Мама как начальник

«Только партнерские отношения между родителями и детьми являются наиболее здоровыми», — напоминает кандидат психологических наук, доцент, заведующий кафедрой социальной психологии факультета психологии Иркутского государственного университета Сергей Анатольевич Бышляго.

Дело не доходит

— Начну сразу с письма в редакцию, Сергей Анатольевич: «У всех моих подруг родители только кричат и никого не слушают. Вы объясните в своей газете, почему родители не хотят понимать своих детей. Екатерина, 12 лет». Действительно, почему?

— Да, это серьезный вопрос, Катя. Родителям, как людям взрослым, часто кажется, что они своих детей и так понимают, только потому, что они родители. И каких-то еще дополнительных усилий для понимания своих детей от них вообще не требуется. Ну т. е. с позиции взрослого человека, ребенок воспринимается как существо во многом и так прозрачное и понятное изначально. Другое дело, что, по мнению родителей, это дети как раз должны делать усилия для понимания их, родителей.

Это две разные точки зрения, во многом традиционные. Хотя, как мне кажется, Катя, в этой ситуации виноваты все — как родители, так и дети. Никто никого, по большому счету, и не хочет слышать и понимать, т. е. все играют какие-то роли: родители — кормить и одевать, а дети — быть послушными. И часто до истинного понимания друг друга дело как раз и не доходит.

Много усилий

Марина: «Мне 46 лет, без мужа поднимала двоих сыновей, они хорошие и воспитанные, это я с материнской гордостью говорю. Старший женат, младший учится. Мы живем с моей мамой, она всегда была в семье самой главной, хотя добытчиком у нас всегда была я. Сейчас с нами живет мой гражданский муж, у него прекрасные отношения с моими детьми, а с моей мамой он никак не может найти общий язык, хотя очень старается. А я разрываюсь между матерью и любимым человеком. И не уйдешь от нее, потому что она пожилая и часто болеет. Но из-за ее истерик я боюсь потерять мужа».

— Да, Марина, ваша ситуация крайне непростая. И я думаю, что ее сложность обусловлена, с одной стороны, какими-то, быть может, неоправданными ожиданиями вашей мамы в отношении вашего мужа, т. е. в чем-то, в каком-то, возможно, аспекте своего поведения он ей просто, что называется, не приглянулся. А возможно, ваша мама — человек традиционных взглядов и не воспринимает такую форму брака, как гражданский, т. е. если люди не скрепили свои отношения официальными печатями в паспортах, то ваш нынешний муж может в любой момент вас покинуть.

Это вот, допустим, точка зрения человека старшего поколения. Но, с другой стороны, вашему мужу нужно проявить большую дипломатичность и тактичность в отношениях с вашей мамой. На его месте я бы предпринял много усилий, чтобы стать ей другом, т. е. подружиться они должны — вот что. Ну а в-третьих, с третьей стороны, возможна просто психологическая несовместимость. Но это маловероятно.

В своих скорлупках

Людмила: «Меня воспитывали очень строго, прямо как в армии, к родителям я сначала испытывала страх, а потом уже другие чувства. Не помню, чтобы со мной хоть раз они поговорили по душам. А сейчас я повторяю все их ошибки — уже в отношении своей дочери. Я родила ее без мужа, ее отец сразу бросил меня, когда узнал, что я беременная. Больше я никогда его не видела и не искала, пришлось для дочери стать и папой, и мамой. И сейчас я вижу, что наши отношения с ней совсем не складываются, я для нее просто ноль. Дочери в этом году исполнится 16, она очень грубая и скрытная».

— Мы, Люда, абсолютно все, мне кажется, склонны наступать на одни и те же грабли. В этом, наверное, особенность человеческой природы. А для того чтобы ситуация не оставалась такой травмирующей для вас и вашей дочери, проявите больше инициативы для создания более близких с ней отношений. Это трудно, Люда, но возможно. Один раз она промолчит, второй раз огрызнется, а на третий, глядишь, и пойдет на контакт.

Ваши отношения мне напоминают все-таки отношения двух девчонок, сидящих в разных углах песочницы. Одна живет прежними обидами на родителей за свое неправильное воспитание, а другая путем психического заражения тоже начинает обижаться на вас по вашей же схеме. Люда, вы все-таки, как большенькая, предпримите шаги для того, чтобы понять, что же вас двоих все-таки объединяет, организуйте сами, наконец, какие-то совместные мероприятия, и не замыкайтесь обе в своих скорлупках.

Истерика с запретами

Настя: «Мама разошлась с отцом и срывает теперь на мне зло. А еще запрещает мне с ним встречаться и брать у него деньги, а когда он звонит, она только кричит на него, а потом на меня. Я ей сказала, что хочу жить у папы, а она теперь запрещает мне даже гулять».

— Да, Настя, как говорится, паны дерутся, а у холопов чубы трещат. Часто взрослые, не сумев, так скажем, нормально разойтись, расстаться цивилизованно, используют в качестве механизма давления друг на друга своих детей. На месте вашей мамы я бы ни в коем случае не стал требовать прекращения ваших отношений с отцом, а уж тем более запрещать вам так категорически пожить у него.

Ну хочется вам пожить у папы, ну поживете, не понравится там — вернетесь снова к маме. Главное, чтоб без истерик. А вы попробуйте своей маме, Настя, объяснить следующую прописную истину: запрещая человеку что-либо делать, мы тем самым только усиливаем его желания. Запретный плод сладок. Как только эта истерика с запретами прекратится, отношения между вами тут же нормализуются.

Соизволит разобраться

Антонина Вадимовна: «Так случилось, что мы живем с невесткой и внучками, сын ушел в новую семью. Невестка очень, даже чрезмерно строгая с девочками. Я понимаю, что ей трудно, стараюсь помочь, но все равно нельзя дочек в таких жестких рамках держать и оскорблять их нельзя, особенно за плохие отметки. Очень тяжело смотреть, как они переживают из-за ее характера, но невестка всегда была такая невыдержанная, а сейчас стало еще хуже из-за развода».

— Уважаемая Антонина Вадимовна, вашу ситуацию, конечно, никак не назовешь рядовой, это более чем исключение из правил, и вами можно только восхищаться. А в отношении чрезмерной строгости невестки, то эта проблема, собственно, полностью на совести вашего сына. Уж коль скоро так сложилась судьба, то вообще-то его и сыновний, и отцовский долг — постараться как-то урегулировать непростую ситуацию.

Да пусть он живет со второй, третьей, четвертой женщиной, но если он оставил свою жену с детьми у матери, которая искренне беспокоится и переживает о благополучии внучек, так пусть он соизволит наконец разобраться в беспокоящей мать проблеме. Да, все, что случилось, полностью на его совести.

Не только о подростках

Вика: «Моя мать везде лезет и шарится в моих вещах. А если мне звонят, то всегда спрашивает, кто и зачем, и никогда не позовет к телефону. Она не понимает, что сама позорится и меня выставляет».

— Стоит вспомнить, Вика, что любопытство — не порок, любопытство — хобби, а любой матери интересно, как живет ее дочь, с кем общается, с кем дружит, чем интересуется. Другое дело, что формы этого интереса часто бывают, мягко говоря, чрезмерными. Безусловно, нормальные отношения между ребенком и родителями выстраиваются только на полном доверии, а вот подобная мелочная опека может, конечно, только раздражать. Вика, а вы заключите с вашей мамой четкий договор о том, что входит в обязанности сторон: что является темой ваших общих разговоров и действий, а что — дело сугубо личное и неприкосновенное.

И, как в любом договоре, обязательства несут обе стороны. Как-то начните уже выстраивать настоящие деловые отношения с вашей мамой. Американские психологи супруги Байярд в своей книге «Ваш беспокойный подросток», наверное, вы, Вика, как раз и находитесь в этом возрасте, описали примерный сценарий отношений между родителями и детьми, подобных вашим с мамой. Так что рекомендую, почитайте, думаю, что пригодится и вам, и вашей маме. Причем речь там идет не только о подростках.

Ох как нелегко

Ирина: «Скажите, пожалуйста, как объяснить маме, что я хочу жить у бабушки, потому что мама ничего не хочет об этом слышать и знать ничего не хочет, кроме школы и чтобы я училась хорошо. А бабушка с мамой постоянно ссорятся, только бабушка не виновата, я сама хочу. И мне у нее будет лучше. Мне бабушка сотовый купила, а мама его забрала себе».

— Ира, человек ищет там, где лучше, вроде той рыбы, которая — где глубже. Но, насколько я понимаю, отношение вашей бабушки к вам менее требовательное, чем у мамы? И я смею предположить, что, живя у бабушки, вы, наверное, будете избавлены от большой части своих обязанностей по дому, по хозяйству, которые вынуждены выполнять, живя с мамой? Конечно, то, что мама забрала у вас сотовый, — это неудачный шаг с ее стороны, если забрала — то отдай обратно бабушке, допустим.

Но не в этом дело, Ира, дело в том, что нельзя в себе выработать волю и ответственность, плывя только по течению, т. е. от злого следователя — к доброму. Потому как характер, Ира, создается и укрепляется, формируется только в сложных обстоятельствах, а не в тепличных. Поэтому подумайте хорошенько, прежде чем бежать в бабушкину оранжерею. Помогите лучше матери, вот ей как раз ох как нелегко.

Равный с равными

— Сергей Анатольевич, почему родители из всех возможных ролей выбирают роль начальника при детях подчиненных?

— Я думаю, потому что это проще всего, это раз, и во-вторых, потому что это во многом ведь естественно. Ну как? Родители возятся с ребенком с пеленок, он полностью зависит от них, во всех абсолютно отношениях, поэтому роль начальника возникает автоматически.

Это только очень немногие родители, и часто совсем не сразу, приходят к взаимоотношениям «равный с равными». Но только такие партнерские, дружеские отношения между родителями и детьми и являются наиболее здоровыми, и, наверное, в этом случае какие-то обиды, зависть и злость и возникнуть-то никогда не могут!

Уважаемые читатели «Пятницы»!

У вас есть возможность заказывать темы следующих бесед

с психологом Сергеем Бышляго. Ждем ваших предложений и вопросов

по адресу редакции или телефону 27-28-28.

Метки:
baikalpress_id:  28 706
Загрузка...