Мясо не идет

Иркутские торговцы теряют во время Великого поста до десяти тысяч рублей в день

Великий пост — время, когда в течение семи недель православные христиане не едят скоромного: яиц, мяса, сала, молока, сметаны, масла сливочного и жиров всех видов. Кроме того, Великий пост считается самым строгим из всех христианских постов, потому что в течение этих недель нельзя есть даже рыбу (которую позволено есть в другие посты) и все виды растительных масел. Начиная с конца февраля у продавцов, торгующих «скоромным», резко упала выручка. Отправляясь на иркутские рынки, корреспонденты «Пятницы» даже не представляли себе, что у нас столько горожан соблюдают Великий пост.

Мы пришли в здание рынка в самый разгар рабочего дня. Покупателей на рынке почти не было. Один-два человека прогуливались между рядами. Продавщицы скучали, это было заметно. Хотя прилавки ломились от всяческой снеди, покупатели почему-то не спешили раскупать свежий и красиво упакованный товар.

— Подходите, покупайте, у нас все свежее, только сегодня получили продукты! — зазывала продавец Мария Махова.

Но, узнав, что мы из газеты и нас интересует спрос на продукты, она призналась:

— Многие иркутяне соблюдают Великий пост, это мы замечаем сразу по тому, как резко упала выручка. У меня есть свои постоянные покупатели, которые в феврале — марте и апреле перестают покупать и масло сливочное, и сыры, и йогурты. По-прежнему покупают только растительное масло: соевое и подсолнечное. Эти виды масел берут как всегда, но на них выручку не сделаешь.

В витрине были все виды твердого сыра, йогурты с яркими наклейками, масло сливочное — весь товар был свежайший, но спроса на него не было. Пока мы разговаривали, к прилавку не подошел ни один покупатель. Может быть, сказывалось время, которое мы выбрали, — около двенадцати часов дня, как раз когда все платежеспособное население на работе. А может, и то, что был будний день — вторник. Наверняка в выходные здесь яблоку негде упасть...

— Да нет, в пост народ не покупает ни сыр, ни масло, — вздохнула Мария Махова.

Следующий в нашем маршруте — молочный отдел. За прилавком стояла симпатичная продавщица Ольга Приходько, у которой, как и у Марии, в этот час совсем не было покупателей. На витрине расставлены пакеты с молоком разных фирм-производителей, несколько сортов кефира, бифидок, сметана и десять сортов йогуртов. Продукция, как и в первом случае, была вся свежая и отменного качества. Но покупатели отсутствовали...

— Да вообще сильно упал спрос на молочное, — вздохнула Ольга Приходько. — Совсем перестали брать молоко, сметану и даже майонез. Некоторые женщины в возрасте от тридцати до пятидесяти лет не постятся, но усиленно худеют к лету. Они спрашивают все нежирное: творог нежирный, йогурт, кефирчик. Вообще, основными покупателями в эти месяцы стали мужчины, женщин почти нет. Мы поинтересовались, не постится ли сама продавщица, глядя на своих покупателей.

— Да нет, я не пощусь...

Та же унылая картина в отделе колбас и сосисок. Ни одного покупателя. Елена Бороева, продавец с десятилетним стажем работы в торговле, призналась, что с каждым годом в Иркутске постится все больше людей.

— Примерно на треть у нас упала выручка! — вздохнула Елена. — До того как я пришла на этот рынок работать, я торговала на другом. И я вижу, что везде одна и та же картина: в пост не берут ни сосиски, ни колбасу. Покупают у нас в основном старики. Взрослые берут немного сосисок ребятишкам. Вот и вся выручка. Очень многие постятся, причем с каждым годом таких людей становится все больше...

Мы подумали, что, может, в курином отделе будет другая ситуация. Но и здесь продавец Татьяна Подпругина пожаловалась:

— Меньше стали брать, намного меньше. Процентов тридцать моих покупателей постятся. Вот посмотрите, у меня вся продукция свежая. Вся местного производства. И крылышки, и окорочка куриные, и грудки раньше так бойко разбирались. А как только пост настал — все. Не берут люди кур. Мы прошли в пустынный зал, где продают свиное и говяжье мясо. Судя по цвету и запаху, мясо было свежайшее, незамороженное. Продавщицы в отсутствие покупателей о чем-то разговаривали, но, увидев нас, тут же стали зазывать к своим прилавкам:

— Вы посмотрите какая красота! Покупайте у нас говядину, наша — самая свежая!..

Мы представились и попросили рассказать, каков спрос на продукцию.

— Да никакого, сами видите. Начинаешь предлагать, а в ответ: «Мы постимся! Нам нельзя!» А некоторые женщины говорят: «Мы худеем! Нам тоже нельзя...» Вот и продай попробуй.

Не было отбоя от покупателей только в секции, где продавали яйца. Продавец Людмила сказала, что на яйца спрос всегда есть.

— Кто-то на стряпню берет, кто-то к Пасхе готовится, пока цены не подняли. А вот уже в саму Пасху берут по две каретки. Пасха и Новый год — это наши святые дни. В эти праздники мы за неделю можем перекрыть план по выручке в три раза! Числа с пятнадцатого апреля уже делают «заготовки» на Пасху. Поэтому мы не переживаем, пост на нас никак не отражается.

Великопостный фактор

Как сообщает сайт Милосердие.ру, производители мясопродуктов в один голос признают: спрос во время поста снижается. Спад составляет от 10 до 30%. Появление «постного эффекта» маркетологи заметили 5—6 лет назад. Тогда потребительский спрос в постные недели падал на 10%.

Президент Мясного союза России Мушег Мамиконян заметил, что производители уже привыкли спокойно реагировать на «великопостный фактор» и изначально учитывают его в планах продаж, стараясь сокращать производство на этот период. Конечно, на продажи мяса влияет не только Великий пост, но и обычная сезонность, далекая от вопросов веры. Например, в январе потратившееся на Новый год население традиционно покупает меньше мяса. На майские праздники продажи, напротив, подскакивают на 15—20%.

Метки:
baikalpress_id:  9 333
Загрузка...