Апология стукачества

Почему в России не приветствуются помощь органам правопорядка и сигналы о творящихся безобразиях

В России стукачей ненавидят. Это не обсуждается. У нас даже к бандитам относятся лучше, чем к доносчикам. И не важно, стучит человек во имя добра и справедливости или нет, стукач — он и есть стукач. Зато в цивилизованных странах стукачество всячески поощряется и морально, и материально, являясь фундаментом общественной стабильности и безопасности.

Стукач — это приговор

Пару лет назад я познакомилась с одной пожилой иркутянкой. Она всегда в курсе того, чем живут соседи, следит, кто входит и выходит из подъезда, знает, кто не заплатил за уборку и кто не платит налоги, сдавая квартиру внаем, кто сделал незаконную перепланировку и чьи дети балуются наркотиками.

У нее всегда под рукой список нужных телефонов, куда можно звонить в случае чего. Разумеется, соседи ее терпеть не могут, называют стукачкой и другими нехорошими словами, но именно благодаря ее усилиям в подъезде всегда чисто и горят лампочки. Вот вам парадокс и феномен: в чистоте жить любим, а стукачей не любим...

Наилучшим образом психологию россиян по отношению к стукачеству выразил Эдуард Лимонов: «Я умудрился прожить сорок семь лет, никого не заложив. Не закладывать учили меня отец — советский офицер, работяги, с которыми я работал на заводах и стройках, хулиганы и урки рабочего поселка. Закладывать своих, согласно этике 50-х годов, считалось самой последней подлостью» (из статьи «Идеология стукачества»).

Под этим высказыванием могут с гордостью подписаться миллионы людей. Мы так воспитаны, у нас с детских лет нет оскорбления хуже, чем ябеда. Взрослые внушают детям не жаловаться на обидчиков, а разбираться самим. Считается, что лучше быть битым, лучше страдать, но молчать — тогда тебя будут уважать, а ябед все презирают...

С этим твердым убеждением мы идем по жизни. А дальше — уже не детсадовская песочница, а армейская казарма и «деды», которые считают своим долгом калечить и убивать. Но настучать на них — ни в коем случае. Не стучал рядовой Андрей Сычев и остался без ног, не стучал Роман Рудаков и вообще не выжил после побоев. Но они не стучали, потому что нехорошо это, подло и гадко. Подло сообщить гаишникам номер машины пьяного лихача, сбившего старушку на светофоре. Набрать 02, когда твоему соседу выламывают дверь, — это вообще просто верх низости! Вот такая у нас извращенная мораль.

В этой связи мне вспоминается опрос, который провело одно информагентство среди иркутских чиновников, депутатов и бизнесменов. Вопрос звучал так: согласятся ли они доносить на злостных неплательщиков налогов? И практически все как один отвечали с возмущением: «Это просто подло», «Ни за что ни за какие деньги», «По закону, чести и совести — не стану заниматься доносительством!».

С одной стороны, корни российской нетерпимости к доносчикам понятны: с такой историей, как у нас, трудно ожидать другого отношения к стукачеству. Весь сталинский режим держался на массовом доносительстве. Миллионы людей стали жертвами соседей по коммуналке, коллег по работе и даже родственников. Апофеоз всему — Павлик Морозов, который без мучительных сомнений заложил родного отца. Система стукачества продолжала процветать и после Сталина. На каждом предприятии, в каждом учреждении, в каждом вузе были свои штатные и нештатные стукачи.

Да что там говорить! У нас само понятие «стукач» синонимично таким словам, как подлец и сволочь. И даже сейчас, когда Россия вышла на рыночные рельсы, психология у населения осталась старорежимной — стукачество по-прежнему считается страшным грехом. И не важно: стучит человек, чтобы напакостить соседу, или сообщает о реальном правонарушении, в любом случае он стукач, редиска и нехороший человек. Вот недавно моя приятельница предотвратила попытку карманника украсть у старушки кошелек. Казалось бы, доброе дело сделала, а она говорит, что никакой гордости за себя не испытывала, наоборот, как будто что-то гадкое совершила. Чтобы не чувствовать себя гадко, наши соотечественники готовы мириться с вопиющими безобразиями. А граждане, которые мириться не хотят, воспринимаются как отщепенцы.

Стукачам везде почет

У нас их называют стукачами, а в цивилизованных странах уважают и награждают. Вспомним скандал с Моникой Левински, который разразился благодаря некоей Линде Трипп, записывавшей на диктофон задушевные телефонные разговоры с Моникой и передававшей их куда надо. С нашей, российской колокольни — эта Трипп однозначно стукачка, и поступок ее гнусен и омерзителен. А с колокольни американской — она уважаемый человек, довела до общественности важную информацию. В итоге г-жу Трипп повысили в должности сразу на три служебные ступеньки. Вот так, стучите — и будет вам счастье.

Если вникнуть, то весь общественный порядок в США и Европе держится на тотальном доносительстве. Стукачество пропагандируется с помощью кино и ТВ. Вы посмотрите любой американский фильм — там обязательно присутствует тема доносительства. Самый свежий пример — сериал «Побег из тюрьмы». Сюжет такой: восемь преступников (среди них есть реальные отморозки и совсем невиновные) бегут с огромными трудностями из зоны.

Как только они оказываются по ту сторону колючей проволоки, по телевизору выступает дядя из ФБР с призывом ко всем гражданам Америки помочь в их поимке и тем самым выполнить свой гражданский долг. Но, судя по дальнейшим событиям, американских граждан даже не надо призывать: они и так готовы сдать преступников со всеми потрохами. Беглецы буквально шагу не могут ступить, чтобы не напороться на очередного стукача. Стучат все: хозяин магазина, милая девушка с собачкой, менеджер эвакуаторной площадки, диспетчер автозаправочной станции и даже слепая старушка. Стучат самозабвенно, не таясь и не боясь.

А чего бояться, если в Штатах есть закон «О защите доносителей». И самое главное, что все стукачи вовсе не какие-то мерзкие типы, а вполне симпатичные люди... Более того, стукачество в США приравнивается к подвигу. Посмотрите фильм «Серпико», в котором рассказывается совершенно реальная история полицейского, работающего под прикрытием. Фрэнк Серпико (его играет Аль Пачино) после окончания академии поступает в полицию Нью-Йорка с твердым намерением «служить и защищать». Но, увы, вся полиция погрязла в коррупции и вымогательстве.

Фрэнки возмущен, он идет к начальнику, а тот ему: «У тебя два выхода — ты можешь донести инспектору из отдела конфиденциальных расследований, но тогда тебя могут найти в реке пузом вверх, или... забудь об этом». Фрэнки выбирает первый вариант, он стучит на беспринципных коллег год, второй, третий... Напарники откровенно называют его сволочью, стукачом и каждый день обыскивают в поисках микрофона. Наконец они просто подставляют Серпико под бандитскую пулю. В итоге Фрэнки получает медаль за отвагу и становится национальным героем... А теперь перенесемся на нашу, российскую почву. Вы можете представить, чтобы в нашем кино хороший человек был стукачом? Ни за что! Даже в страшном сне! У нас стукачи — это всегда мерзкие и ущербные люди.

Стучите, можно и анонимно

В США стукачество не просто процветает, оно возведено в ранг государственной необходимости. Для этого созданы все условия. Существует веб-сайт ФБР, куда можно сигнализировать днем и ночью. Очень престижно быть «добровольным помощником полиции», то есть регулярно информировать о том, что происходит вокруг. На домах «помощников» висят таблички «Я сотрудничаю с полицией», и все обходят этот дом стороной (думаю, что у нас такой дом сразу бы сожгли).

Стукачи объединяются в общественные организации, как, например, Government Accountability Project. Принято множество законов о доносительстве, которые на наш, российский взгляд носят просто изуверский характер, например британский закон о раскрытии сведений, представляющих большую важность для общества, или закон Сарбейнза-Оксли в США, предоставляющий сотрудникам возможность анонимно докладывать обо всех подозрительных случаях на своем предприятии, а также защищающий их от ответных действий работодателя.

Не удивительно, что тема стукачества — одна из самых обсуждаемых на русскоязычных форумах бывших наших соотечественников, уехавших на ПМЖ за границу. Вот несколько высказываний: «В Америке стукачеству учат с детства, — пишет Феликс, — поработав в американских компаниях, невольно приходишь к мнению, что стукачей любят больше, чем профессиональных работников. Люди по 20 лет работают в компании только потому, что стучат на новичков, доведываясь об их жизни, сплетничая начальству». Andy Griffith: «Современная Америка — это страна стукачей.

Причем искренних стукачей, альтруистов. Стучат почти все, по поводу и без. Стучат работяги и интеллигентные профессора. Стучат водители — вдоль дорог висят знаки с номерами телефонов, куда следует стукануть. Детей с детсада учат стучать «в вышестоящие инстанции». Газеты публикуют списки телефонов, по которым следует стучать. Можно и анонимно». «В Германии стукачество распространено повсеместно, — свидетельствует Павел, — однажды на работе я решил отправить по e-mail письмо в Россию. Коллеги сразу стуканули начальнику. Он меня вызвал и говорит: «Если у вас нет работы, обращайтесь ко мне». На стукачей не обижаются, потому что стучат все. Попробуй выкини из машины фантик или превысь скорость на автобане, другие водители тут же позвонят в полицию. Подчиненные докладывают начальству о прогулах коллег». Видимо, ко всему другому на чужбине привыкнуть и смириться гораздо легче, чем к стукачеству.

И хотели бы стукануть, да некуда

Сейчас в России вроде бы начинают понимать, что стукачество может стать ценным инструментом в борьбе с правонарушениями. В Москве два года назад даже приняли закон «Об общественных пунктах охраны правопорядка», предусматривающий денежные вознаграждения за информацию о нелегалах, живущих в соседней квартире, о нарушителях правил дорожного движения и т. д. В Иркутске такого закона пока нет, зато постоянно звучат призывы звонить по разным телефонам доверия. Но на практике все это мало работает.

Вот какую историю рассказали наши читатели супруги Громовы. У них сосед-наркоман после очередной отсидки (кража со взломом) занялся незаконным промыслом цветных металлов. Воровал телефонный кабель, детали от машин и потом прямо на лестнице разделывал на мелкие части. Однажды супруги решили оказать содействие милиции, сдать обнаглевшего «металлиста». Позвонили в дежурную часть. И что же? Оперативник устроил им настоящий допрос с пристрастием. Мол, зачем вам это надо? Чем докажете? А вы знаете, что бывает за ложный донос?

Громовы десять раз пожалели, что обратились в милицию. Еще пример, о котором рассказала читательница Валентина. В квартиру по соседству заселилась наркодилерша, к которой днем и ночью не зарастает народная тропа. Шприцы так и хрустят под ногами, какие-то побитые «Жигули» постоянно дежурят у подъезда. Все жители это безобразие видят, возмущаются. Однажды услышали призыв по телевизору сообщать о фактах торговли по телефону горячей линии. Позвонили... Стали ждать, когда лавочку прикроют. Полгода уже прошло, а они до сих пор ждут...

Признаюсь, однажды я и сама решила стукануть в контролирующие органы на хозяина незаконного киоска, который развел бурную торговлю катанкой, но меня чиновники так облаяли, что всякое желание бороться с бутлегером отпало навсегда.

Зато стукачество активно взяли на вооружение руководители некоторых иркутских бизнес-структур. Это становится модно, в некоторых компаниях даже существуют «планы доносов». Конечно, все это было и при «совке», но тогда доносили из спортивного интереса, а сейчас — для повышения мотивации. Один директор крупного агентства недвижимости рассказал, что однажды несколько его сотрудников решили подзаработать на стороне. Когда все всплыло, он уволил не только ренегатов, но и тех, кто знал, но молчал.

Так и живем. Активные люди, готовые сигнализировать (причем совершенно бесплатно) ради всеобщего благополучия о наркоторговцах, пьяных маршрутчиках, взяточниках, у нас есть, только вот стучать некуда... И, видимо, так и будет, потому что гражданская активность востребована в том обществе, где все прозрачно и открыто, где граждане чувствуют власть своей, где уважают частную собственность. А у нас власть — отдельно, народ — отдельно.

Эпидемия стукачества в Британии

Исследование британских социологов показало, что жалобы на соседей достигли на острове масштабов эпидемии. Управление национальной статистики сообщило, что только за один год управление по охране окружающей среды получило почти шесть миллионов жалоб по поводу соседей. Среди главных причин, которые вызывают недовольство соседями, — запах, шум, газон, садовый участок, парковка, пишет The Guardian.

Анекдоты о стукачах

***

Приезжает в Париж группа советских туристов. Их встречает гид и начинает им все подробно объяснять, рассказывать, в том числе и говорит, как будет по-французски «здравствуйте», «спасибо»... Один из группы, обращаясь к гиду:

— Простите, а как будет по-французски «я прошу политическое убежище»?

Тут же к нему подбегает мужчина из этой же группы:

— Послушай, а зачем тебе это надо?

— Да мне это совсем не надо. Я просто хотел узнать, кто у нас в группе стукач.

***

Два советских скрипача возвращаются с зарубежного международного конкурса. Один занял второе место, а другой — четырнадцатое. Первый сильно сокрушается:

— Занял бы я первое место — получил бы скрипку Страдивари!

Второй его успокаивает:

— Ну что ты так огорчаешься! У тебя ведь отличная скрипка!

— Да ты понимаешь, что такое скрипка Страдивари? Ну как бы тебе это объяснить? Для меня скрипка Страдивари, ну, это как для тебя — маузер Дзержинского.

Знаменитые стукачи

* Дарий Великий (годы правления — 522—486 до н. э.) — правитель Персии. Согласно рассказу Геродота, узнав, что страной правит самозванец, потребовал у своих друзей, чтобы они немедленно приняли меры к его свержению. Они проявили нерешительность, ссылаясь на то, что царю доносят о них всех и дело их не удастся. Дарий сказал им: «Если мы немедленно не начнем восстание, я сам на вас донесу».

* Иуда Искариот (I век н. э.) — самый известный в мире доносчик. По преданию, первосвященники заплатили Иуде 30 сребреников за сведения, которые помогли властям схватить Иисуса Христа. Иуда всегда служил самым ярким примером подлого предателя. Данте в «Божественной комедии» поместил Иуду в самую низшую точку ада.

* Регул Марк (I век н. э.) — знаменитый доносчик в Римской империи, занимавшийся своей гнусной деятельностью при императоре Нероне. Содержанием доносов было обычно обвинение в оскорблении государя или в злоумышлении против него. Регул получил от Нерона жречество и семь миллионов сестерций и рассчитывал довести свое состояние до ста двадцати миллионов.

* Иван Калита (XIII век) — великий князь. Согласно летописям, Калита активно доносил ордынским правителям, погубив немало родственников и князей. Благодаря доносам Калита уехал из Орды с великим пожалованием.

* Василий Кочубей (XVII век) — генеральный судья при гетмане Мазепе. Считается, что именно он был автором доносов Петру I. Однако Петр не поверил доносчикам и приказал их выдать Мазепе. Кочубей подвергся жестоким пыткам и был обезглавлен. Его погребли в Киево-Печерской лавре; окровавленная рубаха, в которой он был во время совершения казни, хранится в Покровской церкви села Жук, Полтавской губернии.

* Павлик Морозов — юный пионер, прославился тем, что в 1932 году отважно разоблачал кулаков, дав показания против своего отца. Спустя несколько месяцев после этого Павел и его восьмилетний брат Федор были найдены мертвыми с ножевыми ранениями. В убийстве были обвинены их ближайшие родственники.

* Элиа Казан (XX век) — американский кинорежиссер, поставил фильмы «Кошка на раскаленной крыше», «Трамвай желание» и «Смерть коммивояжера». Благодаря свидетельским показаниям Казана в январе 1952 года перед комиссией сенатора Маккарти получили «волчьи билеты» многие деятели американской культуры. Интересная деталь: на церемонии награждения Казана премией «Оскар» в марте 1999 года часть зала отказалась встать, демонстративно высказав свое презрение человеку, предавшему своих коллег.

* Линда Трипп — специалист по связям с общественностью Министерства обороны США, инициаторша скандала «Клинтон — Левински» в 1998 году. Линда Трипп первой предала огласке их отношения, подкрепляя свои слова тайно сделанной магнитофонной записью, в результате чего была начата процедура импичмента президента США. За истекший с тех пор период она заболела раком груди, вышла замуж за немецкого архитектора Дитера Рауша. Вместе они открыли магазин рождественских украшений в городке Миддлбург, Вирджиния.

Загрузка...