Тайны следствия

Установлен заказчик убийства предпринимателя Павла Чекотова, а коррупционные дела на крупных чиновников доведены до суда

Пять месяцев назад в прокуратуре России произошли кардинальные изменения. Ее разделили на две составляющие: теперь следователи работают не под руководством местного прокурора, а лишь под надзором его сотрудников. Подчиняются же работники Следственного комитета только своему московскому руководству. По мнению генерального прокурора Юрия Чайки, такая схема работы способна повысить эффективность следствия. О первых результатах реорганизации мы поговорили с заместителем руководителя следственного управления Следственного комитета при прокуратуре России по Иркутской области Дмитрием Кужимом.

Станет лучше

— В чем суть отделения следствия от прокуратуры, станет ли от этого легче жить всем нам?

— С 1 января мы стали самостоятельным юридическим лицом. Мы расследуем уголовные дела, а прокуратура осуществляет за нами надзор. Мы контролируем весь ход следствия. В прокуратуру мы направляем материалы уголовных дел для утверждения обвинительного заключения. Оттуда дела уже направляются в суд. То есть произошло четкое разделение следствия и надзора. Самостоятельности стало больше. Есть пока еще трудности, например, с материально-техническим обеспечением, но это временно. В скором будущем мы начнем работать в полную мощность. В нашем регионе, в отличие от некоторых других, этот процесс отделения прошел безболезненно.

— Сколько сотрудников работает в Следственном комитете?

— В общей сложности 436, из них 191 следователь. Думаю, что для нашего региона это оптимальное количество.

— А в милиции, например, жалуются на недобор. Я слышал, что в прокуратуре платят хорошо, лучше, чем в других ведомствах при погонах. Сколько получает начинающий аттестованный следователь комитета?

— Считаю, что зарплата достойная, около 20 000 рублей.

— Наверное, к вам очередь выстроилась из желающих?

— Люди идут работать следователем прокуратуры не из-за денег. Об этом я могу говорить с полной уверенностью. Работа в прокуратуре — это вершина для сотрудника правоохранительной системы. Поэтому и требования к работникам у нас особенные. Согласитесь, не всякий способен в любую минуту поехать в квартиру, где находится зверски растерзанный труп, и во время расследования ежедневно общаться с не самыми лучшими представителями нашего населения.

Поэтому человеку, мечтающему о работе в СК, необходимо сначала пройти практику, вместе с действующими сотрудниками побывать на местах преступлений, увидеть процесс работы изнутри. Но и это не гарантирует зачисления в наши ряды. У нас люди годами находятся в резерве, ожидая, когда появится вакансия следователя.

Суды будут!

— Многих читателей «Пятницы» очень интересует, как продвигаются дела по преступлениям, в которых оказались замешаны крупные чиновники.

— К примеру, дело бывшего мэра Усть-Илимска Дорошка направлено в суд. В середине февраля состоится очередное заседание. Он обвиняется в организации убийства заместителя генерального директора Усть-Илимского ЛПК. Здесь довольно интересная ситуация. Еще десять лет назад был осужден исполнитель убийства. И только после возвращения на свободу он назвал имя заказчика. Дело бывшего мэра Слюдянского района Сайкова тоже в суде.

Он обвиняется в организации убийства депутата районной думы. Дело главы Алзамайского муниципального образования Лебедева расследуется. Ему предъявлено обвинение. К нам поступили заявления от местных предпринимателей, которые утверждали, что он заставлял их под угрозой прекращения бизнеса перечислять деньги в бюджет.

Уголовное дело в отношении мэра Ольхонского района Мотошкина сейчас также расследуется. По материалам дела, он вымогал у одного из предпринимателей сумму в 10 000 рублей. Здесь нужно заострить внимание на том, что в свое время районный суд отменил наше решение о возбуждении уголовного дела. Однако СК посчитал, что это незаконно, и опротестовал решение районного суда в областном суде, который отправил его обратно, но только к другому судье, все-таки признавшему возбуждение уголовного дела законным. В стадии расследования находится дело бывшего мэра Иркутского района Зубарева, который подозревается в злоупотреблении своей властью.

— А как обстоят дела с бывшим судьей Черемховского района Добринцом?

— Он подозревается в изнасиловании девушки, его дело находится в производстве Следственного комитета в столице. Причем возбуждал уголовное дело против него сам председатель Следственного комитета Александр Бастрыкин. Мы настаивали на аресте, но суд решил оставить Добринца на подписке о невыезде. Статуса судьи он, конечно же, лишен.

Бой бандитам

— В прошлом году завершился громкий судебный процесс по делу банды Скрипника. Некоторые представители правоохранительных органов после этого стали говорить, что братской преступной группировке, некогда самой могущественной, в скором будущем придет конец.

— Говорить о безоговорочной победе над братскими бандитами пока преждевременно. Но, выражаясь просто, шороху в отношении этих товарищей мы навели. Скрипник осужден, в тюрьму отправлены лидеры других группировок, входивших в братское преступное сообщество. Смею уверить, что сейчас они чувствуют себя не так вольно, как еще несколько лет назад. В состав этого сообщества (этот термин применяется к самой мощной и разветвленной единице уголовных формирований, в состав которой входит несколько банд, занимающихся разноплановой деятельностью. — Авт.) входило множество уголовников.

Часть из них все еще на свободе. Всего же в последнее время СК работал и продолжает работать по пяти наиболее серьезным бандам. Одна из них, так называемая банда молдаван, нападала в Иркутской области и Красноярском крае на автоперегонщиков. На ее счету примерно 20 эпизодов. В суде сейчас находится дело о преступном сообществе под предводительством ангарчанина Бердуто, расследовали его работники прокуратуры.

— Заказных убийств в нашем городе практически не стало. По крайней мере, последнее из резонансных произошло почти год назад (убийство директора строительной фирмы Анатолия Сорокина. — Авт.). Раньше же что ни месяц — то новая вылазка киллеров. С чем это связано?

— Остается только догадываться, в чем причина. Не хотелось бы тянуть одеяло на себя, однако сотрудниками правоохранительных органов в последнее время проведена огромная работа. Лидеры ряда преступных группировок посажены в тюрьму. Возможно, отчасти это связано с завершением передела сфер влияний в уголовном мире. Вероятно, меньше стало и тех, кто предлагает услуги наемных убийц. Скажу также, что для борьбы с заказными убийствами создано три отдела по расследованию особо важных дел в крупных городах: Иркутске, Ангарске и Братске — и десять отделов в других населенных пунктах области.

В этих подразделениях работают одни из лучших следователей и оперативников с большим опытом и подготовкой. Что же касается расследования убийства Анатолия Сорокина в марте прошлого года, могу сказать, что исполнители задержаны, их имена я пока сообщать не имею права. Скажу лишь, что их больше двух.

Киллер не пройдет

— Если мы заговорили о заказных убийствах, хотелось узнать, как обстоят дела с расследованием убийства Павла Чекотова. Дождемся ли мы наконец-то судебного процесса над убийцами и заказчиками?

— Это дело находится в следственном отделе по СФО. Следствие подходит к завершению, исполнители задержаны. В качестве заказчика по делу проходит известный иркутский предприниматель Сергей Андреев (он был инициатором установки памятника Александру Колчаку в Иркутске. — Авт.), он объявлен в международный розыск.

— Как обстоят дела с расследованием преступлений против социально незащищенных категорий граждан?

— Одно из самых громких за последнее время дел — о насильнике в Тулуне. Житель этого города, взявший на воспитание в семью пятерых сирот, по словам двух его подопечных, проявлял к ним интерес сексуального характера. Помимо этого он обвиняется в убийстве собственной жены. Он указал место, где спрятал труп. Кроме того, есть вопросы и к органам опеки и попечительства, которые должны были очень тщательно контролировать эту семью.

Не менее серьезное преступление произошло в Усть-Илимске, где из окна выбросили младенца. Кроме мужчины, совершившего это зверство, возбуждено уголовное дело против врачей, констатировавших смерть ребенка, который оказался жив.

О коровах и анархистах

— Помнится, много шуму наделало нападение на лагерь антифашистов под Ангарском прошлым летом. Почему-то сейчас о расследовании этого дела почти ничего не слышно...

— Не слышно, потому что дело находится на стадии завершения. Там очень большое количество потерпевших, живущих в разных регионах России. Да и обвиняемых немало — 22 человека! Часть из них — это представители одной из неформальных организаций Ангарска, остальные — им сочувствующие. Проведено огромное количество экспертиз. Вскоре с делом ознакомят потерпевших и обвиняемых, а затем оно направится в суд.

— После сообщений о падеже скота в Пивоварихе нам звонили десятки читателей ежедневно. Люди интересуются, кто ответит за гибель животных.

— В данный момент возбуждено уголовное дело по факту массовой смерти коров. Но обвинение руководству института, в чьем подчинении находится ферма, пока не предъявлено.

Чем занимается Следственный комитет

Приоритетные направления деятельности:

расследование уголовных дел по организованной преступности, коррупции;

раскрытие тяжких преступлений, например изнасилований и убийств;

раскрытие преступлений прошлых лет и преступлений в отношении слабо защищенных граждан, например детей и престарелых;

расследование преступлений, мешающих реализации национальных проектов.

Дела из вышеперечисленных категорий ставятся на контроль Следственного комитета в Москве.

Метки:
baikalpress_id:  8 943
Загрузка...