Картины к Пасхе

Попав в больницу, благодаря соседке по палате иркутянка увлеклась вышиванием

Уникальную коллекцию вышивок собрала у себя дома иркутянка Людмила Михайловна Тепляшина. За неполных два года она вышила более сорока картин, среди которых главное место занимают пасхальные сюжеты.

— Вот эту московскую церковь мне пришлось вышивать пять раз! — со смехом призналась Людмила Тепляшина. — Все, кто видел у меня эту вышивку, слезно просили: «Ой, а можно и мне такую же вышить?» Я всем дарила свою и вышивала себе точно такую же. И так — пять раз. Теперь пейзаж с красной церковью есть у моей дочери, у сватьи, внучки, правнука и у меня...

Пейзаж этот достаточно большой по размеру — примерно семьдесят на пятьдесят сантиметров. Он оправлен в багетовую раму и скрыт под стеклом. Не сразу понимаешь, что перед тобой не живопись, а вышивка, — настолько мастерски выполнена работа. И это тем более удивительно, что Людмила Михайловна никогда никакого отношения к искусству не имела (если не учитывать того, что ее муж — известный в городе писатель-сатирик). Всю свою жизнь Людмила Михайловна занималась... составлением карт. Она работала в геодезии. Наверное, выработанные за годы работы усидчивость и сверхчеловеческое терпение плавно подтолкнули Людмилу Михайловну к вышиванию.

— А как же все-таки случилось, что вы взяли в руки пяльцы? — спрашиваю я свою героиню.

— Как говорят, не было бы счастья, да несчастье помогло, — ответила вышивальщица. — Я попала в больницу в ноябре позапрошлого года. В больнице скука, нечем заняться, а я сидеть без дела не привыкла. Тут моей соседке по палате принесли нитки, иголки и пяльцы, и она стала вышивать. «Дай-ка и я попробую, может, и у меня получится?» — подумала я. И тогда другая женщина из нашей палаты, которую выписали, подарила мне первые пяльцы и нитки. Так все и началось.

Пасхальные сюжеты занимают очень большое место в коллекции вышивок Людмилы Михайловны, хотя она никогда не считала себя очень верующим человеком. Дело в том, что из окна квартиры нашей вышивальщицы отлично виден Знаменский собор. Когда-то каждую Пасху к дочери Людмиле приезжала из поселка ее мама Татьяна Анисимовна. Несмотря на преклонный возраст (больше 80 лет), она на всю ночь отправлялась в храм, а дочь и зять обычно ее провожали.

— Мама моя была мастерицей на все руки, — вспоминает о ней Людмила Михайловна. — Она крючком вязала подзоры для кровати, а для занавесок и наволочек делала кружево ришелье — выбивала на швейной машинке узоры и обметывала их. Когда я была маленькой, с одеждой было туго, и мама одевала всю нашу семью: она могла все сшить — от платья и трусов до пальто. Еще она прекрасно вязала. Мне это все не передалось: я как-то попробовала вязать — не получилось, больше не бралась. Зато вот к вышивке прикипела душой. Иногда сяду вышивать — и поесть забуду, вспомню только вечером.

Мама Татьяна Анисимовна заронила первые ростки веры в души своих детей. «Мы отмахивались поначалу, когда она пыталась научить нас молитве «Отче наш». А сейчас, когда к старости дело идет, о Боге чаще начинаешь вспоминать, — признается Людмила Михайловна. — Я молитву всегда читаю, прежде чем куда-то отправиться». Пасха на работах Людмилы Михайловны выглядит радостно: разноцветные яйца окружают плетеную корзинку, в которую поставили чуть распустившиеся веточки вербы. Очень красив «Апрель»: на пригорке над рекой столпились березы, покрытые первой нежно-зеленой листвой.

Метки:
baikalpress_id:  28 747