ЕГЭ — это тупик

Наши читатели согласны с академиком Амонашвили

В прошлом номере «Пятницы» мы попросили читателей поделиться своими мнениями по поводу статьи «ЕГЭ должен уйти», в которой рассказывалось о встрече иркутских учителей со знаменитым педагогом Амонашвили. Напомню, что академик Амонашвили с самого начала был в числе противников ЕГЭ. По его мнению, тесты ЕГЭ приведут к разрушению системы знаний. ЕГЭ тормозит развитие личности. Машина не может ее выявить, получается «штамповка». Тесты — это не системные знания, это слепая удача. Все зависит от того, как палец на кнопку ляжет... Знаменитый педагог уверен, что лет через пять ЕГЭ уйдет, и очень жаль, что дети свои лучшие годы тратят на заучивание тестов. Эти годы уже никогда не вернутся. Как выяснилось, иркутян волнуют проблемы современной школы. И почти все согласны с мнением академика Амонашвили.

Алексей Безруков, недавний выпускник школы:

— Сейчас ЕГЭ уже с ранних классов ставится главной целью, к которой должен стремиться каждый ученик. В одиннадцатом классе школьники просто не знают, для чего нужна школа. У многих возникает мысль, что она не для того, чтобы узнать что-то новое и интересное, а только для того, чтобы сдать пресловутый экзамен. Это печально. Вывод: инфраструктура ЕГЭ развилась очень стремительно, но хорошего она в себе ничего не несет. Она упрощает систему приема в вузы, упрощает работу безалаберных учителей и усугубляет проблему раскрытия человека.

Владимир Константинович Лапин, пенсионер:

— Я совершенно согласен с Амонашвили. Какой учитель — такой ученик! У меня есть внуки разного школьного возраста, поэтому я не понаслышке знаю о современной школьной системе. Часто мне приходится бывать на собраниях, иногда беседую с учителями, потому что бывает всякое — дети есть дети. Не один раз были даже случаи рукоприкладства со стороны учителей. Есть такие «педагогические» приемы у некоторых работников школы — подзатыльник, шлепанье по губам, по рукам. После таких случаев невозможно объяснить ребенку, что учителя надо уважать и любить.

Владимир Бортников, пенсионер:

— Мне 67 лет. Я до сих пор помню своих учителей по именам и очень благодарен им за то, что дали мне хорошую базу и не отбили желания учиться. До сих пор я пользуюсь своими школьными знаниями, могу помочь внучке-старшекласснице по алгебре и тригонометрии да и с младшими спокойно могу сделать любой урок. В современной школе детей не учат думать, они зазубривают урок, а назавтра его забывают. Уверен, что система тестов, в том числе ЕГЭ, — чушь.

Марина Рауш:

— Думаю, что ЕГЭ — это прежде всего бизнес, причем большой бизнес. Мой сын готовился к сдаче ЕГЭ в прошлом году, мне приходилось постоянно покупать ему специальные компакт-диски и пособия по сдаче ЕГЭ. Потом платить репетиторам. Постепенно это превратилось в какую-то бездонную прорву. На ЕГЭ выделяются огромные деньги из бюджета страны. Миллиарды рублей. Я не верю, что при нашей коррупции деньги, выделяемые на ЕГЭ, не станут добычей различных чиновников. Для них ЕГЭ очень выгоден. Это такая кормушка!

Валерий Духовников:

— Амонашвили очень точно заметил, что смысл всей учебы сводится к натаскиванию на сдачу теста, а тест — это чистая технология. Не надо размышлять, анализировать, мучительно искать ответ. Поставь галочки там, где надо, и все. Разве это учеба?! Я очень сильно сомневаюсь, что с помощью ЕГЭ можно объективно оценить уровень знаний и подготовки школьника. Галочки-то он может поставить правильно, но ведь можно и обезьяну научить ставить галочки.

Андрей Крылов:

— Полагаю, что проблема даже не в самом ЕГЭ, сколько в педагогах. Их уровень очень слабый. Я недавно вспоминал школу и пришел к выводу, что ни один мой учитель, а учился я в не самых худших средних учебных заведениях нашего города, не был увлечен своей работой. Не пытался заинтересовать или раскрыть во мне интерес к чему-то. Мой школьный итог — многочисленные тройки в аттестате, что не отражает моих знаний и способностей.

Метки:
baikalpress_id:  45 834