Надо делиться

Почему крупный иркутский предприниматель Дмитрий Матвеев убежден, что благотворительность выгодна?

Дмитрий Матвеев создал группу компаний «Байкальская виза» — лидера туристического и торгового бизнеса в Иркутской области. Сейчас в нее входят торговые центры «Иркутский», «Престиж», «Петровский», «Триумф», «Кенгуру», «Китайский торговый дом», «Вояж», «Детский мир», гостиницы в Иркутске и Листвянке, рестораны «Эстрада», «Старина Фихтель», «Узбекистон», кафе «Снежинка» и многое другое. Компания строит жилой комплекс «Невский», коттеджный поселок «Еловое». О Матвееве говорят, что он человек жесткий, прямолинейный, мгновенно принимающий решения, твердо знающий цену каждому рублю, заработанному «Байкальской визой». Тем более странно, что за год он тратит крупные суммы на благотворительность...

— В прошлом году группа компаний «Байкальская виза» истратила на различные социальные программы сотни тысяч рублей. Вам деньги на благотворительность не жалко тратить?

— Нет. Даже такого понятия в нашем лексиконе нет. Мы сами решаем, кому помочь, сами находим место применения своим средствам и своему вниманию, будь то детский дом, больница или храм. Когда построишь большой бизнес, то начинаешь понимать: надо делиться. Все вернется тебе сторицей.

— Как бизнесмен, вы хорошо просчитываете рентабельность любого проекта. А как рассчитать эффективность социальных и благотворительных программ? И вообще, возможно ли это?

— Если выстроить логическую цепь рассуждений, то все социальные проекты, так или иначе, все равно выгодны. Само оздоровление общества и восстановление морали ведут к уменьшению грубых ошибок даже на производстве. Например, человек, если он здоров морально, никогда не будет воровать. Любой подобный проект в той или иной степени действует на весь социум. А значит, можно рассчитывать на то, что порядочность людей повысится и они более добросовестно будут относиться к своей работе. Поэтому мы сегодня за то, чтобы социальные проекты всегда имели большой общественный резонанс, освещались в прессе.

Мы уже много лет занимаемся благотворительностью. Ремонтируем детские дома, регулярно снабжаем их предметами гигиены, моющими средствами, помогаем в восстановлении храмов. Раньше об этом знали только внутри нашей корпорации. Теперь же наша позиция изменилась: мы хотим, чтобы это стало хорошим примером и для других бизнесменов и просто чтобы это стало нормой жизни для всех. И тогда те люди, которые не могут пока по каким-либо причинам оказать ближнему материальную или духовную помощь, возможно, тоже станут добрее. Конечно, прямой выгоды, вроде вложил рубль — получил два, нет.

— Тем не менее многие обращаются и к вам напрямую. А после публикации этого интервью таких людей станет еще больше. Кому вы будете помогать, а кому нет? Кому дадите рыбу, а кого научите ее ловить?

— Помогать надо обездоленным. Например, если человек по состоянию здоровья не может себе помочь. Многодетным семьям никогда в разумной помощи не отказываем. Ветеранам войны да и просто пожилым людям надо помогать. Это элементарное уважение к старшим. А всех остальных надо учить ловить рыбу. Рассказывать — да, помогать советами, направлять — возможно. Я бы и в школе такой предмет ввел, не знаю, как его назвать, но суть такая — как построить свою жизнь. Потому что непонятно, по каким критериям многие молодые люди выбирают вузы, профессию, да и просто с какой целью выходят в жизнь со школьной скамьи.

— Желание оставить что-то после себя для людей — вполне в традициях русского и сибирского купечества. У вас есть такие планы?

— На начальной стадии бизнеса заниматься такого рода благотворительностью, конечно, невозможно, поскольку это довольно финансовоемкие мероприятия. Например, с позапрошлого века Иркутску достались от купцов драмтеатр и краеведческий музей. Но в одиночку их и не потянуть. Мы, кстати, только сейчас постепенно к этому приходим, и благополучие нашей компании позволяет такие шаги планировать и делать.

Вот, например, мы решили построить набережную в поселке Листвянка. Здесь потребуются миллиардные средства. И большая часть их будет получена из федерального и областного бюджетов. Но для того, чтобы эти деньги были получены, надо провести ряд дорогостоящих работ, разработать концепцию строительства, пригласить специалистов. И это мы в «Байкальской визе» делаем сами, за свой счет.

Скоро у нас побывают питерские ученые и проектировщики, чтобы сделать первичные замеры и съемки. Если подсчитывать только выгоду — это однозначно убыточный проект. Но в результате этой работы мы получим такую достопримечательность, которая станет центром притяжения не только для всех жителей Иркутска и области, но и для всей страны. Проанализировав историю развития туристических зон, мы пришли к такому выводу, что набережная для развития и для начала следующего этапа туризма на Байкале просто необходима.

— Спору нет. За последние два года Листвянка и так кардинально преобразилась...

— Планов очень много, проектов много. Нам даже сейчас чуть-чуть неудобно, что мы немного сбавили темпы. Они изначально были высокие настолько, что сейчас мы взяли небольшую паузу, чтобы осмыслить, что главное, что второстепенное. Я думаю, что к осени мы уже получим готовую концепцию строительства этой набережной и опубликуем ее для всеобщего обсуждения среди жителей Листвянки и среди жителей Иркутска.

— Общая экономическая ситуация в стране тоже ведь играет свою роль в том, что в орбиту благотворительности втягиваются новые и новые люди. Глупо ведь отрицать, что определенная стабильность в стране уже наступила? Сейчас можно попытаться заглянуть вперед и построить планы хотя бы на пять лет.

— Абсолютно верно. Кому-то нравится Путин, кому-то нет, но сегодня мы видим, что в стране очень высокий уровень коррупции — главная наша беда на текущий момент. Но мы видим и положительные сдвиги. На внешнеполитической арене наша страна наконец-то восстанавливает свой авторитет.

Развитие военной отрасли позволяет нам отстаивать свои интересы, заявлять о себе как о серьезном игроке — эта часть путинской политики очень симпатична. Внутренние проблемы решаются гораздо медленнее. Возможно, когда Медведев станет президентом, ситуация начнет исправляться. Вот такую преемственность во власти я, как бизнесмен, оцениваю однозначно положительно. По крайней мере, это люди одной команды, и экономических потрясений в стране не будет. И предприятия, и деньги, которые вложены в эти предприятия, в такой ситуации защищены. Значит, останется и на добрые дела.

— А не возникало ли у вас мысли как-то координировать благотворительную работу в городе, создав для этого какой-то общественный совет или координационный орган из бизнесменов?

— Возникало. И эта мысль сейчас очень актуальна, бизнесмены с 90-х годов зачастую делали свое благосостояние на том, что разрушали те объекты, которые были созданы за годы социализма. И бизнесом это трудно назвать. Полуподпольная приватизация, потом продажа, перепродажа.

Психология этих коммерсантов была совсем другая. Мы уже немного другие, мы — поколение чуть-чуть помладше тех прихватизаторов. И объекты приобретали уже на вторичном рынке, путем покупки акций. Наверное, поэтому мы более рачительно относимся к нашему имуществу, приводим все в порядок, создаем новые предприятия. Ниоткуда взявшихся денег у нас не было. 10—15 лет мы шаг за шагом строили бизнес, и мы ценим все, что создали.

Таких бизнесменов сейчас появилось достаточное количество для того, чтобы они испытывали стремление к объединению. И они так же, как и я, думают об общечеловеческих ценностях. Они, как правило, патриоты своей страны и своего города, поскольку они здесь работают и здесь живут. И ставят перед собой совсем другие задачи: например, повысить эффективность работы местной власти. Им не безразлично, кто и как там работает, кто и как нами управляет.

— Один из новых проектов «Байкальской визы» — поддержка, в том числе и финансово, иркутян, олимпийцев и параолимпийцев.

— Выдающиеся спортсмены — это лидеры общественного мнения, их достижения — пример для других. И их жизнь, безусловно, положительный пример. Защищать честь страны на международной арене — это благородный путь. И многие просто не понимают, как тяжело добиться таких результатов. Это десятилетия упорного труда. Такой образ жизни достоин подражания.

Поддержать их — это, с одной стороны, обязанность бизнеса, а с другой стороны — это почетно. А спорт — это еще и пример здорового образа жизни. Я вот не хочу, чтобы наш город заполонили наркоманы. А спорт — это тот пример, как можно достойно жить и как завоевать достойное место в обществе. И, может быть, это удержит кого-нибудь от наркотиков, криминальных шагов. Тогда я буду считать, что в этом есть и наш вклад, «Байкальской визы».

— Дмитрий Геннадьевич, вы долгое время помогаете восстанавливать церковь в Усть-Куде. Почему именно этот храм?

— Батюшка, которому Иркутская епархия поручила восстановление церкви, оказался моим старым знакомым. Он, кстати, раньше был бизнесменом. Но вот выбрал свой путь в жизни. Когда он пришел ко мне, я его даже не сразу узнал. Тем не менее мы быстро нашли общий язык.

Сели в машину, поехали, посмотрели храм. И приняли решение его восстановить. И уже пять лет ведем совместную работу. Русская православная церковь, кто бы что ни говорил, ведет сейчас огромную работу по восстановлению российской духовности и русской культуры. Глупо это отрицать. У страны, которая не помнит своей истории, не может быть будущего. Это один из тех стержней, на которых Россия держится.

— А у вас есть, как, например, у Дейла Карнеги, своя личная формула успеха?

— Конечно. Почему, по-вашему, одни люди пессимисты, а другие — оптимисты? Я не знаю. Зато считаю, что быть пессимистом нет никакого смысла. И я хотел бы пожелать читателям еженедельника «Пятница» быть оптимистами.

Метки:
baikalpress_id:  8 979