Деревья в городе

Спасая иркутян, зеленые насаждения принимают на себя соединения свинца, меди, железа и других смертельно опасных для человека веществ

Хотя в Иркутске зеленых насаждений явно не хватает (на одного жителя у нас приходится всего 6 квадратных метров зеленых насаждений вместо 16, положенных по норме), деревья и кустарники все же спасают горожан от болезней и преждевременной смерти. Иркутские ученые выяснили, что именно зеленые стражи принимают на себя десятки смертельно опасных для человека веществ, тонны которых ежедневно выбрасывают в атмосферу автомобили, предприятия энергетической отрасли и другие активные загрязнители окружающей среды. Деревья в городе теряют до 60% своей кроны, болеют в два раза чаще, чем их собратья, живущие в чистой тайге, и у них в два раза снижен процесс фотосинтеза! Наконец, городские деревья и кустарники преждевременно умирают, но спасают нас с вами.

Плохо на Кайской горе

К невероятным выводам пришли ученые-биологи из института СИФИБР отделения СО РАН. Аспирантка Ольга Шергина и ее научный руководитель Татьяна Михайлова, доктор биологических наук и старший научный сотрудник СИФИБРа, провели огромную по объемам работу, оценив состояние почти каждого дерева, входящего в зеленую зону Иркутска. Обследовав несколько тысяч растений из парков и лесных массивов Иркутска, они увидели, что эти деревья очень страдают.

Были тщательно изучены зеленые насаждения из следующих парков и лесопарковых зон: Центральный парк культуры и отдыха, парк в мкр. Байкальском, лесопарк в Академгородке, парк в Лисихе, парк имени Парижской коммуны, лесопарковая зона на Кайской горе, лесопарк в районе аэропорта, лесопарковая зона в районе Юбилейном, железнодорожный парк в районе Ново-Ленино, парк в Иркутске II, лесопарковая зона вблизи станции юннатов, лесопарковая зона у поселка Искра, лесопарк на Синюшиной Горе, лесопарк у госпиталя ветеранов, парковая зона на острове Юность.

Для исследований были выбраны лишь четыре наиболее распространенных в нашем городе породы: тополь, береза, лиственница и сосна. В ходе исследований ученые выяснили, что тяжелее всего приходится деревьям на Кайской горе и в микрорайоне Юбилейном, а легче всего живется соснам и березам вблизи областной станции юннатов в Радищево.

Оказалось, что сосны, растущие на Кайской горе и в парке на улице Байкальской, теряют за свою жизнь до 60% кроны. Деревья в буквальном смысле этого слова лысеют, принимая на себя ядовитый дождь из отравленной выбросами городской атмосферы.

— Фотосинтез у этих деревьев снижен в целых два раза! — утверждает Татьяна Алексеевна Михайлова, доктор биологических наук. — Они ослаблены, поэтому чаще болеют и быстрее старятся.

Растения-фильтры

Ученые заметили, что на Кайской горе и в микрорайоне Байкальском сосны буквально лысеют, а верхушки вечнозеленых деревьев преждевременно усыхают. Что же явилось причиной таких серьезных уродств? Причина банальна — вредные выбросы, которые растения впитывают из почвы и получают из воздуха.

Сосны, тополя, лиственницы и березы, растущие в городе, вбирают в свою древесину все тяжелые отравляющие вещества, которые находятся в атмосфере, являясь природными фильтрами. Не будь зеленых насаждений, жители города давно задохнулись бы от промышленных и техногенных выхлопов.

Исследования ученых-биологов показали, что тополя, растущие вдоль дорог, накапливают в своей кроне такое количество свинца, которое превышает нормы содержания этого вещества аж в 24 раза! Те же тополя, растущие в центре города — в сквере имени Кирова и на улице Карла Маркса, содержат ртути в 3 раза выше нормы, фтора — в 6—7 раз выше нормы, хлора — в 2 раза больше, серы — в 4—5 раз выше нормы, кадмия — в 7—8 раз, меди — в 5 раз больше, железа — в 9 раз, натрия — в 4 раза выше нормы.

Высасывая влагу из почвы, растения получают вместе с водой подвижный свинец — он поглощается тополями, соснами и лиственницами из городской земли, в которой превышено содержание этого вреднейшего элемента в 17 раз! Все почвы в городе отличаются сухостью, плотность их увеличивается, в 1,5—2 раза уменьшается ее влажность. Деревья страдают от жажды. Кроме того, лесные травы, не выдерживая нагрузки, уступают все больше места сорнякам.

— Наиболее уязвимы хвойные деревья, — рассказывает Татьяна Алексеевна. — Как самый чувствительный элемент экосистемы, хвойные служат ярким показателем состояния окружающей среды. В любых выбросах присутствует диоксид серы — и городские ТЭЦ, и автомобильные выхлопы содержат это вещество. Так вот, хвойные деревья накапливают этот диоксид серы в огромных количествах. Хвоя не выдерживает нагрузки и быстро опадает. Чем старше дерево, тем меньше хвои.

Нам нужны зеленые насаждения!

— Ученых-биологов удивляет политика нашей городской администрации в области озеленения, — говорит Татьяна Алексеевна. — Да, можно украсить город вазонами с цветами, когда уже высажены все саженцы, когда деревьев в городе достаточное количество. Но мы наблюдаем обратное! Деревьев катастрофически не хватает. Посмотрите, что стало со сквером имени Кирова, а ведь там были такие прекрасные, еще совсем не старые клены. Они давали достаточно тени и влаги растущим рядом лиственницам. А теперь что осталось от зелени в сквере?

Возьмите, к примеру, площадь на остановке «Художественный музей», возле памятника Горькому... Ни одного деревца, кругом одни бетонные плиты. То же самое возле кинотеатра «Баргузин»: раскаленный асфальт летом, фонтаны не работают, и ни кустика, ни деревца — как в пустыне. Мы не раз предлагали свою помощь в озеленении города, но к нам почему-то так никто и не обратился.

Ученых-биологов очень волнует вопрос озеленения города. Тем более что именно в Академгородке есть наглядные примеры, как в свое время мудро и дальновидно оно было проведено. Ученые этого района до сих пор помнят колоритную фигуру Евгения Ивановича Муравлева. Именно этот ученый-дендролог, Герой Социалистического Труда взялся за озеленение Академгородка.

Возле каждого дома были высажены ели, сирень, яблони. Между институтами силами все тех же ученых вручную были посажены ели (в том числе и редкие голубые), и маньчжурский орех, и амурский бархат, и ясень, и груши, и яблони, и черемуха. Все редкие и теплолюбивые растения прижились, и теперь Академгородок является лесопарковой зоной, одним из самых зеленых районов. Изгородь из живых елей до сих пор сохранилась у магазина «Академкнига», а посадки лиственницы сибирской — вдоль транспортной магистрали на улице Лермонтова и вдоль дороги, ведущей к СИФИБРу.

— Я еще помню, как мы сажали эти лиственницы, — говорит Татьяна Алексеевна. — И меня волнует то, что никакой дальновидной политики в деле озеленения Иркутска не ведется. Скоро опять начнут уродовать тополя, обстригая их ветви. Деревья от такой «заботы» заражаются гнилью и могут погибнуть. Если так дальше пойдет, то вскоре в Иркутске не останется ни деревьев, ни парков.

Как умирают деревья

Основными признаками ослабления деревьев, испытывающих влияние техногенного загрязнения, являются: уменьшение прироста по высоте и диаметру, замедление роста боковых побегов и их отмирание, снижение продолжительности жизни хвои и ее массы, преждевременное пожелтение и опадение хвои и листьев, увеличение повреждаемости деревьев болезнями и вредителями, появление сухих вершин.

Метки:
baikalpress_id:  28 743