«Мы не собираемся никуда уезжать»

Бизнесмен Дмитрий Матвеев, муж Татьяны Казаковой, мэра Листвянки, рассказывает о своей семье, бизнесе и сложившейся ситуации

Уже почти месяц все бизнес-сообщество Иркутска, начиная от владельцев павильонов и заканчивая крупными предпринимателями, а также участники политической жизни области — чиновники и мэры администраций всех уровней не устают обсуждать арест главы поселка Листвянка Татьяны Казаковой. Город переполнен множеством слухов: до избрания на пост мэра Татьяна Казакова вместе со своим мужем Дмитрием Матвеевым руководила одним из крупнейших предприятий нашего региона — группой компаний «Байкальская Виза». Поэтому народная молва в разговорах об изъятых следствием миллионах евро, о желании Татьяны Казаковой уехать в Швейцарию, об «имперских» амбициях «Байкальской Визы» не разделяет мэра Казакову и бывшего предпринимателя Казакову. Правоохранительные органы пока воздерживаются от комментариев традиционной формулировкой «информация не разглашается в интересах следствия». Практически единственный открытый источник информации — Дмитрий Матвеев, руководитель «Байкальской Визы» и муж мэра Листвянки Татьяны Казаковой. Сегодня в еженедельнике «Пятница» он откровенно говорит о своем бизнесе и о своей жене.

О том, откуда начался бизнес

«Мы познакомились с Таней, уже будучи взрослыми людьми и начинающими бизнесменами: в 1998 году мы одновременно (так уж совпало) купили части здания бывшего завода карданных валов. Отремонтировали старые стены и организовали торговлю вещами, продуктами, переобустроили рынки «Иркутский» и «Новый», после этого туда полгорода устремилось за покупками. Встав на ноги, мы стали развиваться дальше.

На аукционе купили здание бывшего ресторана «Алмаз». Оно было полностью разрушено. Мы сделали там капитальный ремонт и организовали торговый центр «Вояж», а в подвале — ресторан «Фихтельберг». Спустя 4 года там же открыли рестораны «Узбекистон» и «Эстрада». Прибыль от этих предприятий мы решили вложить в новый бизнес и построить ресторан на 21-м километре Байкальского тракта.

Ресторан стал пользоваться большой популярностью, но в один «прекрасный» день к нему подъехали неизвестные и закидали его бутылками с зажигательной смесью. Я был против, чтобы заново строить на этом месте деревянный ресторан, но Татьяна Васильевна сказала: «Нет, построим такой, как был. Во-первых, потому что он мне нравится, русский стиль, а во-вторых, чтобы не доставить никакого удовольствия поджигателям». И ресторан мы восстановили».

О несчастном случае

«Я — инвалид-колясочник. В 2000 году попал в аварию, а в 2003-м сказались последствия этой аварии — случилось кровоизлияние в спинной мозг, и у меня парализовало нижнюю часть тела. Сначала меня лечили в Иркутской областной больнице, затем на самолете в тяжелом состоянии увезли в клинику в Женеву (Швейцария). Потом я почти три месяца пролежал в университетском госпитале, затем еще три месяца лечился в Пекине. Но, к сожалению, болезнь пока победить не удалось. Впрочем, оптимизм у меня до сих пор есть. А тот год, 2003-й, был для нас с Татьяной очень серьезным испытанием.

Мне надо было снова привыкать к жизни, теперь уже в другом состоянии. Многие люди на этом ломаются, я знаю. И ломаются не только больные, но и их окружение. Бывает очень много семейных трагедий: жены бросают мужей, мужья бросают жен. Татьяна Васильевна все время была рядом. В тот год мы вообще расставались только один раз. Из Швейцарии она на неделю улетала в Иркутск: проведать близких и посмотреть, что происходит здесь с бизнесом. И эта неделя расставания далась нам очень тяжело.

Я был в больнице. Со школы я помнил чуть-чуть по-французски, после курсов — немного по-английски. А персонал там говорил только на этих двух языках. И поэтому травма плюс одиночество — все это было невыносимо тяжело. Я дождался дня, когда она прилетела назад, купил кольцо и букет роз, договорился (как смог, без «языка») насчет машины и поехал встречать ее в аэропорт».

О «намерении» Казаковой уехать за границу

«Да, мы с Таней вновь собирались ехать в Швейцарию, к тем же докторам, которые лечили меня в 2003 году. Профессора на новом оборудовании хотели меня обследовать, выяснить, есть ли положительная динамика в лечении, что еще можно сделать в этой ситуации. Поездка готовилась три-четыре месяца. Неимоверно сложно было выкроить время и в моем бизнес-графике, и в ее служебных делах мэра Листвянки, и в графике работы тех самых профессоров... Теперь все вновь отложилось на неопределенный срок. А билеты действительно уже были куплены, и шенгенские визы открыты».

О том, как развивался бизнес дальше

«После курса лечения в Пекине стало понятно, что на быстрое восстановление надеяться не надо. Но жизнь продолжается, дети подрастают. Растет и наш трудовой коллектив. Все требует внимания. Ведь, работая в бизнесе, ты, как владелец, тоже попадаешь в определенную зависимость от людей, которые у тебя работают. Оценив ситуацию в Иркутске, мы поняли, что городу катастрофически не хватает гостиниц.

«Ангара» и «Интурист» уже не соответствовали современным требованиям. Наверное, тогда и сформировалась основная концепция «Байкальской Визы» как предприятия гостинично-ресторанного бизнеса. Мы ездили на машине по городу, Татьяна за рулем, я — рядом, смотрели новые площадки, которые выставлялись на торги, оценивали деловые предложения, обсуждали пути развития и дальнейшую стратегию бизнеса.

Мы всегда по-разному принимаем решения о создании очередного предприятия. Например, необычное деревянное здание, где сейчас находится гостиница «Звезда», мы купили, потому что нам очень понравилось место: на территории росли ели, и сразу родилась идея охотничьего ресторана. Тогда же мы решили построить в Иркутске большой отель приличного уровня «Европа». Помните, на перекрестке Байкальской и Красных Мадьяр стояла такая разваливающаяся двухэтажная деревянная халупа, которая была просто как бельмо на глазу города. Мы выкупили 7 из 8 долей в этом доме, а за восьмую предоставили владельцам благоустроенную квартиру.

Так что снос развалюхи в 140 квадратных метров обошелся нам в круглую сумму. На этом месте и появился отель «Европа». Его оригинальная подсветка (чтобы полюбоваться на нее, люди приезжали по вечерам из других районов Иркутска) была впервые применена в архитектуре города. Хотя вначале, видимо под влиянием моего состояния, мы хотели сделать медицинский центр, где на платной основе оказывались бы высококачественные медицинские услуги. Но потом поняли, что отель городу нужнее.

Да и зачем зацикливаться на своем мрачном самочувствии? Гостиница — дело более веселое и оптимистичное. А отель «Глория», открытый нами в 2000 году, показал, что дело это нужное и востребованное. Маленькая гостиница семейного типа, всего на 12 номеров, не пустовала никогда».

О том, как все начиналось в Листвянке

«В поселке мы обратили внимание на недостроенное здание, где сейчас находится отель «Маяк». Там было три стены, за которыми, как в отхожее место, сваливали мусор и справляли нужду. Эти руины мы и приобрели. Строительство в Листвянке шло очень тяжело. Во-первых, большая удаленность от города. Непросто доставлять стройматериалы, это все существенно удорожало себестоимость. Во-вторых, трудно было контролировать их сохранность.

В-третьих, было очень много технических проблем, сложная земля, сложный рельеф. Кроме того, мы стремились не просто построить отель. Мы стремились задать тон и всей будущей архитектуре поселка. Сегодня «Маяк» —украшение Листвянки, а его оригинальная подсветка по-настоящему является маяком для всех гостей поселка. Очень непросто строились наши взаимоотношения с тогдашней администрацией Листвянки.

Мы увидели, что администрация нас не понимает, более того, она блокирует все наши инициативы и начинает выкручивать нам руки. А главное — люди, которые управляли Листвянкой, не видели перспектив поселка. Довольно примитивный был у них подход. Вы помните, что тогда собой представляла Листвянка — практически большая помойная яма, и со всех сторон окутана дымом от коптилок. Весь берег Байкала в мусоре, в пустых бутылках, на весь поселок нет ни одного общественного туалета. И когда мы начали строить эту гостиницу и поняли все это, то решили — надо менять что-то в корне. То есть поменять власть, тем более что приближались выборы главы администрации поселка».

О том, как Татьяна Казакова стала мэром

«Кандидатуры из местных жителей, которую мы могли бы поддержать, у нас не было. И тогда на семейном совете мы решили, что Татьяна сама должна идти на выборы и сама должна кардинально изменить обстановку в поселке. Многие знают, что Татьяна Васильевна одержала победу со второй попытки: в первый раз, несмотря на уверенность в своих силах, она уступила конкуренту в борьбе за пост мэра всего три голоса. Это было очень странно, потому что Татьяна постоянно встречалась с людьми, выслушивала их жалобы на жизнь в поселке, избиратели выказывали ей безоговорочную поддержку.

Когда начали разбираться во всех деталях выборного процесса, выяснилось, что количество «проголосовавших» бюллетеней превышает количество выданных избирателям — на языке политических технологий это называется «вброс». И тогда юристы провели уникальный процесс признания выборов недействительными. Во второй раз Татьяна Васильевна выиграла уверенно — жителям Листвянки надоело прозябать в грязи и бедности. Доверие избирателей надо было оправдывать...

Сначала вообще все приходилось делать на собственные деньги, чтобы доказать людям, которые поверили в нее, что они не зря отдали свои голоса. На вторых выборах, через полтора года, за Татьяну Казакову проголосовало уже 80% населения. Позитивную динамику в развитии поселка отмечают даже наши оппоненты. И без Татьяны Васильевны, без ее энергии этого, конечно, не было бы. Она полностью погрузилась в жизнь поселка, в заботы и проблемы его жителей.

И начала, конечно, с формирования и наполнения местного бюджета. А когда появились первые деньги, то помимо благоустройства, отопления и освещения стало возможным организовывать и праздники, строить ледовые городки для детей и взрослых. Поток туристов из Иркутска, Ангарска, Шелехова увеличился в разы. Конечно, никто статистику по иркутянам, приезжающим на несколько часов в Листвянку, не ведет, но я точно знаю, что таких пробок на въезде в поселок, которые образовались в последние два года, раньше не было. За счет такой положительной обстановки, которая была создана не без участия Татьяны Васильевны, там стало легче выживать и малому бизнесу, который организован местными жителями.

Начиная от торговцев рыбой, которые сразу же ощутили это на собственном кошельке, заканчивая владельцами маленьких гостиниц, ресторанчиков, бань, да и просто владельцев частных домов, которые летом охотно сдают любую свободную площадь для гостей Байкала. Как глава администрации Листвянки Татьяна Васильевна знает четко: прибыльность всех предприятий, наполняемость бюджета мгновенно скажется и на качестве жизни местного населения, на осуществлении всех социальных проектов. Когда бюджет нищий — то и дать-то нечего».

О том, по каким принципам работает «Байкальская Виза»

«Как только любое наше предприятие встает на ноги, мы, как правило, закладываем его в банке и на эти средства начинаем новое строительство. Нам охотно идут навстречу банки. И все развитие нашего бизнеса нами всегда абсолютно просчитано. Каждый год мы вводим один-два новых объекта. Потом берем кредит и вкладываем его в новый объект. И такое поступательное развитие идет уже в течение десяти лет.

И когда завистники говорят «империя», мы-то понимаем, что все это сделано нашими руками и руками тех единомышленников, которые работают вместе с нами. Это цивилизованное развитие бизнеса, когда прибыль не проедается, а вкладывается в новые инвестиции. Никакого отношения ни к сырьевому, ни к государственному бизнесу мы не имели. Все, что сделано, это сделано нашей головой, нашими руками и нашей энергией».

О миллионах евро

«Когда Татьяну арестовали, по городу ходили различные слухи, дескать, во время обыска у нас изъяли 17 миллионов евро и сумасшедшие суммы в долларах. У нас из кассы предприятий деньги действительно изымали — где 200, где 300, где 500 тысяч рублей. Я считаю, что слухи были запущены специально. Чтобы подчеркнуть нашу «якобы» преступную сущность и неизвестное происхождение капиталов. Ничего этого не было. Даже деньги для возможного залога приходилось занимать у друзей.

Спасибо им, они откликнулись сразу и несли кто сколько мог, кто 100 тысяч, кто двести. Татьяне Васильевне вменяют ущерб 4 миллиона 700 тысяч рублей. Совместно с адвокатами было принято решение погасить этот «ущерб», хотя ни Казакова, ни ее адвокаты его не признают и с обвинением категорически не согласны. И несмотря на большой бизнес, такие, казалось бы, незначительные суммы пришлось собирать с трудом, потому что все деньги вложены в проекты».

О гражданстве других государств

«Зарубежных счетов у нас нет. Запасных аэродромов мы никогда не готовили. Гражданства иностранного тоже нет. Да и зачем, если весь бизнес, и семья, и дети — все здесь. У нас есть Байкал, свежий воздух, чистая вода. В мире многие и этого уже лишены. Раньше мы много путешествовали по странам и каждый раз задумывались — а почему у нас в Иркутске не может быть таких же красивых зданий, уютных отелей и ресторанов?.. Почему иностранцы, приезжая к нам на Байкал, «терпят» местный сервис? Мы искренне хотели гордиться нашим Иркутском, своей родиной. Мы хотели не рассказывать об успехах других, а стремились к тому, чтобы за границей стали рассказывать о нас, о нашем городе».

О том, как хобби стало началом ресторанного бизнеса

«У меня хобби такое — готовить. Порой я сам дома экспериментирую на кухне. Начиная гостиничный и ресторанный бизнес, мы не были в нем профессионалами. Учились на собственном опыте. Мне приходилось какое-то блюдо, увиденное, допустим, в Китае, в Европе, повторять у себя дома. А потом уже звать к себе домой своих ребят, поваров из ресторанов и буквально подсказывать им, как это готовится.

Татьяна сама приезжала на кухню в тот или иной ресторан, показывала, как надо замешивать тесто для блинов, показывала, как жарить мясо или картошку. Она тоже очень любит готовить и в наших ресторанах блинов перестряпала не на одну сотню клиентов. Многие люди, бывая у нас в гостях, очень удивляются, что Татьяна сама готовит, накрывает на стол, сама ходит на рынок за продуктами, и вообще, домашняя работа ее не смущает».

О специфике работы в «Байкальской Визе»

«Лучшие специалисты у нас хорошо поощряются. Да и уровень зарплат на наших предприятиях достаточно высокий. И главное — текучки кадров нет. Люди держатся за свои места. Всего около 2600 человек. Вот представьте — три года назад не было ни одного человека, а сейчас почти 3000. И, запуская объект за объектом, мы столкнулись с катастрофической нехваткой квалифицированных кадров. Ведь даже каждую горничную надо обучить, добиться определенного высокого стандарта в работе.

В нашем бизнесе человеческий фактор находится на одном из первых мест. Желание научить людей жить не хуже, а лучше, чем где-либо, — это основная мотивация для работы с персоналом. К примеру, уровень зарплат у наших ведущих специалистов сейчас не ниже, чем у их коллег за рубежом».

О том, какие планы на этот год

«Байкальская Виза» собирается запустить торгово-развлекательный комплекс с боулингом на 18 дорожек, дискотекой. Мэр Листвянки Татьяна Казакова, надеюсь, продолжит свою работу по строительству набережной в Листвянке. Мы очень много дома по вечерам обсуждали этот проект, я хорошо с ним знаком — это должно быть не просто какое-то дежурное обновление, а сооружение, которое бы кардинально изменило внешний вид Листвянки.

Это масштабное сооружение, внутри которого будут проходить все коммуникации поселка, и можно будет производить любые работы, не вскрывая дорожного покрытия. И если нужно провести какие-то дополнительные кабели, трубы, это все тоже можно сделать внутри. Техническое задание на разработку уже обсуждено со специалистами питерского проектного института. Когда они узнали о событиях в Листвянке, то, конечно, звонили Татьяне Васильевне, но работы продолжаются.

Все уверены, что справедливость будет восстановлена. В Листвянке также планируется сделать большой порт, защитные волноломные сооружения для причала яхт и кораблей. Сама набережная должна обеспечить удобное функционирование поселка и туристической зоны Листвянки. Вдоль всей Листвянки запланированы паркинги. Дорогу Татьяна Васильевна планирует расширить до четырех полос, по две в каждом направлении.

На самой набережной предусмотрены места для панорамных ресторанов, ступеньки для выхода к воде. Все должно быть сделано для людей, несмотря на огромные затраты, — это сверхзадача для руководителя администрации Листвянки. Каждый, кто приезжает в поселок, — будь то иркутянин, москвич или иностранец, должен потом рассказать другим о необыкновенно красивом и цивилизованном поселке на берегу Байкала».

О семейных традициях Матвеевых-Казаковых

«В нашей семье заведено за правило, что каждую субботу или воскресенье дети все проводят с нами. Мы с Татьяной готовили обед. Обычно по выходным у нас собиралось человек пятнадцать: дети, внучки Татьяны Дина и Таня, наши бабушки. Понятно, что сейчас не всякий спорт мне подходит, я установил у себя бильярд над гаражом. Там теперь у меня своеобразный мужской клуб, куда я своих друзей приглашаю.

Мы все с Таней делаем вместе — даже рыбачим и охотимся. Порой на нее даже смешно смотреть, когда она со своими накладными ногтями лазила со мной по кустам и тащила сумку, в которой было килограммов десять рыбы. Правда, это было до моего не-счастья. Сейчас мы рыбачим летом с корабля. Таня попросит меня наловить ельчиков, я поймаю штук десять на простую удочку, прямо на палубе поджарю их на переносной китайской плитке до хрустящей корочки — она так любит.

Я хорошо помню самый необычный подарок, который мне сделала Татьяна. Уже после аварии она всегда хотела меня поддержать. Я всегда чувствовал, что она страдает из-за того, в каком состоянии я нахожусь. И ей всегда хочется сделать что-то приятное, чтобы я не задумывался о своем положении. На машине ездить я сам не могу.

И вот как-то раз в большом секрете она из Москвы привезла мне необыкновенную вещь — скоростной катер с ручным управлением! Это огромное удовольствие на 40—50 минут почувствовать себя нормальным. Час — и ты уже из Иркутска приплыл в Листвянку. Когда ты все время прикован к креслу, из дома — на работу и обратно, не можешь пройтись по улице, а здесь движение, да еще такое стремительное, — это трудно описать словами».

Загрузка...