Замужем в Америке

«Пятница» продолжает публикацию дневниковых записей иркутянки, уехавшей в США. Начало в № 6

Иркутская журналистка Марина Лыкова знакома давним читателям «Пятницы» — она не раз публиковалась в нашем еженедельнике. В прошлом году она вышла замуж за американца после знакомства по Интернету на одном из брачных сайтов и пяти (!) лет общения. Муж Марины — не простой «ковбой», а сотрудник правительства США. Есть много любопытного, о чем Марина, как новая жительница Америки, может рассказать читателям «Пятницы». Поэтому наш еженедельник начал публикацию ее заметок о жизни в США и о замужестве с «иностранцем».

* Недавно, разговаривая со знакомой сибирячкой (она из Екатеринбурга, в разных штатах Америки прожила уже шесть лет), спросила у нее, что ей нравится в Америке. Она привела пример: «Вот возьмем толстую девочку. В России ее в балет не возьмут. Просто потому, что толстая. Неперспективная. Ну чего с ней заниматься? Время только тратить? А тут будь ты толстая, или старая, или убогая — никому нет дела. Хочешь танцевать «Лебединое озеро»? Танцуй!

Никто не запретит. Никто не попрекнет. Никому нет дела...» Я вспомнила эти ее слова, когда на сцену выбежали снежинки. Миленькие девочки в белых разлетайках. Народ в восторженном умилении зашумел, а потом вдруг разом затих: я со своей галерки и не сразу разглядела, что самая короткая коротышка с пухлыми ножками — вовсе и не самая маленькая девочка-балерина. А очень даже взрослая женщина-карлик.

 С непропорционально короткими ногами-руками. И большой головой с некрасивым покатым и непропорционально большим лбом. И пока эта снежинка чего-то изображала, зал почтительно молчал. Никто не смеялся. Не тыкал пальцем. Не хохотал зло. И прочее. Не уверена, что зал принял бы эту снежинку так же в театрах Иркутска.

Парикмахерша Вика (украинка), когда поделилась с ней мыслями про балет на другой день после представления, сказала, что и она прежде думала, что эти америкосы бескультурные и недуховные. А теперь, после пяти лет в США, она уже не может на Украине никуда выйти (потому как ни, пардон, пописать, ни перекусить в антракте не успевает). А тут, говорит, все для людей! И она в антрактах в Америке еще и покурить успевает. Потому что знает, что без нее не начнут. Ты, говорит, скоро такая же будешь. Будешь, говорит, Марина, еще и покрывало тепленькое с собой на балет прихватывать. Чтобы укрываться и чувствовать себя еще более комфортно.

* Чуть не забыла! Днем заехали (по вывеске на улице) на «гараж сэйл». В гараже — распродажа домашнего скарба. Дом — на улице миллиардеров... Так что, по словам Роберта, не надо удивляться, что все будет очень дешево в этом самом гараже. И точно: новый полушубок из натурального меха норки (черный, коротенький) — 65 баксов. Новый принтер «Лексмарк» — 6 долларов. Стол с полками и стульями (типа как для школьников, деревянный, белый) — 20 долларов! Как я поняла, приехали мы поздненько.

Все стоящее уже расхватали (любят американцы такие «сэйлы»). Но все-таки я выбрала для нас восемь новых колец для салфеток (в виде зайчиков-леечек, из металла, славные такие, из Индии) и кой-чего для творчества... Не знаю, за все Роберт 50 центов заплатил или за каждое колечко для салфеток. Но все же... Для игроков в большой теннис: ракетки там были теннисные вилсоновские. Еще деревянные. Допотопные. Но как новые!

По два бакса каждая! Я в руку взяла. Ракетка лежит как влитая. Продавщица (хозяйка дома?) тут же подскочила: «Я вам по доллару отдам!» Но не надо, к сожалению. У меня и Лины тут есть уже новомодные. Думаю, в России таким ракеткам цены бы не было. Музейным. Для тех, кто понимает.

* Вернулись с вечеринок. На «опен хаус» у пастора было много людей. Они были везде... в чужом доме. Ели-пили-беседовали. Думаю, бедная семья пастора. Шесть часов как минимум выдерживать такое нашествие. Приглашены ведь были все прихожане. Сотни человек! И всех встретить-обогреть-обнять-накормить (стол был великолепен. И, судя по всему, бесконечен в череде и смене горячих блюд, закусок, сладкого)... На новогодней вечеринке у Роберта (после визита к пастору) было довольно весело.

Любит народ, работающий в ФБР, повеселиться и поесть. Мы были за столиком с боссом Роберта и его супругой. Милая беседа. Выяснилось, что кроме собак-кошек у них живет еще и лама! А ламы, говорят, умнее лошадей. Ну та же собака. Только большая. Удивило то, что все дамы на «елке» — в штанах. И, предполагая, что зарабатывают все они более чем достаточно, странным показалось, как просто и дешево они одеты. Аксессуары (сумки, бижутерия) китайские. Дешевые. У всех до одной. Так странно.

В Сибири на корпоративную вечеринку задолго готовятся. Тряпки новые закупаются. Запись в салон. А тут... как проснулась — так и пришла. И еще: поразило, как одна пара танцевала нежно. Ни одного танца не пропустили. Как обнялись в начале вечера, так до конца и проторчали на танцплощадке. Оба гомосексуалиста — уважаемые государственные служащие.

*Привезли очередную посылку. Звонок в дверь — за дверями никого. Коробка — на улице. У порога. И так всегда. Ну как они не боятся на улице вот так вот запросто все, что угодно, оставлять? (Наверное, и вправду никто тут не ворует?)

* Вечер. Вчера и сегодня... звонки и стук в дверь. Несут детишки подарки Лине и семье. Дети — с подарками — на пороге нашего дома, а на дороге — авто с родителем. Подарки в основном небольшие. Откровенно копеечные.

Но душевные: самодельные шоколадные конфеты, печенье горячее еще, какие-то сладости (только из печи). Украшения для Лины. Набор: мыльце-молочко... чего-то еще. Главное тут: красивая упаковка. И чтобы море бумаги торчало отовсюду цветной. Так принято.

*Вечером к нам в гости заезжал друг Роберта. С герлфренд. Она русская. На две недели приехала в США. К нему в гости. В Монтану съездят, в Лас-Вегас (как обычно). Она старше его. Ей под пятьдесят. Но выглядит замечательно: теннис преподавала. Активная дама такая. Все учится. Три года уже так и летает. Раз в полгода как минимум и за свой счет. И даже поучиться тут умудрилась: три месяца «инглиш» изучала.

Сейчас планирует пойти учиться на медсестру: тут это престижно. Да и зарплата после двух лет обучения будет от четырех-пяти тысяч «зеленых» ежемесячно. Работа, говорит, не бей лежачего... Меня зовет «грызть гранит науки» вместе. Но что-то не вижу я себя покуда медсестрой... (А по ее данным, тут на одну медицинскую сестру приходится всего три пациента. Как максимум. А в России, пожалуй, все триста.) И еще: для того чтобы получить студенческую визу, моя собеседница будет вынуждена проплатить курс изучения английского языка в университете (что далеко не дешево), а сама будет на медработницу учиться. Потому что, говорит, никто визу не даст, как узнают, на кого она учится. Сразу станет ясно, куда метит человек.

Сетует, что ее любимый (уже как три года!) американец не делает ей предложения. И она не знает, как быть: то ли тут жизнь строить, то ли в России корни пускать. Дома у нее муж. Говорит, что пьяница. Но верится с трудом. Коттедж с полами с подогревом, как говорит, есть... Свой бизнес (сеть магазинов). Вполне благополучная жизнь. Сейчас, говорит, ему подарков на две тысячи долларов навезла (сервиз какой-то, наволочки, гобелены)... Все его «гнездо» облагораживает.

Тут, в США, она убеждена, мужчин гораздо больше, чем женщин. И они, бедные, одиноки. И страдают... Роберту я рассказала, что, мол, так и так, что не знает женщина, что и думать: чего он не зовет ее под венец-то? Пора бы уже! Время-то уходит. Роберт сказал, что тот давно бы женился, но молчит, так как она же замужем. Вот как разведется, то и... сразу! А она не разводится, потому что не знает, чего ждать... от него. Жизнь! К слову, они в самолете познакомились: она летела то ли к сыну (он в США учился-женился), то ли от сына... в Россию. Она просто «случайно» уснула на его плече.

Интересны мотивы этой дамы. Непонятно. Сын, говорила, ей уже и не сын. Он в США с шестнадцати лет учился. Сейчас ему двадцать пять. После того как она его шесть лет не видела (все шесть лет ей визу не давали в США), а он уже женатый, жена — американка, прямо в аэропорту он ей и заявил, чтобы с ним только по-английски мать общалась. А она — ни в зуб ногой по-английски. Вот так и встретились.

Говорит, что «сын уже больше американец, чем сами американцы». К тому же с сыном конфликт произошел, что тот ее даже из собственного дома выставил, как только ее «друга» местного увидел: «друг» потный был, толстый... неопрятный такой, этот «друг». (Он и есть такой.) Сын его за безработного принял и попросил мать «не собирать кого попало».

...Ну вот, я опять спросила мужа, чего он на ней не женится-то. Он отвечает: так замужем же она, как можно?! Я и рассказала на этот раз своему благоверному, что она, дескать, готова под венец, если только ее позовут (тогда только и разведется). Ну на том и разошлись. Но не зря говорят, что дорога в ад вымощена сплошь одними «добрыми намерениями». Роберт решил, что чего ждать-то, пока она в Россию уедет.

И позвонил своему коллеге. И рассказал о моем с его женщиной разговоре. Тот с утра пораньше и выдал ей: «Выйдешь за меня замуж?» Она (счастливая!) кокетничать, видать, начала: «А чего это ты вдруг спрашиваешь?» А он, как истинный американец (честно так!), парирует: «А Марина сказала, что если я тебя замуж позову, то ты не откажешься. А может, даже и разведешься для начала!» И выдает ей все, как было.

 Весь мой диалог с моим мужем. Она бежит в ванную и ревет там часы напролет. Он под дверями звонит моему мужу, спрашивая, чего делать-то. Та тут же провозглашает меня врагом до конца дней (а ведь еще на неделе планировали пару ужинов вместе — у нас и у них). Мораль: американцы — сущие дети. И еще: американская простота хуже воровства.

*Роберт вздумал меня к доктору женскому свозить. Чтобы рецепт мне выписал. Ибо понадобилось мне тут лекарство для кожи (типа витамина А); в аптеке сказали, что без разрешения врача ничего не продадут. Мораль: запасайтесь перед поездкой сюда медикаментами. Но это еще не все: меня доктор взвесил, послушал, в ушах посмотрел, в горло заглянул, давление измерил... Взяли с мужа 15 долларов, сказали, что я абсолютно здорова (что я и сама знаю), и отпустили восвояси. Без рецепта!

А нету, говорит врач, времени «паперворк» заниматься. Так как лекарство ваше опасное, суицид может случиться у пациента, что его принимает... и бывало тут такое не раз... Записали нас снова на прием на 23 января. Но затем, на выражение моего лица взглянув, нас по-быстрому переписали на 9 января. Дадут рецепт или не дадут? И еще... цена. В Иркутске месячный курс стоит порядка 50 долларов (шведское производство), а тут — Индия, и за те же 30 таблеток 200 баксов выложи!

*В школе у Лины сегодня — день Санта-Клауса и международной кухни. Я приготовила чернослив с шоколадом растопленным и орехом внутри. Старалась, на всю школу наготовила. Лина говорит, что к нашему десерту никто и не притронулся. Как и к суши (кто-то принес), и к плову...

Говорит, весь коридор был уставлен столами с едой только для трех шестых классов! (В другой раз не будет от меня никакого десерта для зажравшихся американских детишек!) Дети эти больше врубали по картофелю с мясом. Просто и знакомо. Ну нет у них (ни у детей, ни у взрослых) никакого желания отведать чего-нибудь нового. А особенно чего-нибудь «международного».

*Ездили в Айдахо Фолс (в другой город) отпечатки пальцев сдавать для «грин кард»! В шесть утра выехали и к восьми уже были на месте. Никакой очереди. Но вот только промучились люди с моими пальцами. Выяснилось, что нет у меня никаких нормальных отпечатков! Уж чем мне пальцы ни мазали, ни терли, ни массировали, а все равно машина показывает 48%. В лучшем случае. А норма, оказывается, от 75% и выше!

Решили, что снова нам придется ехать «на отпечатки» через 48 часов. Не раньше (по американскому закону). Сказали, что позвонят. И если и во второй раз ничего не выйдет, то я должна буду в полиции показаться. Где проверят, не совершила ли я чего предосудительного. Позже узнала, что у младенцев тут также в обязательном порядке берут отпечатки пальцев... ног. Хорошая идея! Быть может, мне им мои ноги предложить? Пусть попробуют.

Продолжение в следующем номере «Пятницы».

Метки:
baikalpress_id:  9 203
Загрузка...