Иностранцы в тайге

В июле будет открыт памятник голендрам, живущим в Заларинском районе

В этом году исполняется сто лет с того дня, когда первые четверо мужиков по национальности голендры прибыли в Заларинский район и основали там свое поселение. Через год к ним приехали их семьи. За прошлый век людей этой национальности в сибирской глубинке стало так много, что появилось целых четыре деревни, заселенных ими: Пихтинск (Замостечье), Средний Пихтинск (Новины), Тулусине и Дагник. Вместе с остальными сибиряками они пережили раскулачивание и вслед за ним работу в трудармии, а затем — участие в Великой Отечественной войне, с которой многие не вернулись. Голендры носят немецкие фамилии — Кунц, Зелент, Гиниборг, Гильдебрант, Людвиг, говорят по-украински, молятся по-польски. Но главное, что отличает их от местного населения, — необыкновенная работоспособность и верность религиозным традициям (все голендры — лютеране).

Деревня Пихтинские Голендры

Я держу в руках пожелтевший от времени документ Иркутской губернии столетней давности, писанный со всеми еще не отмененными революцией ятями и ерами, с соблюдением всех правил вежливости: «Примите уверение в совершенном моем почтении», «Милостивый государь»... Письмо-прошение, датированное 1912 годом, было отправлено «евангелически-лютеранским дивизионным проповедником Восточной Сибири, иркутским губернским пастором» начальнику администрации поселка Тыреть некоему Адаму Адамовичу:

«...Познакомившись на месте с бытом переселенцев-лютеран позволю себе поделиться своим впечатлением. Народ трудолюбивый, молодой, благочестивый и знающий рациональную обработку земли, но бедный. Я думаю, что они составляют элемент вполне полезный для нашей губернии. В настоящее время они насчитывают до 200 душ. Весною предвидится прибытие новой партии — около 100 человек из той же Волынской губернии.

На прежней родине их звали официально cвиябужскими, нейбровскими и нейдорфскими голендрами — имя, с которым они свыклись и которое им нравится. Поэтому я просил бы присвоить занимаемой ими новой родине имя — деревня Пихтинские Голендры.

При посещении моих новых прихожан сказывался недостаток достаточно просторного помещения, приспособленного для богослужения соответствующему столь большому числу прихожан, которые также в мое отсутствие по воскресным дням собираются для чтения проповедей и пения церковных песен. В виду вышеизложенного обращаюсь к вам, милостивый государь, с покорнейшей просьбой пойти навстречу назревшим духовным нуждам населения доверенного Вам участка, т. е. деревни Пихтинские Голендры, и содействовать постройке молитвенного дома, который скрасит жизнь теперешним труженикам и вновь прибывающим».

Молитвенный дом у голендров появился, но вскоре грянула революция, и отправлять службы им, как и всем прочим верующим, было запрещено. Тем не менее почти сто лет они хранили свои молитвенники — ксеньжки. Это старые молитвенники, отпечатанные еще на Западе, на Волыни, готическим средневековым шрифтом. Ксеньжка от слова «ксендз» (так в Польше называют священника).

Молятся по ксеньжкам

— Моя мама, сколько я себя помню, молилась всегда, — рассказывает автор проекта памятника голендрам Людмила Людвиг. — Утром и вечером она читает «Отче наш» и в трудную минуту всегда молится.

У Сузанны и Ивана Людвигов (их еще зовут в селе Мыханчуками, потому что первого человека из их рода, приехавшего в Сибирь, звали Михаилом Гиниборгом) восемь детей: Михаил, Иван, Иосиф, Надежда, Виктор, Мария, Анатолий и Людмила.

В Пихтинске (который голендры еще называют Замостечьем) и в Среднем (на местном наречии — Новыны) много семей, где по десять и по четырнадцать детей. Такие многодетные семьи у голендров были до перестройки, но сейчас, особенно у тех, кто переехал в город, семьи малочисленные.

Хотя в глубинке все еще придерживаются старых обычаев и традиций: например, каждый день дома и каждое воскресенье в молитвенном доме читают молитвы по ксеньжкам. Сейчас к голендрам приезжают как лютеранские, так и католические священники, но чаще других в Пихтинске бывал настоятель иркутского католического прихода Успения Богородицы ксендз Игнаций Павлусь.

— Когда наступает Пасха, — рассказывает Людмила Людвиг, — все в доме встают, умываются и собираются за столом. Стоя читается молитва по ксеньжке, посвященная Светлому воскресенью. А потом мама берет пасхальное яйцо и аккуратно режет его на столько частей, сколько человек за столом: на десять или двенадцать. Это значит, что мы все вместе и все заодно.

Яйца красят тоже старинным способом: сначала на сырое яйцо наносят писаком — деревянной палочкой с острым концом — узоры растопленным воском. «Эти узоры тоже все старинные, — рассказывает Сузанна Людвиг. — Мама их называет «сосенки», «гусиные лапки», еще ее мама учила так расписывать яйца». Потом вместе с расписанными воском яйцами кипятится вода, в которую кладут шерстяные нити одного цвета — либо желтые, либо красные, либо зеленые и т. д. Когда яйцо сварится, его аккуратно ложкой вынимают и чистой сухой тряпочкой стирают воск: на месте восковых полосочек остаются белые узоры. Так готовят «писанки» на Пасху.

Усадьбы голендров

Самыми удивительными, на взгляд историков и этнографов, являются выросшие посреди сибирской тайги усадьбы голендров. Старинные избы рублены без единого гвоздя! Срубы сложены «в лапу». Строились сибирские голендры так, чтобы все было в доме изначально: и ток, на котором молотили зерно и сушили сено, и стайки со свиньями, и коровий хлев, и насесты для кур, и баня, и туалет. Чтобы можно было в метель и сорокаградусный мороз, на выходя из дома, кормить и поить скотину. Поэтому избы голендров похожи на Ноев ковчег, где всякой твари по паре. И внешне старинный дом голендров — внушительное сооружение.

Чтобы выстроить дом, надо было воспользоваться трудом соседей и родных. Тогда устраивались вечерки. Хозяйка будущего дома готовила ужин на всех, а соседи строили с хозяином дом. С помощью общины голендры справлялись с непосильными работами. И до сих пор так ведется...

— У нас ведь как картошку сажают? — рассказывает Людмила Людвиг. — Собирается человек 12—15 в одной усадьбе. Хозяйка готовит угощение, а все идут на поле и сажают картошку «под плуг». Впереди идет лошадь, а за ней тянется плуг. Огороды у всех очень большие, меньше двенадцати соток не бывает. Сегодня сажаем картошку у Густава и Юзефины, завтра — у Зузанны и Ивана, потом идем к Альжбете и Зигмунду. И так пока у всех не посадим, за день обходим три семьи.

В старинном доме обязательно была специальная комната, где располагался ткацкий стан — верстат, на котором ткали и половики на пол, и материал для одежды. Была здесь и прялка — курвиток. Существуют в каждом доме и маслобойка, и свои жернова — для того чтобы черемуху сухую молоть. На жилой половине дома всегда очень чисто. По стенам развешаны фотографии родных и иконы. Лыжко (кровать) отделывали по низу кружевными подзорами, поверху — вышитыми яркими розами покрывалами. Наволочки на подушках тоже украшались вышивкой, а складывались подушки горкой: внизу самая большая, а вверху — маленькая подушечка.

К сожалению, сибирские деревни вымирают. Не обошла эта беда стороной и голендров. Так, на месте деревни Тулусине остались только избы, а в других их селах сейчас живут одни старики.

Запутанная история

Голендрами в Германии называют колонистов, в начале XVII века расселившихся по берегам Западного Буга. Но пихтинские поселенцы, вопреки немецким фамилиям и польским молитвенникам, утверждают, что они не немцы и не поляки. (За эти фамилии и пострадали голендры в тридцатых годах XX века: всех людей работоспособного возраста сослали в трудармию на каторжные работы. Многие там и погибли от непосильного труда и голода.)

Одни историки говорят, что, судя по языку и обычаям, голендры — это украинцы из западных районов нынешней Украины, которые переходили то к Польше, то к Восточной Пруссии. Другие считают, что это голландцы. Какое-то время они блуждали по Европе, пока не осели в польско-литовском государстве Речи Посполитой. Голендры ассимилировались с местным населением, сохранив свои фамилии, приверженность к протестантизму, но переняли местный язык и обычаи.

В Сибири голендры появились в 1911—1915 годах. Во времена столыпинской реформы многие жители Гущанской волости, Владимиро-Волынского уезда, Волынской губернии, и Домачевской волости, Брест-Литовского уезда, Гродненской губернии, выехали в Сибирь в поисках земель. Но, приехав сюда, голендры увидели, что лучшие земли уже заняты другими, «русскими» ссыльными.

Тогда они поселились в тех местах, которые были никем не обжиты. Пришлось корчевать дикую тайгу и осушать вручную лесные болота. Средний Пихтинск, кстати, и был построен на болоте. Что помогло голендрам сохранить свою самобытность? Только обычай не выходить замуж и не жениться на людях другой веры. Так в течение века сохранились и язык, и традиции, и этнический тип голендров.

Зачем голендрам памятник

В 2006 году голендры создали штаб по сохранению духовного наследия. Председателем стал уважаемый в Пихтинске крестьянин — Петр Мартынович Людвиг.

— Старики уходят, традиции умирают, — говорит Людмила Людвиг. — Поэтому мы решили создать музей и установить памятник крестьянам-основателям. В музее мы будем рассказывать молодежи о наших традициях и обычаях.

Памятник будет простым камнем, стесанным с одной стороны, на котором изображены кедровая ветка с шишками, старинный крестьянский дом и древний свиток. На камне будут выбиты слова: «Посвящается основателям поселения пихтинским голендрам...».

Метки:
Загрузка...