Храм в «Труде»

В иркутском Дворце спорта, как в старые добрые перестроечные времена, прошли сеансы массового исцеления

В конце марта на фасаде Дворца спорта рядом с рекламными щитами, сообщающими о концертах «Фабрики звезд», Александра Розенбаума и «Агаты Кристи», появился билборд, приглашавший посетить встречи с неким Дэвидом Хасавеем, проповедником-евангелистом из Великобритании. Такие же афиши, но меньшего формата красовались на всех городских остановках. Иркутянам обещали настоящие чудеса: «Слепые прозревают, хромые ходят, глухие слышат...» Естественно, вход свободный. Приходите, исцеляйтесь. Но кто же расщедрился, чтобы устроить горожанам грандиозное исцеление? Организаторы были указаны на афишах мелкими буквами: «Церковь христиан веры евангельской «Слово жизни». 4 апреля корреспонденты «Пятницы» отправились на массовый сеанс исцеления в сопровождении православного священника отца Вячеслава Пушкарева, заведующего миссионерским отделом Иркутской епархии.

Зал Дворца спорта был заполнен на три четверти. Трибуны по краям были практически пусты. Основную часть публики составляли приверженцы «Слова жизни», «Краеугольного камня» и других религиозных общин, входящих в РСХВЕ (Российский союз христиан веры евангельской).

— Это все, что они имеют в Иркутске, — пояснил отец Вячеслав, — не так много, учитывая их внутреннюю дисциплину.

У «словожизненцев» было одинаковое радостно-приподнятое выражение лиц и беджики с указаниями «Молитвенная группа», «Консультант» или «Охрана порядка». Средний возраст — до сорока лет. Очень много молодежи. На их фоне пожилые старички и старушки, которые пришли не столько послушать проповедь, сколько надеясь получить исцеление, выглядели чужими на этом празднике жизни.

Только мы вошли в зал, как стали свидетелями неприятного инцидента: по непонятным причинам крепкие парни из «службы порядка» схватили журналиста православного интернет-портала и повели его к выходу. Напрасно он пытался сопротивляться и взывать к милиции. В зал его больше не пустили. Затем та же участь постигла и фотокорреспондента «Пятницы». Как только он попытался сфотографировать сцену, его обступили охранники. Не помогли ни служебное удостоверение, ни призывы к христианской терпимости.

— Мы откупили это помещение. Сегодня это наш храм, — заявил человек в очках с жестким выражением лица. — Здесь нельзя фотографировать.

Вся эта сцена разворачивалась на глазах у православного священника:

— Не дают снимать, значит, им есть что скрывать, — сделал вывод отец Вячеслав.

Тем временем начался концерт хора. Музыкальную основу песнопений составляли попсовые хиты, к примеру Black or White Майкла Джексона, только с другим текстом: «Я так рад... О я так рад... Аллилуйя, Иисус, ты спас меня!». Пели и играли на всю мощь аппаратуры. С каждой песней публика еще больше погружалась в экстаз. Парни и девушки прыгали как на рок-концерте, мотали головами, кричали: «О-о-о-о-о!».

— Заводят, — прокомментировал отец Вячеслав, — старая механика, но она действует на психику неуравновешенных людей.

Наконец концерт закончился, и на сцену вышел Дэвид Хасавей. Несмотря на солидный возраст (проповеднику больше восьмидесяти лет!), он легко передвигался по сцене, активно жестикулировал, потрясал руками... Некоторые присутствовавшие впали в состояние, близкое к гипнотическому. Православному батюшке все происходящее активно не нравилось:

— Это безобразие, — сказал он, — гимнастические упражнения. Давление на психику.

Затем началось то, чего так долго ждали, — исцеление. В отличие от целителей типа Кашпировского, Дэвид Хасавей пояснил, что исцеляет не он, а Иисус. Миссионер призвал всех возложить руки на больное место и повторять за ним слова молитвы: «Иисус, исцели мою болезнь! Коснись меня, возложи свои руки на мои, и я буду исцелен». Так продолжалось минут семь. Затем Хасавей попросил всех, кто получил исцеление, подняться на сцену и засвидетельствовать чудо. Около сцены немедленно собралась внушительная толпа.

— Я Евгений из «Краеугольного камня», — рассказал молодой человек в свитере, — у меня болели почки, чувствовал себя неуютно. После молитвы все прошло. Иисус чудесен! Слава Богу!

— Слава Богу! — закричали в зале.

— Я Людмила, — засвидетельствовала пожилая дама, — у меня был хронический гайморит, а тут сразу все прорвало. Стало легко дышать.

— Я Вова, — представился следующий исцеленный, — у меня прошел кашель. По ногам ушло куда-то!

Одной женщине, видимо, так хотелось поделиться радостью, что она даже не смогла объяснить, что же у нее болело. Поэтому обошлась без затей:

— Просто я знаю, что исцелена.

Конечно, избавление от гайморита и кашля — это неплохо, но как-то не очень убедительно. Тем более никто из исцелившихся не представил медицинских документов, подтверждающих их заболевания. А где же обещанное чудо: «хромые ходят, слепые прозревают»? Кстати, неподалеку от нас сидел дедушка с повязкой на глазах. Он усердно выполнял все инструкции проповедника: вставал, молился, накладывал руки, но зрение к нему так и не вернулось. По окончании сеанса он и его родственники были сильно разочарованы. Хромые с палочками остались при своих палочках.

Почему пустили Хасавея

В семидесятых годах этот миссионер организовал автобусные туры по Восточной Европе. Там он тайно распространял религиозную литературу, за что его посадили в ЧССР по политической статье на пять лет. Правда, через год выпустили — за проповедника заступился премьер Великобритании. После крушения соцлагеря Хасавей снова зачастил в страны Восточной Европы, особенно в Россию. Но не всегда и не везде его встречают с распростертыми объятиями. В некоторых городах массовые мероприятия с участием миссионера встречают противодействие.

Так, администрация Дворца спорта в Тюмени расторгла договор аренды и отменила мероприятие, сославшись на предупреждение об угрозе «диверсий», полученное из УВД. Прокуратура Пензы запретила выступления Хасавея в местном цирке на том основании, что заявленное мероприятие противоречит законодательству о проведении массовых сеансов целительства...

Но в Иркутске у организаторов не возникло проблем ни с милицией, ни с прокуратурой. Кстати, из надежных источников нам стало известно, что стоимость аренды зала Дворца спорта составляет 45 тысяч рублей. Итак, 4 дня умножаем на 45 тысяч — получается 180 тысяч. Очевидно, руководству «Труда» очень нужны эти деньги.

Они нам помогают

Руслан Проходовский, генеральный директор спорткомбината «Труд»:

— Мы предоставляем в аренду зал дворца организациям только при наличии у них государственной регистрации. Если бы у них не было документов, мы, естественно, не пустили бы. Лично я не сочувствую этой религиозной организации. Это работа... Мы не отказываем также «Свидетелям Иеговы». Каждое лето у нас проходят их конгрессы, но они нам очень сильно помогают. Содержать такой комплекс очень затратно, поэтому для нас это значительная поддержка. А они воспринимают это как богоугодное дело, и здесь наши мировоззренческие точки сходятся.

Мы бы с радостью предоставляли зал и православным, и католикам, но пока они не обращались. Правда, однажды после конгресса «свидетелей» ко мне пришел батюшка и стал возмущаться, но я ему спокойно объяснил, что мы к любой религии относимся уважительно. Человеку нельзя запретить выбирать вероисповедание. Мы руководствуемся демократическими принципами и не собираемся чинить кому-то препятствия. Разумеется, если речь не идет о каких-то запрещенных сектах.

Задержанный в рясе

У Дэвида Хасавея и его последователей в Иркутске не было проблем ни с милицией, ни с прокуратурой, зато проблемы возникли у православного батюшки отца Дмитрия Максимова, настоятеля храма Святого Уара (поселок Тихоновка).

По словам отца Дмитрия, 4 апреля он пришел к дворцу с целью послушать проповедника. К нему присоединились четверо молодых православных ребят. У них были листовки и диски антисектантского содержания.

— Мы стояли у фонтана, — рассказал священник, — и через 15 минут подъехали две машины ППС, две машины ОМОН и две ГБР. В двух шагах стояла иномарка, из ее окна на нас смотрели с ухмылками два мордоворота. В шесть часов мы пошли во Дворец спорта. Но как только вошли внутрь, нас задержала милиция.

Отец Дмитрий спросил милиционеров, по какой причине ему не дают пройти. Объяснил, что он священник, и показал крест.

— Ваши лица не внушают доверия, — ответил страж порядка, — вдруг вы собираетесь заминировать здание.

Затем он приказал батюшке поднять руки на ширине плеч и достать все из карманов. Однако священника возмутило не столько задержание, сколько фраза, брошенная начальником охраны:

— Вам, православным, нужно у них (то есть у приверженцев «Слова жизни») учиться, как работать с людьми, как проповедовать.

Через пять минут батюшку и его спутников погрузили в автозак и повезли в Кировское отделение милиции. Там им пришлось сорок минут просидеть в коридоре. Разумеется, все люди, глядя на задержанного священника, были в шоке.

— Потом нас завели в кабинет, — вспоминает отец Дмитрий, — начальник, когда увидел меня, возмутился. «Вы что, больные? — сказал он подчиненным. — У вас ум есть?» Он тут же извинился и приказал нас отпустить. Нам вернули изъятые листовки и диски, но на мероприятие во Дворец спорта мы уже опоздали. Все это, конечно, очень настораживает. Мы не совершали ничего противоправного. Никого не оскорбляли. Такое впечатление, что их от нас охраняют.

Мы попросили прокомментировать случившееся сотрудника пресс-службы ГУВД Иркутска Германа Струглина.

— Да, такой случай был, — сказал Герман Струглин. — Священнику сразу принесли извинения и отпустили. Это элементарное недоразумение. По данному случаю будет проведена проверка. По моим сведениям, отца Дмитрия сопровождали неопрятно одетые молодые люди.

Была информация о том, что на этом мероприятии могут произойти противоправные действия. Поэтому так все случилось. Мы пообщались с отцом Дмитрием и представителями РПЦ. С их стороны к нам нет никаких претензий. Мы сошлись на том, что случившееся было простым недоразумением. В будущем решили плотнее работать вместе. Это частный случай. Всякое бывает.

Метки:
baikalpress_id:  9 290