Малахов обманул Симону

Первый канал обещал сделать немке, живущей на Ольхоне, вид на жительство в России

68-летняя гражданка Германии Бендхильд Халемайер вот уже тринадцать лет живет вместе с любимым 66-летним русским мужчиной в экстремальных условиях острова Ольхон на Байкале. Из-за трудно-произносимого имени жители острова называют ее Симоной. Недавно о байкальских влюбленных Робинзонах узнали в редакции программы «Пусть говорят» Первого канала. Симоне пообещали сделать вид на жительство в России, но обманули. Программу о Робинзонах отменили и о женщине забыли. Однако иностранка, чей отец-поэт воевал против русских в Великой Отечественной войне и погиб под Ржевом в 1942 году, по-прежнему мечтает остаться жить в сибирской глуши навсегда.

В Германии у Симоны остались трое детей и престарелая 99-летняя мама, которая до сих пор сильно переживает за свою дочь и надеется, что она скоро вернется из России в родной дом-особняк стоимостью 300 тысяч евро. Но Симона этого не хочет, ее вполне устраивает нелегкая жизнь на отдаленном от цивилизации острове. Симона и Леонид познакомились в конце 80-х годов на стройке деревни для пострадавших в катастрофе на Чернобыльской АЭС.

— Леня мне сразу приглянулся, — вспоминает Симона. — Такой молодой, красивый, подтянутый. Но любви сначала у нас не было. Просто близкая дружба. Серьезные отношения между нами возникли уже после смерти моего немецкого мужа, пастора протестантской церкви, в 1988 году. Леня так за мной страстно ухаживал, такие романтические свидания у нас были. Но жить в Германии мы не захотели. Там слишком все цивилизованно. Нажмешь на кнопку — и все блага человечества перед тобой.

Даже ничего делать не нужно, вставать с дивана. Каждый день похож на предыдущий. Беззаботная жизнь, монастырские каноны нам быстро надоели. Хотелось активной, интересной и разнообразной жизни. В 1994 году мы начали путешествовать, покорять мир. Хотелось увидеть не тронутую человеком природу, познакомиться с интересными людьми. Наконец мы с Леонидом очутились в России, на его родине. Меня сразу же привлекли огромные просторы вашей страны. А когда приехали на Байкал, решили с моим любимым остаться здесь навсегда.

Влюбленные собственными руками построили дом и великолепные террасы в поселке Харанцы на острове Ольхон.

— Сначала я чувствовала себя Робинзоном Крузо на необитаемом диком острове, — говорит Симона Халемайер. — Было тяжело. Успокаивал меня мой любимый. Вместе мы справлялись со всеми трудностями. Ведь даже принять душ нельзя было. Умывались холодной водой! Для того чтобы позвонить маме и родным детям, мне приходилось ехать за 50 километров — переправляться на пароме и плыть на лодке — мобильная связь была ужасной! Моя мама Эмми плакала, умоляла вернуться, но каждый раз я ее успокаивала и говорила, что на Байкале я обрела настоящее счастье в жизни — Леня рядом, прекрасные рассветы и закаты на озере, первозданная природа. Нигде я не видела такой красоты! Немногочисленные местные жители поселка приняли Симону сначала в штыки. Немке не нравилась неисполнительность и непунктуальность русских. Но через некоторое время иностранка и сибиряки нашли общий язык.

— Сейчас я занимаюсь с детьми в поселке, — рассказывает немка. — Учу их музыке и танцам. На острове не хватает культурного просвещения. Я пытаюсь заполнить эти белые пятна.

Симона и Леонид снабжают население острова продуктами и лекарствами. Несколько семей немка с огромным трудом отучила от пьянства. «Нет счастья и порядка в семье, если родители пьют водку», — уверена она.

Симона придерживается протестантской веры, Леонид — православный. Влюбленные едят вегетарианскую пищу. Симона выращивает на грядках овощи и готовит блюда немецкой кухни. Но частенько она варит для своего мужа борщ, маринует в банки помидоры и огурцы из собственных теплиц. У немки нет российского гражданства, поэтому она регулярно ездит в Германию за визой. С Леонидом Симона живет в гражданском браке.

— Я не выхожу замуж, потому что получаю пособия и пенсию за покойного мужа из Германии. На эти деньги мы живем и помогаем жителям нашего острова, — рассказывает 68-летняя иностранка. — Удивительно, но на Байкале я вообще перестала болеть. Трудности закаляют. Каждый день для меня и Лени наполнен радостью и заботами. Все делаем своими руками, добиваемся результата — и жить хочется дальше! В 1998 году к нам в гости приезжал мой младший 39-летний сын Дитрих из Германии. Он фотограф, защищал диплом. Снял на свою камеру всю нашу отшельническую потрясающую жизнь! Диплом защитил на «отлично»! В Германии его работа стала настоящей сенсацией! Приезжать сюда жить Дитрих не собирается. Он другой человек, ему нужна цивилизованная жизнь. Но Байкал ему очень понравился.

Не срослось

В марте 2008 года о Симоне и Леониде узнали в московской редакции программы «Пусть говорят» и пригласили иркутян в Останкино. Около месяца шли дотошные переговоры, Симона категорически отказывалась, потому что не хотела уезжать с острова в столицу с безумным ритмом жизни даже на два дня. Не помогало и то, что «Пусть говорят» оплачивали проезд от Иркутска в Москву и обратно, а также гостиничный номер для Симоны и ее гражданского мужа. Тогда редакторы пообещали немке сделать вид на жительство в нашей стране. Иностранка согласилась.

На съемках «Пусть говорят» должен был присутствовать титулованный чиновник по миграционной политике из Государственной думы. Вдохновленные влюбленные уже ехали в Иркутск выкупать билеты на самолет до Москвы, как внезапно им позвонили редакторы «Пусть говорят» и сообщили, что программа с их участием переносится на неопределенный срок.

Загрузка...