Самогон в Иркутске

Многие иркутяне до сих пор хранят дома самодельные аппараты для самогоноварения, а в магазинах их начали продавать в открытую

Современная молодежь знает об этом напитке, в лучшем случае, только из комедии Гайдая . Просто потому, что сейчас в бакалейных магазинах можно купить любой алкоголь. Но для людей постарше, переживших времена сухого закона и дефицита, самогон был настоящей палочкой-выручалочкой. Ведь в эпоху борьбы с пьянством в Советском Союзе водку можно было купить только по талонам. Бутылка в месяц на брата - не сильно разгуляешься. Поэтому варили самогон все - от домохозяек до профессоров. Правда, делать это было достаточно опасно: попадешься участковому, отберут не только самогонку и аппарат, но и выпишут немаленький штраф. Вот и приходилось прятаться от милиции то в гараже, то в погребе. Зато сейчас иркутянам есть что вспомнить.

Спирт из клизмы

Любимая русская народная забава - самогоноварение - в незапамятные годы сухого закона приняла массовый характер не только в деревнях, но и в городах. Многие занялись этим вынужденно: спирт был нужен для лечебных целей, для поминок или свадьбы. Огненным напитком расплачивались за дрова, ремонт и другие услуги.

"Пятнице" удалось разыскать людей, которые хорошо помнят время, когда самогон варили все или почти все.

- Моя подруга работала химиком в научном институте, - рассказывает Валентина Егоровна, 67 лет. - Она и все ее коллеги отлично умели гнать самогон, благо у них было необходимое оборудование. Поскольку мне тоже был нужен спирт для приготовления лечебных настоев, я попросила научить и меня. Подруга помогла мне достать змеевик - самый главный элемент самогонной установки. У него было четыре шланга (ради шлангов пришлось приобрести четыре клизмы). Один шланг подводился к кастрюле с брагой, второй - к крану с холодной водой (самогон конденсировался на стенках внутреннего змеевика), третий шланг выводил эту воду в раковину, а из четвертого капал спирт. Все очень просто, если знать и уметь. Единственная проблема - запах, который распространялся по всему дому. Но в то время самогон варили практически все, от профессоров до обычных работяг, так что никто никого не закладывал. Затем нужно было тщательно очистить продукт. Химики для этих целей использовали специальные немецкие фильтры. Мне же приходилось его очищать с помощью активированного угля. Получалось неплохо. Этим самогоном я расплачивалась с рабочими, строившими дачу. Но потом водка появилась в магазинах, и необходимость варить самогонку отпала.

74-летняя Людмила Васильевна до сих пор хранит самогонный аппарат, доставшийся ей от покойного мужа, который, по ее словам, относился к процессу со всей серьезностью.

- Никого и близко не подпускал, - объясняет пенсионерка, - да и опасно это было. Застукает милиция - и все, садись в тюрьму. Дед сам ставил брагу в 10-литровой бутыли. Помню, он пробовал разные рецепты: из сахара, проросшей пшеницы, томатной пасты... Для браги нужны были дрожжи. Тоже дефицит. Народ покупал дрожжи килограммами - и все знали, для чего. Потом закрывал бутыль резиновой перчаткой. Когда перчатка надувалась, это означало, что брага поспела. Потом он уединялся на кухне. Однажды случилась беда - перегрелся аппарат, и весь потолок оказался залит томатной пастой. Пришлось отмывать и перекрашивать. С тех пор дед перенес установку в гараж, вроде там было менее опасно, но появилась другая проблема - собутыльники. Они ему житья не давали, все время ходили и требовали налить, поэтому я забрала у деда аппарат и спрятала. До сих пор храню. Вдруг пригодится.

Ошибочка вышла

Этот забавный случай иркутянка Елена Парфенова запомнила с детства. Тогда девочка училась в пятом классе. Ее родители тоже гнали самогон, но не на продажу, а для себя. Домашняя лаборатория располагалась прямо на кухне, поэтому, когда шел процесс, специфический запах распространялся по всей квартире и даже по подъезду.

По соседству с ними жила очень вредная и скандальная старушка. И все-то ей не нравилось: то собака Парфеновых под дверью натоптала, то дети стены мелом разрисовали. Однажды во время очередной соседской разборки в порыве гнева старушенция заявила главе семейства Парфеновых: "А тебя, самогонщик проклятый, я участковому сдам! Вот попомни мои слова!"

Через несколько дней Парфеновы были приглашены на свадьбу к друзьям. Само собой, решили не ударить в грязь лицом и подготовиться к празднику по полной программе. Самогон стали варить заранее, чтобы фирменного семейного напитка хватило на всех гостей. В итоге заполнили им почти все пустые емкости в доме и поставили свадебный презент в шкаф дожидаться своего часа.

И вот накануне радостного события в дверь к Парфеновым постучали. Хозяйка посмотрела в глазок и побледнела от страха - там стоял участковый. "Ну все, сдала нас бабка", - только и смогла вымолвить перепуганная насмерть женщина. Что тут началось! Пока она разыгрывала перед дверью спектакль, крича: "Сейчас, сейчас открою. Минуточку, только оденусь", - остальное семейство спешно выливало самогон в раковины, ванну и унитаз.

Когда с самогоном было покончено, она открыла дверь милиционеру. "Добрый день, не могу попасть к вашим соседям. Вы не знаете, они в городе?" - спросил тот. Получив отрицательный ответ, развернулся и ушел.

В первые минуты после его ухода в семье Парфеновых наступила немая сцена. А потом все хохотали до упаду. Пришлось ехать на свадьбу пустыми. Зато закон соблюли. Сухой.

Участковые тоже люди

Кстати, какими бы грозными ни казались участковые самогонщикам, они тоже умели входить в положение граждан. В начале 80-х годов нынешний начальник отдела по работе на потребительском рынке ГУВД Иркутской области Владимир Щелканов работал участковым в поселке Култуке, Слюдянского района.

Всех поселковых самогонщиков знал в лицо. Заядлых было около двадцати человек. В основном гонка была поставлена у них на семейный подряд: муж варит, жена торгует. Остальные - любители, варили самогонку по случаю - на свадьбу, юбилей или поминки.

При этом у деревенских было свое ноу-хау. Шлангами и змеевиками, как в городе, они не пользовались. Самогонщики просто брали два алюминиевых таза. В один, поменьше, наливали брагу и ставили на печку. Второй, большего диаметра, устанавливали над ним. Пары поднимались вверх, конденсат оседал на дне верхнего таза, а затем капал в емкости, которые устанавливали с разных сторон "аппарата". Бутылка домашнего варева стоила примерно в два раза дешевле, чем водка, поэтому односельчане охотно покупали этот огненный напиток.

Но были и обиженные соседи. Видимо, те, кому не дали самогонки в долг, когда очень хотелось. Благодаря им милиция и узнавала адреса, где варят самогон. Хотя таких стукачей было мало. Ведь все понимали, что праздников в жизни будет еще много и самогон ой как пригодится.

Кстати, по большим праздникам милиционеры относились к самогонщикам снисходительно. Участковых в те годы очень уважали, особенно в деревнях, поэтому старались пригласить на самые торжественные события. "Конечно, приходил, например, на свадьбу, где пили самогон. Но никого не наказывал. Что же, меня позвали в гости, а я начну штрафы выписывать? Я же тоже человек и все прекрасно понимаю", - смеется Владимир Щелканов.

Но, когда праздник заканчивался, все возвращалось на круги своя. Тогда с самогонщиками поступали по всей строгости закона. Если ловили за руку, уничтожали на месте и самогон, и аппарат. А провинившихся привлекали к административной ответственности: они платили штрафы, которые в то время были около трехсот рублей при средней зарплате 110-120 рублей. Кроме того, пойманным самогонщикам надо было быть готовыми к тому, что к ним гораздо чаще будет наведываться участковый. "Но тогда работать участковым было проще. Сейчас люди запросто могут не открыть ему дверь, а в те годы даже речи об этом не шло - никто не спорил с милиционером, не предлагал взяток, и безропотно платили штрафы", - вспоминает Владимир Щелканов.

По его мнению, сейчас проблема самогоноварения уже неактуальна. Этот напиток по-прежнему варят разве что в селах. Зато сейчас, несмотря на богатый ассортимент алкоголя, люди до сих пор покупают дешевую водку, разлитую нелегалами где-нибудь в грязном подвале. За что и расплачиваются собственным здоровьем. Каждый год в Иркутской области регистрируются отравления спиртосодержащей жидкостью. Иногда бывают и смертельные случаи.

А вот к чести самогонщиков надо сказать, что их огненной водой никто и никогда не травился. Во всяком случае, милиционер с большим опытом работы Владимир Щелканов не назвал ни одного такого случая. Поэтому, как знать, может быть, когда-нибудь мода на самогон снова вернется.

Самогон реабилитировали

Самогоноварение в Российской Федерации до 2001 года являлось административным правонарушением. Процесс изготовления, хранения крепких спиртных напитков домашней выработки или аппаратов для самогоноварения считался незаконным. К крепким спиртным напиткам домашней выработки были отнесены напитки, полученные путем перегонки любых содержащих этиловый спирт жидкостей, приготовленных в домашних условиях кустарным способом из углеводосодержащего сырья с наличием спирта более 18% объема. Административная ответственность была установлена как за изготовление или хранение без цели сбыта самогона и других крепких спиртных напитков домашней выработки, так и за их приобретение. Действующий КоАП РФ 2001 года не предусматривает ответственности за самогоноварение. Однако такая ответственность установлена законами некоторых субъектов РФ.

Как это было

16 мая 1985 года было принято постановление ЦК КПСС и Совета министров СССР "О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма и искоренению самогоноварения". Граждане тогда еще Советского Союза познакомились с понятием "сухой закон". В целях борьбы с повальным народным пьянством были приняты не только адекватные меры, как то: запрет на распитие спиртных напитков на рабочем месте, на улицах и в общественном транспорте, но и совершенно варварские, не учитывающие особенностей русского характера ограничения. Водку в магазинах начали выдавать по талонам - раз в месяц и не более двух бутылок в руки. Очереди в винно-водочные отделы исчислялись сотнями метров. У населения, оставшегося без последней доступной радости жизни, началась массовая истерика. Между тем запреты и ограничения на продажу спиртного привели к трагическим последствиям. Резко увеличилось производство и потребление суррогатов, в многотысячных "винных" очередях насмерть давили людей, в аптеках исчезли все лекарственные препараты на спирту. Народ начал гнать самогон. С одинаковой активностью брагу варили как представители рабочего класса, так и интеллигенции. Бутылка же настоящей водки превратилась в эквивалент твердой валюты. Купить ее без талонов можно было только у таксистов по 20-40 рублей. Вскоре после вступления закона в силу в СССР было создано Всесоюзное общество трезвости, члены которого брали на себя обязательство никогда не брать в рот ни капли спиртного. Телевидение и радио пропагандировали безалкогольные свадьбы и застолья с лимонадом и кефиром. Из старых советских фильмов едва не были вырезаны алкогольные сцены, в новых кинолентах показ героев, распивающих спиртные напитки, был строго запрещен. Тем не менее, несмотря на активную пропаганду, в 1988 году антиалкогольная кампания закончилась ничем, принеся бюджету миллиардные убытки.

Нужен ли России сухой закон?

Сейчас есть немало людей, которые призывают вновь ввести в России сухой закон. Как правило, в качестве аргументов сторонники ограничительных мер приводят данные статистики. Так, сейчас потребление алкоголя в РФ доходит до 17 литров на человека в год. В 1985 году этот показатель был немногим более 10 литров, а когда Николай II ввел сухой закон, потребление алкоголя составляло 2,8 литра на человека. Как вы считаете, нужны ли нашей стране такие меры? Ждем ваших звонков и историй по телефону 27-28- 28, писем по адресу: friday@pressa.irk.ru или Иркутск-9, а/я 82.

Загрузка...