Жертвы любви

Саянские милиционеры избивают и унижают своих жен

Свою прошлую семейную жизнь эти женщины называют бесконечным триллером. Постоянные побои, угрозы убийства, оскорбления, унижения. Кошмар продолжался годами. Но даже теперь, после разводов, когда, казалось бы, все позади, они не могут вспоминать об этом без слез. Говорят, до сих пор остался страх. И вряд ли он исчезнет, ведь ни государство, ни правоохранительные органы не хотят их защищать.

Жила как в аду

Ирина познакомилась с Евгением, когда ей было всего 19 лет. На фоне легкомысленных ровесников этот парень, уже три раза побывавший в Чечне, казался ей оплотом надежности. А как красиво ухаживал, какие слова говорил! Правда, ревновал к каждому столбу. Но тогда она думала: «Ревнует — значит, любит». Да и мать говорила Ирине: «Выходи за него замуж и даже не сомневайся. Я вижу в нем настоящего мужчину».

Но чем ближе был день свадьбы, тем меньше Ирине хотелось выходить замуж за этого человека. Она не может объяснить, откуда появились такие сомнения, ведь Евгений обещал, что весь мир будет у ее ног, сдувал пылинки, носил на руках. Но женская интуиция — очень сильная вещь. И, как оказалось позже, Ирине надо было к ней прислушаться, потому что райская жизнь молодой семьи продолжалась меньше года.

Их сынишке было всего четыре месяца, когда Евгений показал свое истинное лицо. Он пришел домой изрядно пьяным в четыре часа утра. Ирина открыла ему дверь и сразу же получила удар кулаком в лицо. Женщина упала, а громила схватил ее за волосы и продолжал избивать. Удары сыпались по всему телу. Ирина кричала, а потом потеряла сознание. Соседи вызвали милицию, но, когда сотрудники приехали и узнали, что виновником был их коллега, развернулись и ушли.

Эту ночь Ирина провела у соседей. Наутро к ней пришел мириться муж. Ползал на коленях, умолял простить, обещал, что больше пальцем не тронет. На семейный совет собрались родители супругов. Самое удивительное, что советчики заняли сторону мужа. «Меня тоже муж бил, и ничего со мной не случилось. Я терпела, и ты терпи», — говорила свекровь. «Все в жизни бывает. Семью надо сохранять. Мы, женщины, должны быть мудрыми, хранить семейный очаг», — вторила ей мать Ирины.

Ирина простила. Недели две муж действительно был как шелковый. А потом все началось снова. Пьянки на работе, побои, оскорбления. С каждым разом Евгений становился все более жестоким. Хватал за волосы, бил головой о стол, о батарею. Однажды во время очередной разборки пьяный бугай схватил нож, приставил к горлу женщины и сказал: «Молись, тварь! Сейчас я буду тебя убивать!» Дальше все происходило как во сне. Ирина рассказывает, что плохо помнит, как выхватила у него из рук нож и выбросила в открытую форточку. Тогда муж заорал: «На колени, стерва! Ползай и собирай мои вещи». Ирине не оставалось ничего другого, как подчиниться. Все время, пока продолжался этот ужас, Евгений пинал ее и материл. Когда тиран наконец успокоился, женщина была вся в синяках, а кровь текла изо рта и из носа.

Но даже после этого Ирина продолжала с ним жить. Как считает она сама, из-за боязни одиночества. «Он говорил мне, что я одна не выживу, что с ребенком я никому не буду нужна, умру от голода. И мне тогда было очень страшно. Помощи ждать было неоткуда. Мать уговаривала не разрушать семью. Милиция всегда его отпускала», — вспоминает Ирина.

Но однажды ее терпению пришел конец. Она держала сына на руках, когда Евгений ударил ее кулаком в лицо. Она не удержалась на ногах, отлетела назад, и ребенок ударился головой о стенку.

После этого Ирина подала на развод. Но муж продолжал ее преследовать. Дважды он подкарауливал ее в подъезде и жестоко избивал, обещал лишить родительских прав. Несколько месяцев Ирина жила с ощущением постоянного страха: «Спать почти не могла. Если ночью в подъезде хлопала дверь и раздавались шаги, меня начинало трясти, думала, это он идет меня убивать». Первое время после развода она даже не могла думать о мужчинах. Ей казалось, что любой будет относиться к ней так же. К счастью, ей встретился человек, который смог сломать эти стереотипы. «Он мне очень помог и морально, и материально. Скоро я выйду замуж и уеду с любимым человеком в Иркутск», — улыбается Ирина.

Бывший муж до сих пор продолжает ей звонить, уговаривает начать все сначала, но Ирина говорит, что больше никогда не поверит его словам: «Теперь я точно знаю, если человек поднял руку один раз, это повторится снова и снова. Очень жалею, что не ушла от него после первого же раза».

«Меня облили грязью»

Мы связались по телефону с Сергеем, бывшим мужем Оксаны Кустовой, который до сих пор работает в милиции Зимы. В развале семьи он обвиняет бывшую жену и директора кризисного центра Наталью Грибачеву.

— То, что рассказали моя жена и директор кризисного центра, — полный абсурд! Я никогда не бил жену. Конечно, как и в любой другой семье, у нас не обходилось без скандалов. Но большинство из них провоцировала сама жена. Я до последнего пытался сохранить семью. Но последней каплей стали постоянные измены со стороны жены. Она под любым предлогом уезжала из дома, пропадала на несколько дней, потом возвращалась, умоляла ее простить. Мы мирились три раза, но сколько все это можно терпеть? Ситуация усугубилась, когда жена обратилась за помощью в кризисный центр.

Я считаю, что директор этого центра просто развалила нашу семью. Жена постоянно приезжала от нее и плакала, говорила, что она ее зомбирует. Скорее всего, здесь имеет место материальная заинтересованность. Я прекрасно понимаю, что сейчас на меня будут литься потоки грязи. Уже обгадили с головы до ног. Но, несмотря на многочисленные заявления в милицию, суд пока не вынес никакого решения. Пока я занимаюсь сбором и анализом всей информации. Не исключено, что мне придется обратиться в суд за клевету.

Люблю, ревную, убью

Если Ирина терпела издевательства четыре года, то другая жительница Саянска Оксана Кустова была жертвой целых 12 (!) лет. У этой яркой женщины всегда было много поклонников, но счастья в личной жизни не было. Первый брак распался из-за измены мужа. Она осталась с маленьким ребенком на руках. Родственники устроили ее работать в милицию. Там она и познакомилась со своим коллегой Сергеем, который вскоре стал ее вторым мужем.

Оксана вспоминает, что влюбилась в него с первого взгляда — симпатичный, спокойный, надежный, всегда рядом, в любую минуту готов прийти на помощь. Она не замечала в нем никаких недостатков. Правда, отец Оксаны уже при первом знакомстве с Сергеем сказал дочери: «Брось его, он нехороший человек, двуличный. Он не смотрит в глаза, они у него бегают». Но слушать отца женщина не стала и приняла предложение избранника стать его женой. Через три года законного брака Оксана забеременела. Для нее это был долгожданный ребенок, поэтому она с нетерпением ждала мужа с работы, чтобы сказать ему радостную новость.

Реакции, которая последовала с его стороны, она никак не ожидала. Муж равнодушно посмотрел на нее и сказал: «От кого это, интересно?» От обиды Оксана расплакалась. Увидев слезы, он поднялся с дивана: «Ладно, извини. Будем рожать».

Оксана рассказывает, что самые приличные слова, которые она слышала во время беременности и после родов, — шлюха и проститутка. Когда муж напивался, совсем переставал себя контролировать: нападал на женщину с молотком, ружьем. Наутро, протрезвев, просил прощения, говорил, что просто сильно ревнует. И она прощала, верила, потому что любила этого человека, несмотря ни на что.

Но если Оксана была готова молча сносить все издевательства, то у соседей терпение лопнуло. После нескольких громких скандалов они написали письмо руководству зиминской милиции, где работал Сергей. Но, вместо того чтобы разобраться со своим сотрудником, начальник отдал письмо в руки Сергею. Разъяренный, он пришел домой и начал хлестать этим письмом по лицу своей жены. «Он орал на меня матом, бил, пихал мне эту бумагу в рот. Я только плакала и клялась, что не писала этого письма», — вспоминает Оксана.

Когда ей удалось вырваться, первым делом женщина позвонила в дежурную часть милиции и услышала в ответ: «Как мы отправим наряд, если ваш муж сам начальник милиции общественной безопасности?» Оксана поняла, что полностью беззащитна. А Сергей понял, что полностью безнаказан. Поэтому в следующий раз он стал нападать на жену с ружьем со словами: «Я тебя, сука, застрелю! И ничего мне за это не будет. Все подумают, что ты сама покончила с жизнью».

Почему-то она винила во всем не самого Сергея, а его работу. Думала, если уйдет из милиции, все переменится к лучшему. Однажды ей удалось уговорить его сделать такой шаг. Вроде бы жизнь действительно наладилась. Пьянки прекратились, родители Оксаны дали денег, супруги начали строить дом.

Но спокойная жизнь продолжалась всего несколько месяцев. А потом Сергей заявил, что не может жить без своей работы. И все началось по новой: пьянки на работе, побои жены дома. «Я поняла, что это не работа, а образ жизни. Он снова попал в свою стихию. Приходил домой пьяный, бил меня и орал, что больше никогда не будет меня слушать. А утром ревел и говорил, что очень меня любит и ревнует».

Но верить ему она больше не могла, слишком много унижений было за эти годы. Подала на развод, сняла квартиру и уехала от мужа. Теперь Сергей шантажирует ее, отправляя SMS-сообщения с угрозами такого содержания: «Сука, ты не боишься сдохнуть?», «Ходи, тварь, оборачивайся. Ты еще поплатишься кровью», «Ты, тварь, должна умереть собачьей смертью». Более того, бывший муж не разрешает женщине зайти в ее собственный дом. «Не пускает на порог ни меня, ни детей. Кого я любила? Кем жила все эти годы? Он не мужик, он сволочь. Перечеркнул всю мою жизнь, убил любовь», — плачет Оксана.

Нужен закон

Избавиться от стресса и поверить, что жизнь продолжается, этим и другим женщинам помогают сотрудники Саянского кризисного центра. Его директор Наталья Грибачева рассказывает, что 10 лет назад, когда центр только начал работать, каждая четвертая женщина в Саянске подвергалась семейному насилию. По мнению Натальи Грибачевой, сейчас в такой сложной ситуации находится каждая вторая замужняя женщина: «По данным нашего центра, чаще всего прибегают к насилию над женами сотрудники милиции. За последние три года таких случаев было зарегистрировано 12. И способствует этому их полная безнаказанность».

Наталья Ивановна рассказывает, что прошлым летом побывала в Америке, где увидела совсем другую картину: «Женщине, которая подвергается насилию в семье, достаточно просто набрать известный на весь мир номер службы спасения 911. В считанные минуты к ее дому приедет экипаж полиции и обезопасит ее от тирана. Даже если он просто обзовет ее и женщина скажет, что больше не может с ним жить, его изолируют от семьи на 1,5—2 месяца».

В нашей стране закона, который защищал бы женщин от домашнего насилия, не существует. В кризисном центре считают, что именно по этой причине наши соотечественницы предпочитают мириться и жить с мужьями-тиранами в ущерб себе. Многие из жертв даже не подозревают, что под насилием понимаются не только побои. Любое оскорбление тоже считается противоправным действием. Существует и еще один вид насилия — экономический, когда один из супругов жестко ограничивает другого в деньгах.

Как правило, несколько лет жизни в такой ситуации оборачиваются для человека стрессами и различными неврозами, справиться с которыми можно только с помощью сильнодействующих лекарств.

Между тем Наталья Грибачева считает, что будущих жертв мы начинаем воспитывать еще в семье: «Когда девочка с детства видит, что отец бьет и унижает ее мать, она начинает принимать это как нормальные отношения. Это мнение укрепляется, когда ребенок приходит в школу, где развито насилие как между учителями и учениками, так и между школьниками. Единственный предмет, который разъяснял детям их права в семье — этика и психология семейной жизни, убран из школьной программы. Таким образом, вырастают запуганные люди, которые не знают элементарных прав. И не последнюю роль здесь играет наш менталитет — жить ради детей, ради денег и так далее. Это большая глупость».

Бьет — значит, любит

Постоянный эксперт «Пятницы», кандидат психологических наук, доцент, заведующий кафедрой социальной психологии факультета психологии ИГУ Сергей Бышляго считает, что бьют женщин только инфантильные мужчины:

— Поступать по-другому они не в состоянии. Через физическое насилие эти мужчины самореализуются. Причем такие поступки допускаются только по отношению к значимым, близким людям. Это можно проследить еще на детях. Всем знакома ситуация, когда мальчик дергает девочку за косичку или бьет портфелем по голове. Но делает он это далеко не с каждой девочкой, а только с той, к которой относится с пиететом. Причем чем сильнее дергает за косичку, чем тяжелее удар, тем больше чувств.

Парадокс, но это факт. Конечно, нельзя говорить, что, если мальчик так относится к девочке, он обязательно станет насильником. Но, если взрослый человек позволил себе хотя бы раз поднять руку на женщину, это повторится снова. Это так называемые фиксированные формы поведения. И выход здесь один — максимально быстро уходить из этой ситуации. Других вариантов не существует.

Насилие в семье: цифры и факты

Условно домашнее насилие можно разделить на четыре вида:

* физическое (избиения, удары, пинки, пощечины);

* психологическое (унижения, оскорбления, сознательное причинение душевной боли, критика партнера, пренебрежение, игнорирование, угрозы избить или убить);

* экономическое (запрет на труд, ограничение свободы распоряжаться деньгами... или принудительный контроль над действиями: «Делай так, как я хочу, так как я больше зарабатываю (содержу семью)»);

* сексуальное.

Печальная статистика:

* Каждый час (по некоторым данным — каждые 40 минут) в России от рук мужа или сожителя погибает женщина.

* За один год в России погибает столько женщин, сколько за десять лет афганской войны погибло наших солдат. Вдумайтесь, один год мирной жизни равняется десяти годам войны!

* Ежедневно в России побоям подвергаются 36 тысяч женщин.

Зарубежный опыт

В США проблемой насилия стали заниматься в 70-е годы, тогда процент «семейных» убийств был примерно таким же, как сейчас в России, теперь он уменьшился в четыре раза. При разбирательстве дел об избиении жены мужем американский суд рассматривает ситуацию не как сугубо внутрисемейную, а как общественно значимую, мужа там наказывают, что называется, по полной программе. В нашей стране исторически сложилось, что ударить жену — норма. Традиционно считалось, если бьет — значит, любит.

Метки:
baikalpress_id:  28 715