Чемодан юаней

Иркутские музыканты заработали на квартиру, выступая в пекинском ресторане

Недаром 90-е годы у нас принято называть лихими. В это сложное время каждый россиян выплывал как мог. А если удавалось заработать валюту, которая росла в цене каждый день, то это считалось большой удачей. Первой солистке театра Владимира Соколова «Пилигримы» Наталье Макаровой и ее мужу — гитаристу и певцу Евгению Макарову пришлось в те годы поработать по контракту в пекинском ресторане «Байкал». В этот ресторан китайцы приходят специально для того, чтобы послушать русские песни. Оказывается, со времен Мао Цзэдуна китайцы помнят русские народные песни, знают их наизусть и могут научить их петь даже наших соотечественников. Однако в самый последний момент китайские хозяева приготовили иркутянам неприятный сюрприз.

По контракту в «Байкал»

Когда Макаровы узнали, что в Пекин требуются музыканты, они сразу согласились: и мир посмотреть, и заработать хотелось. Контракт поначалу казался очень выгодным: тысяча долларов в месяц на каждого, трехразовое питание и квартира в центре китайской столицы — за счет ресторана. А еще ресторан назывался «Байкал» — казалось, что в заведении с таким родным названием ничего плохого случиться не может.

— Сразу поразило, что в Пекине совершенно нечем дышать. Там даже зимой снега нормального не бывает — сдувает, — вспоминает свои первые впечатления от многомиллионного города Наталья. — Вот к этому привыкнуть было очень сложно. Там даже ветер и тот какой-то удушливый, свежести не приносит. Но все остальное нам очень понравилось. Еда — дешевле уже некуда. На пятнадцать рублей можно было пообедать: взять, например, большую порцию мяса или рыбы. В Пекине можно норковую шубу длиной до пола из цельных шкурок купить за двадцать тысяч. Нас устраивало и то, что свою зарплату мы не тратили, потому что все было за счет заведения. Поэтому мы не брали зарплату каждый месяц у работодателя, а оставили расчет на потом. Если бы мы тогда знали, чем все это кончится.

А в самом начале их насторожило только то, что работодатель не стал заключать с музыкантами никаких письменных договоров: все было только на словах.

«Хороши весной в саду цветочки»

Маленький ресторанчик «Байкал» находится в самом центре столицы Китая. Его хозяева-китайцы уже много лет подряд нанимают на работу музыкантов из разных городов Сибири. Наталью и Евгения «Байкал» поразил тем, что здесь собиралась почти каждый вечер китайская публика. Причем люди целенаправленно шли слушать русскую народную музыку.

— А вы знаете песню «Хороши весной в саду цветочки»? — спросил их в первый же день работы хорошо одетый пожилой китаец.

Наталья и Евгений посмотрели друг на друга с недоумением и стали лихорадочно вспоминать слова песни. «Вообще-то багаж народных и эстрадных песен у нас достаточный, — рассказывает Евгений. — Мы ведь оба окончили училище искусств. Но чтобы так, с ходу, вспомнить от начала до конца песню «Хороши весной в саду цветочки»... Эта задача не из легких даже для нас».

— А я могу вам напомнить, — улыбаясь, предложил китаец.

И спел всю песню от начала и до конца. Но это было еще не все. Почти каждый вечер подходили китайцы довольно солидного возраста и просили исполнить для них русскую народную песню «Пряха» или «Дороженька». Причем сами они знали эти давно забытые русскими песни наизусть. Разговорившись с официантами, иркутяне выяснили, что был в Китае период пламенной любви жителей к Советскому Союзу, до тех пор пока тело Сталина не вынесли из Мавзолея (тогда Советский Союз из родного друга сразу превратился в лютого врага). С тех давних времен живы в памяти у населения Поднебесной эти русские народные песни.

— Нам пришлось учить не только забытые народные русские песни, но и китайские тоже, — вспоминает Наталья. — Они, конечно, все смешные такие, сплошные «Сяо и Мяо», но все как одна — про любовь. Мы выучили много их песен и даже исполняли каждый вечер на китайском языке «Катюшу», «Подмосковные вечера». Выступление в «Байкале» традиционно начиналось с сорокаминутной пробежки по русскому фольклору. Специально для этого в ресторан приходили пожилые китайцы, даже привозили инвалидов-колясочников, чтобы и они могли послушать наши песни.

Элитный ресторан

Походив по соседним русским ресторанам, Макаровы довольно быстро поняли, что им несказанно повезло. Их «Байкал» располагался рядом с русским посольством в Пекине, поэтому в ресторан частенько заглядывали дипломатические работники, богатые китайцы и русские. Зато в торговых кварталах Пекина посетителями русских кабаков были наши родные челноки.

— Мне очень жаль китайцев, которые узнают нашу страну, пообщавшись с челноками. Это не самые достойные представители России за границей. Ведут иногда себя так, что стыдно за державу, — говорит Наталья. — Они закупили товар, отнесли его в гостиницу и вот пришли в ресторан — оттянуться по полной. Бедные музыканты вынуждены начинать свою программу с «расколбаса», с пошлых и совершенно тупых песен. Нас, слава Богу, эта участь миновала.

Наталья и Евгений пели в «Байкале» свой любимый репертуар...

— Всегда на ура шли мелодии прошлых лет: группа «Эракшн», «АББА», «Бони М», итальянцы — Аль Бано и Ромина Пауэр, Тото Кутуньо, Челентано, «Рикки и Повери»... Мы пели песни добрых «советских застойных времен» и на английском, и на испанском, и на французском, ну и на китайском, конечно. Тамошняя публика очень любит «Машину времени», «Воскресение». Очень востребованы песни Пугачевой, Любы Успенской, Шуфутинского, Добрынина, Саруханова, — в общем, представители советской эстрады по-прежнему в цене. Песню Звездинского «Очарована, околдована» заказывали почти каждый вечер. Я с удовольствием пел песни моего любимого композитора Александра Розенбаума, и публика их прекрасно помнит и заказывает по многу раз... — рассказывает Евгений.

Дочь разведчика

В ресторане «Байкал» прямо на глазах у иркутских музыкантов произошла удивительная история. Русская девушка Таня часто приходила сюда в сопровождении одного солидного мужчины — директора какого-то уральского завода. Михаил Константинович рассказал, как встретил Таню — русскую официантку в «Байкале» и попросил ее что-то принести. А она по-русски — ни слова. Убежала — плачет. Оказывается, девушка родилась и выросла в Пекине, говорит только на китайском.

Папа ее — бывший разведчик, женился на китаянке, родил троих детей и не захотел возвращаться на родину, потому что ему запретили везти с собой семью — было время холодной войны с Китаем. Поэтому отец не учил детей русскому языку. У Тани не было денег, чтобы поступить в вуз. И тогда за нее заплатили русские из аппарата президента Ельцина. За семь месяцев девушка выучила язык, удивляя преподавателей своими способностями.

— Я мечтаю съездить в Россию, — призналась Таня. — У меня там должны быть родственники. И папа хочет, чтобы его похоронили на родине...

Хитрый хозяин

Когда контракт с рестораном «Байкал» закончился, Макаровы засобирались домой. Но директор ресторана оттягивал выплату денег.

— Оставалось уже тридцать минут до отхода нашего поезда, а мы все сидели в приемной у директора, — рассказывает Наталья. — Потом он поманил нас пальцем, как прислугу, и выложил перед нами пачки бумажных китайских купюр — юаней.

«Куда мы денемся с такой кучей наличных юаней? — подумала Наталья. — Ведь вначале договаривались, что оплата будет производиться в долларах». Иркутянка не выдержала и расплакалась. Это, видимо, принесло удовольствие китайцу, потому что он подождал, пока она вспомнит весь словарный запас китайского языка, и только потом таким же образом поманил к себе менеджера-китайца. Тот принес из соседней комнаты пачки долларов. То есть этот спектакль был задуман заранее и мастерски разыгран перед русскими. Чтобы унизить их.

— Мы получили наши деньги, но впечатление от работы было окончательно испорчено, — говорит Наталья.

В Иркутске на заработанные деньги Макаровы смогли купить квартиру. Потом они работали во многих элитных ресторанах Иркутска. И сейчас у них хорошая работа — они поют в недавно открывшемся новом ресторане. О Китае вспоминают часто, но ехать туда на работу снова пока не спешат.

Дорога в музыку

Евгений и Наталья окончили эстрадное отделение Иркутского училища искусств, воспитанники известного в городе эстрадного музыканта и преподавателя Владимира Романенко.

Наталья была солисткой в первом составе прославленного иркутского театра «Пилигримы» под руководством Владимира Соколова. А в биографии Евгения Макарова был и такой факт: в восьмидесятые годы он ездил по стране с агитпоездом ЦК ВЛКСМ. Евгений, талантливый композитор и певец, сочинял музыку для детей: вместе с покойным ныне поэтом Марком Сергеевым написал несколько песен и музыку для детских музыкальных спектаклей. Но чтобы заработать, с восемьдесят четвертого года стал петь в ресторанах. Со временем это стало основной профессией и для Натальи, и для Сергея.

Загрузка...