К мужикам или медведям?

Такой выбор нужно было сделать иркутским студенткам, проводившим опыты на Байкале

Софья Агеева — эколог, детский писатель. Она работает в Байкало-Ленском заповеднике, охраняет природу. Написала две книги для детей и ведет рубрику «Таежкины истории» в детском журнале. В ее доме в Листвянке собираются иркутские поэты, писатели и барды, ведь они с мужем Евгением Кравклем — люди творческие. Как выяснилось, изучать и охранять природу — дело нелегкое. Софье приходилось спасать от шашлычников косулю, убегать от медведя и похотливых матросов. Обо всех своих приключениях Софья рассказала корреспонденту «Пятницы».

Мыши, кровь и матросы

Софья Агеева — бывалая таежница. Почти восемнадцать лет она ходит в экспедиции по байкальской тайге и многое видела.

— Мы тогда первый раз поехали в тайгу на практику, я и две мои подружки-однокурсницы. Стояли в живописном местечке, которое называлось Черемшанка. Я и Лена занимались мышами, а Ира, орнитолог, наблюдала за птицами. Жили студентки на чердаке бани. В бане жить они не могли, потому что там мылись люди. А в зимовье уже жил егерь Лев Егорович. Когда было холодно, девушки топили в бане печку и грелись возле трубы, которая выходила на крышу. Вокруг этой железной трубы всегда сушились какие-то тряпочки, носки и... мыши.

Дело в том, что Софье и Лене надо было препарировать мышей. Софья писала работу по обычным мышам, а Лена — по землеройкам. Если мышей не высушивать, то их тушки вскоре начинают издавать зловонный запах.

— Каждое утро мы ходили в лес и ставили деревянные капканы на мышей — плашки, — вспоминает Софья. — Потом надо было этих мышей где-то препарировать. А в тайге это сложно всегда: жара, руки все в крови, комары едят, их не сгонишь никак. Решили мы пойти на Байкал, там и вода рядом, и ветер сдувает мошкару.

Подруги расположились на камнях, и каждая занялась своим делом. Ира лежала в купальнике на плоском камне, наблюдая в бинокль за чайками, а Софья с Леной, тоже в купальниках, препарировали своих мышей. Руки в крови, весы приспособили на камне тут же, чтобы взвешивать селезенку, печень, желудок, как требовалось для научно-исследовательской работы.

Вдруг из-за мыса с ревом вылетел катер «Ярославец». А места эти глухие, никакого человеческого жилья близко нет: ни зимовья, ни поселка, ни деревни. На катере были одни мужики. Они как увидели трех девиц в купальниках, так сразу маршрут изменили — и к берегу! Тогда девушки схватили своих мышей, весы и ринулись вверх, в гору, по узкой тропке. Когда карабкались наверх, увидели на тропе кучу свежего, еще теплого медвежьего навоза. Медведь находился где-то близко.

— Ну что, девчонки, к мужикам пойдем или к медведю? — спросила Соня, а у самой мороз по коже.

Подруги посмотрели вниз — матросы, которые женщин несколько недель не видели, спускались на берег по трапу. Целый десант! Девчонки закричали:

— К медведю! К медведю!

Они бежали по тропе и шумели, чтобы отпугнуть медведя. Добежали кое-как до своей бани. По дороге им попался егерь, серьезный мужик с седыми бровями. «Лев Егорыч! — закричали они ему. — Там за нами мужики гонятся!» Он на полном серьезе ответил: «Я их задержу». Беглянки забрались на чердак, втащили лестницу и захлопнули люк. И только тут вспомнили, что медведь-то им так и не встретился. Испугался, наверное...

Лающее что-то

Однажды Софья работала на мысе Покойники. Там для ученых были обустроены вагончик, баня. Вдруг увидела, как по озеру плывет что-то. Что именно — не разобрать издалека. А чайки так и пикировали над этим существом и набрасывались на него с криком.

Вместе с коллегами Соня выбежала из домика, посмотреть, кого это они так клюют. «Что-то», мокрое и лохматое, выбралось на берег, зашипело и затявкало на людей. Это оказалась енотовидная собака. Она отправилась вплавь разорять гнезда чаек и была с позором изгнана ими! Шипела и скалилась она недолго — рванула в лес.

В дикой тайге встречи с животными бывают очень неожиданными. Например, медведи иногда до того наглеют, что не дают ученым-биологам заниматься работой: просто валяются на тропе, ведущей от вагончика в лес.

Как спасли косулю

Софья Агеева очень трепетно относится к животным и своих детей, Мишу и Полину, учит тому же. Но не только своих: у Софьи под началом целое сообщество увлеченных экологией ребят... Вместе со своими кружковцами она решила взять под опеку все речки, которые в окрестностях Листвянки впадают в Байкал. Почти каждый турист, приезжающий из города на своей машине, считает почему-то своим долгом вымыть авто в чистейшей речке. «Мы поставили на реках щиты, запрещающие мойку машин. И еще написали на обратной стороне, как называется речка, сколько километров она бежит по тайге и горам, прежде чем вольется в Байкал, чтобы люди научились уважать природу, — рассказывает Софья. — А еще организовали голубой патруль, который дежурит в выходные у мест, где обычно моют машины».

Однажды Софья и дети из ее кружка прогуливались вдоль набережной в Листвянке. Вдруг они увидели, что по Байкалу с противоположного берега плывет косуля.

— Она была вся мокрая, смертельно уставшая, уши прижаты к голове, — рассказывает Софья. — Мы пошли быстрее, чтобы помочь ей выбраться на берег. Косуля, на свою беду, выбралась на песок там, где был рынок. Тут же один из кавказцев, оставив свою шашлычницу, бросился к ней.

— Он стал метать в нее нож! — с ужасом вспоминает Софья. — Косуля прыгала вверх и вбок, пытаясь перепрыгнуть железобетонное ограждение у набережной. Но ее сил хватало только на то, чтобы преодолеть бетон. Она ударялась изо всех сил головой о железные ограждения. А кавказец не переставал метать в нее нож и все никак не мог попасть.

«Что вы делаете!» — закричали дети. «Немедленно оставьте косулю! Ее нельзя убивать, она охраняется законом!» — плача, орал первоклассник Вовка. Не обращая никакого внимания на крики, на помощь к первому шашлычнику кинулся его товарищ. Он стал забрасывать перепуганное насмерть животное камнями.

— Оставьте косулю! — бросилась Софья с кулаками на двух здоровенных мужиков. — Вы не имеете права! Я сейчас милицию вызову! Я буду обращаться в администрацию!..

Тогда первый кавказец, которому удалось поймать животное, вытаращил глаза и закричал на Агееву:

— Она все равно сдохнет! Ее собаки загрызут!

Софья, глядя прямо в глаза шашлычнику, не отступала от него ни на шаг:

— Немедленно отпустите косулю!

Тогда он со злости сунул мокрое и окровавленное животное в руки женщине. Она не смогла удержать перепуганную косулю и опустила ее на землю. Через какое-то время косуля вырвалась и побежала по дороге. На ее пути встретились узбеки-рабочие, которые ремонтировали шоссе. Они тут же загнали косулю лопатами в угол у забора.

— Софья Николаевна! Ее снова поймали! — закричали дети и бросились на помощь косуле.

Теперь началась словесная перепалка с рабочими.

— Мы ее сами хотели в лес отпустить, — оправдывались узбеки, опустив лопаты.

Косуля оправилась и, вырвавшись из закутка, помчалась в горы по едва приметной тропке. Она была спасена...

— Нет-нет да и спрашивают меня наши ребята: «Софья Николаевна, а как вы думаете, наша косуля жива?» — говорит Софья Агеева. — Мне почему-то хочется верить, что да.

Метки:
baikalpress_id:  9 409