оттуда - радио "Шансон" отдыхает. И сынок у них, у Зоечки и Андрея, Вася звать, растет под аккомпанемент Зоечкиного исключительно рева. Но Вася, к счастью, получился чуть ли не ботаник - книжки и учеба на пять. Это, кстати, просто судьба уже. Потому что Зоечка как раз вот особо не упиралась насчет того, чтоб мальчик Вася получил в жизни ласку и заботу. А может, это так Элке казалось, хотя она и прятала от себя скепсис. Элка же добрая. Поэтому и на звонки Зоечки отвечала. И в гости звала. Даже после того знаменательного дня рождения все равно звала. Чего-то плела про индивидуальность.

У Элки самой двое парней, отцы их, конечно, разные. Если бы случилось больше мужей - может, и деток у Элки прибавилось. Элка - такая в любви вдумчивая. Но мужья все какие-то не те попадались. Первый - тот вообще живет с разбежавшимися глазами от выбора женщин, он сам себе, во всяком случае, казался - мужчина, у которого выбор. Совсем не стремящийся к браку. Баб у него всегда было больше, чем нужно даже ему. Он с одной разговаривает, а глазами по сторонам - в поисках другого, уже следующего источника вдохновения. Человек такой, художник в поисках идеальной натуры. А второй бухал. Эти увлечения где-то всегда рядом. Потому что бутылка - это тоже из ряда заманух. Прямо, получается, как Хозяйка Медной горы мигнет, моргнет, и поманит, и наобещает. Невзирая ни на что. Так что, выходит, оба мужа Элки, что один, что второй, - Данилы-мастера. Неймется им на одном месте, с одной женщиной Элкой - тоже неймется. Отсюда и у Элки начинается этот переизбыток чувств при отсутствии объекта - раз, бестолкового времени - два. Двое сыновей занимали чувства и жизнь, но та область сердца, в которой ожидание любви к мужчине, прости Господи, - там прямо вот сквозняк и никого. Комната без мебели. У Элки отсюда и эта раздражавшая многих манера опекать и носиться со всякими разными занедужившими на почве любви или ее отсутствия. Больше, конечно, отсутствия. И все эти, значит, больные сплошь и рядом косяком к Элке, потому что кто, как не она, и обогреет, и выслушает.

Андрей тоже как-то очень прижился в компании. Там, кстати, интересно было. Потому что у Элки мало того что лидерские качества, еще и воображение, талант, еще и знание, как людей нормально занять, вплоть до того, что у них же не просто там гулянки с выпивкой, а настоящие прямо представления, ну да, они спектакли разыгрывали. С привлеченными детками и бабушками. Так что там, в Элкиной компании, собирались вовсе не только чтобы выпить и закусить. А тем более как вот Зоечка демонстрировала - выяснять отношения. Они же еще какие, получались, интересные люди с разнообразными талантами. Еще у Элки это качество взаимовыручки, она им поражает буквально всех и каждого. Буквально Тимур и его команда. А не просто так - быть в центре и ловить кайф от того, что ей говорят: какая ты, Элка. Филиал кибуца. Ведь они же и картошку сажали, как-то получалось, сообща, и ремонты какие-то бесконечные друг другу, и строительство гаражей и бань, и шитье платьев на всех, и вязание свитеров и носков. А уж с детками сидеть, если какую мамашу третирует начальство насчет больничных, - это вообще не вопрос. Так что лучше вот так вот время проводить в этой самой молодости. Лучше уж творчество, когда современность.

Конечно, Элка, получается, совсем уже незаурядная женщина, поэтому некоторые мужчины в их компании ненадолго так влюблялись. А ненадолго потому, что Элка не то что окриком ставила на место, а так вот - без объяснения, но необидно уходила, прямо как рыбка из рук. Необидно - что важно, не реагирую, никаких таких польщенных улыбок и дальнейшей двусмысленности. Зато потом у мужика чувство, что Элка - родная сестра. И жены этих мужиков не дулись, знали, что Элка не падла. И никакого такого вальса-бостон на их костях станцовано не будет.

Но все всегда до поры. Потому что время любой цветущей юности хоть и длится бесконечно долго, но год сменяется годом. Только что лето - вот опять лето.

Но человеку нужна только любовь, поэтому и эти прыжки, и этот обман, самообман, и чувство вдруг, среди ночи, что ничего нет. Что все имитация. Потому что без любви - все имитация. И чувство, что все уехали. В общем, про одиночество речь. Такая вдруг наступила у Элки пора - прямо вот слезы градом лицом в подушку. Это о чем говорит? Это говорит только о том, что у Элки образовались просвет и возможность. Раньше ведь как было - работа, добывание натурально хлеба насущного, поиск этот вечный денег, чтоб детей на ноги поставить. Чтоб, значит, детей выучить. Образование вовсю уже бушевало платой. От таких дел не то что рыдать времени нет - вообще на передых ни минуты. А тут худо-бедно детки подрастают. И пошла, покатилась у Элки бабья слеза о ее личном таком, получается, несчастье. Хотя ждала счастья, только его и ждала. Бросилась Элка во всякие авантюры с поиском плеча мужеского. Но все никак, только добавочный литр этих самых слез и полное разочарование. Но эта истерика, к счастью, длилась недолго: любой женщине надо все-таки беречь силы, да и времени на плач нормальному человеку все-таки жалко, поэтому и пришлось сделать единственное - успокоиться.

Компания Элкина к тому времени как-то растворилась, вот как сахар в воде растворяется, так же и люди, вокруг Элки бесконечно выплясывающие свои танцы, тоже - нет их, прямо вот в атмосферу ушли, в воздух, хоть заорись. Тишина. Но это и не обидно, потому что Элка к тому времени стала уже взрослой тетенькой, а это прежде всего спокойствие. Ну нет так нет. И нечего, значит, дергаться. И винить тоже некого. Потому что время буйнопомешанной юности миновало, все эти поездки в ночь, и прочее, и прочее. Вплоть даже до того, что распитие спиртных напитков не приносило ничего, кроме головной боли, и это, надо заметить, не наутро, а непосредственно вот тотчас же после принятия. Следовательно, отпадала еще одна графа в списке того, что принято называть встречей с друзьями. Вот именно - что это за встречи под стакан чая? Да?

Наступил однажды день рождения Элки. Она к тому времени уже напрочь разлюбила это мероприятие, связанное с посещением людей, готовкой, всей этой восхитительной чепухой, которую болтают за столом, полагая, что это искренне и навсегда.

Тот день был обычным трудовым днем женщины, которая уже так немножко напоминает лето, когда лето - август, август - звезды. Без жары когда. Без жара в крови. Тихо когда - вот такое было лето у Элки в душе. Ну телевизор, ну кофеек с ирисками, а потом здоровущий кусок холодной курицы - то, что недоели родные детки, которые успели маманю чмокнуть утречком в щечку да и унеслись по своим, таким же точно молодежным и неотложным делам, что совсем еще недавно заводили саму Элку.

Вот теперь опять можно вспомнить про Андрея, номинально числившегося еще мужем Зоечки. Но как раз тот вечер был последним, когда Зоечка еще с полным правом могла говорить про него - муж. Короче, Андрей был единственным, кто вспомнил про Элку в тот день. Ему даже, кстати, никакой курицы не досталось, зато кофе-чаю с ирисками - сколько угодно, граммов четыреста точно. Вот он их ел, ириски, и сидел рядом с Элкой перед ящиком. И тут вот что случилось. Ну для сравнения, если кто среди осени поздней вдруг полетел однажды в город Сочи-Адлер, там, когда там из самолетика выходишь, прямиком вот из Восточной Сибири, чувство это странное - что тебя обнимает буквально душистый воздух-аромат, ненадолго это, потом, конечно, опять на родину потянет, в родной пейзаж и атмосферу. Но вот это чувство - что ты весь на ладони среди тепла и запаха магнолий. Ну, может, еще на Байкале в июле, когда тепло и безлюдно. Ты, значит, и природа. В лучшем ее проявлении, т. е. в единственном - благодаришь, и все. Плачешь прямо от счастья и благодарности. Подарок же! Короче, они, Элка с Андреем, посмотрели друг на друга, ага, после целой жизни знакомства, приятельства... И уже не расставались, и живут с тех пор, вот буквально - по десять звонков за день, прямо вот рука в руке. Зоечка, конечно, приезжала пару раз, драться пыталась с Элкой, граффити по стенам подъезда автомобильной краской, хотела еще окна бить, но этаж там высокий - не допрыгнешь, если только с краном договариваться, с башенным. Такая она все-таки гопница, Зоечка эта, в проявлении чувства потери. Но эти двое - Элка с Андреем - были уже только вдвоем. Кстати, сынок Андрея Вася, который ботаник, нормально все воспринял - эти новости. Вот надо же - ни сном ни духом, жили себе, жили, получается, рядом, даже не подозревали, что Андрей - мужчина всей Элкиной жизни, а Элка для него единственная. Прямо вот только вдвоем, как Адам и Ева. Есть же предположение, что у Адама до Евы была одна, Лилит, совершенно какая-то дура. Поэтому теперь же все ясно, да?

Метки:
baikalpress_id:  45 876