Хозяйка Фортуны

Одна из самых известных в Иркутске бизнесвумен Нина Чекотова — в откровенном интервью городскому еженедельнику «Пятница»

В октябре 1991 года Нина Александровна Чекотова вместе с мужем Павлом Анатольевичем окунулись в пучину частного предпринимательства и открыли небольшой автомагазин на берегу реки Ушаковки. Теперь ГК «Фортуна» — это бренд, хорошо известный не только большинству иркутян, но и далеко за пределами нашей области. В состав группы компаний входит более 40 объектов недвижимости. Общий объем торговых площадей предприятия — свыше 170 тысяч квадратных метров. «Фортуна» — это также и страховая компания, и архитектурно-проектный центр, плюс кредитный союз, туристическое агентство, ресторанная сеть и большой развлекательный комплекс. После гибели мужа группу компаний возглавила сама Нина Александровна.

О бизнесе

— Вы очень изменились с тех пор, когда реально стали крупным руководителем большой бизнес-структуры?

— Мне хотелось, чтобы ничего не поменялось с тех пор, когда я была просто Ниной, а не Ниной Александровной. Мое внутреннее состояние не меняется. Но, руководя большим предприятием, оставаться прежней просто невозможно. Ты становишься жестче, требовательней, решительней.

— Накопив капитал, большой жизненный опыт, вы стали больше внимания уделять внешнему виду своего бизнеса, поддержанию его определенной, в том числе и социальной, направленности?

— Когда ты переходишь на очередной уровень, где-то внутри себя ты начинаешь понимать, что без социальных проектов ты просто несостоявшаяся личность. Это мое убеждение. Мы ведем бизнес в Иркутске. Мы ведем его, по большому счету, за счет горожан, которые приходят в наши торговые центры, делают покупки и таким образом участвуют в нашем бизнесе.

Мы работаем для них, они помогают нам, и поэтому оставаться в стороне от социальных проектов я просто не могу. И очень радостно и необыкновенно приятно, когда наша помощь оказывается действительно кому-то очень нужной. Так, перед Новым годом к нам пришло необычное письмо. Писали дети из Эхирит-Булагатского района. Писали просто в Иркутск, Нине Чекотовой. Почти что на деревню дедушке. Ребятишки рассказали, что у их родителей нет возможностей подарить им подарки на праздник.

В последние дни уходящего года мы приобрели подарки для малышей и сами отвезли к ним в деревню. Дети были счастливы. Мы тоже. Я уверена, что мы должны участвовать как в больших социальных проектах, так и проводить вот такие маленькие акции. Это мое убеждение как руководителя, и его поддерживают все члены нашего коллектива.

— В последнее время вы уделяете много внимания внешнему виду ваших торговых площадей и зданий. Но это же безумные капиталовложения! Зачем?

— Можно просто делать бизнес и ни о чем не задумываться. А можно делать его красивым. Фактически жизнь у меня проходит на территории нашего предприятия. Если посчитать — то часов 18 в сутки. И просто самой приятно находиться на красивой территории, в хороших красивых зданиях. Это уважение и к себе, и к тем людям, которые посещают наши объекты. Иркутяне достойны этого уважения.

— Когда вы начинали с мужем свой бизнес, могли ли вы представить, каких масштабов он достигнет к 2008 году, через 17 лет?

— Не только мы, никто двадцать лет назад не мог и предполагать, в какой ситуации мы окажемся сейчас. Тот виток, который сделало наше государство за это время, — целая эпоха. Древнее китайское проклятие гласит: «Не дай вам Бог жить в эпоху перемен».

Наше поколение попало в эту эпоху, стало свидетелем того, о чем мы и мечтать не могли двадцать лет назад. А ведь мы помним продукты по талонам, помним, что купить машину — это вообще было невообразимой роскошью: и запись предварительная на годы вперед, и деньги огромные. Те продукты, которые мы покупали тогда, несопоставимы с тем изобилием, которое есть сейчас. И, конечно, ни я, ни члены моей семьи не могли и предполагать, что «Фортуна» станет таким предприятием, которое есть сейчас, — в таком масштабе, с таким коллективом и с такими территориями.

— Но вместе с переменами в стране должно было меняться и сознание предпринимателя?

— Что касается бизнеса, предпринимательства, то, мне кажется, или есть это в человеке, или просто нет. Искусственно это не сформируешь. Это идет изнутри. Или есть у человека стержень, или он отсутствует. И как бы ни пытались вбить в человека этот стержень — он не вбивается, все равно человек пластилиновый. А если у человека с рождения этот стержень присутствует — он будет у него всю жизнь. То сознание, которое формировалось в подходе к ведению бизнеса, в нашей семье очень своеобразно.

Не знаю, кто-то поверит, кто-то не поверит, но деньги — это не то, за что надо держаться. И деньги — это не то, ради чего надо работать. Да, достаток должен быть в семье, но ставить это во главу угла и поступаться какими-то моральными принципами — это большое заблуждение. Когда ты присутствуешь в бизнесе и понимаешь, что тебе это нравится... Это же огромный выброс адреналина. Как горы для альпиниста, экстремальные глубины для дайверов, так же и мне нравится заниматься бизнесом.

— И вы до сих пор это ощущение сохранили?

— Да. Вот уже восемнадцать лет с утра до вечера и постоянно в бизнесе. Более того, скажу, что ощущения идут по нарастающей. Это хороший, здоровый азарт, когда ты ставишь перед собой цель. Причем чем недоступнее цель, чем она амбициознее, тем больше возникает азарта. И постоянно идет обновление идей, обновление мыслей. Это как бег на длинную или на короткую дистанцию. Раньше вот были пятилетки. Пять лет — это бег на длинную дистанцию, иногда с огромными препятствиями.

Есть бег на короткую дистанцию — это тот год, который мы должны пробежать. И чем меньше временной промежуток, и чем больший за это время мы выдадим результат, тем больше удовлетворения. Я думаю, любого из нашей команды спросите — они ответят так же. Когда мы подводим итоги года, мы всегда говорим — мало сделали. Мы не в силах ускорить стройку, заливку бетона, технологический процесс. И это единственное, от чего остается неудовлетворенность. Ты не можешь за эти рамки выскочить. Иначе бы побежали еще быстрее.

— Предприниматель — это творческая профессия?

— Безусловно. Если проанализировать становление бизнеса и сам бизнес, то это очевидно. Когда-то все начинали торговать с картонных коробок. И это было нормально, всех это устраивало. Потом появились прилавки. Потом киоски. Идет трансформация. И время диктует те проекты, которые ты реализовываешь. Нас уже не устраивает нынешнее качество. Например, простая тротуарная плитка. Мы хотим, чтобы наша территория была в граните.

Это диктует время, и мы к этому придем. Если раньше практически не было парковок возле торговых центров, то сейчас без этого просто нельзя. Помимо того что бизнес-проекты рождаются в голове, ты их вынашиваешь, еще и сама ситуация диктует. Нужно быть первым, нужно быть лидером и воплощать в жизнь самое лучшее. И, безусловно, всегда подходить к делу творчески.

Политика нашего предприятия сейчас строится так, что мы делаем ставку не на тот короткий рубль и не на тот короткий срок, что раньше. Потому что мы планируем отметить с предприятием и пятидесятилетний, и столетний юбилеи. А у руля предприятия будут наши дети и внуки. Вот, например, кинотеатр «Пионер», который мы поэтому и приобрели, — это воспитание поколения. Это наши дети и наше будущее.

Когда достигаешь какого-то уровня, вдруг задаешь вопрос: а зачем тебе это надо? Но состояние, когда у тебя есть маленький сын и ему некуда пойти, толкает к анализу ситуации: а почему нашим детям некуда пойти? Давайте сделаем, чтобы им было куда пойти. И мы делаем. Власть в этом случае мы не подменяем. Объект все равно коммерческий. Пусть он будет минимально прибыльный, или даже просто отобьются затраты на его себестоимость. Мы уже сейчас можем позволить себе это. Но я надеюсь, что мы доживем и до того времени, когда власть сама будет воплощать в жизнь такие проекты.

О политике

— Вас чаще стало видно по телевизору, ваши фото стали появляться в газетах. В связи с чем такие перемены — от полной закрытости к публичности?

— В этом году мы отметили официальное 15-летие предприятия «Фортуна». И, конечно, пошел своего рода информационный выброс. Нам есть что сказать, есть что показать, есть чем поделиться. И еще. Три с половиной года назад у руля предприятия был мой супруг. Естественно 2,5—3 года мне необходимы были для того, чтобы не просто появляться со своей картинкой на людях, а появиться с делом, потому что я прежде всего человек дела.

— Недавно ваша фамилия называлась в числе возможных претендентов на кресло мэра Иркутска...

— Что же касается политических амбиций, которые мне уже давно приписывают журналисты, то на данный момент я нахожусь абсолютно на свосм месте. Мы строим свой город в городе (Улыбается.), и нам есть чем заниматься на сегодняшний день.

— В последнее время вас часто можно увидеть в обществе губернатора Александра Тишанина...

— Мое сугубо деловое мнение, что у нашего губернатора очень большие перспективы. Он молодой, энергичный, у него есть огромное желание сделать для нашего региона по максимуму, и если человек пробудет на этом посту не один срок, а несколько, то регион коренным образом изменится. Потому что во время нашего присутствия на международных экономических форумах мы видим, как работает областная администрация.

Пробилась та стена, которую еще четыре года назад и пошатнуть было невозможно. Сейчас, особенно в последний год, очень большой позитив направлен в сторону нашего региона. Я чувствую, как отношение к Иркутску, к тем проектам, которые реализуются у нас, изменяется в лучшую сторону. В этом заинтересованы не только мы, как бизнес-структура, но и все жители региона. Это то будущее, которое сейчас закладывает Александр Георгиевич.

— В иркутском списке самых богатых женщин вы бы на каком месте оказались?

— (Длинная пауза.) Сложно сказать, причем говорю искренне и правдиво. Иногда мне еще такой вопрос задают про статусность. До сих пор не могу понять, что это такое, чем и как измерить свой статус. Не могу определить это и выразить, да, по большому счету, и не задумывалась над этим.

— Что, на ваш взгляд, вам больше всего сейчас мешает как предпринимателю?

— Нам никто и ничто не мешает. Появляется проблема — мы ее решаем. Есть поддержка и понимание нашей работы как со стороны городской, так и областной администрации. С многими бизнес-структурами мы в очень хороших взаимоотношениях и дружим. Проекты, которые мы представляем на российских и международных форумах, одобрены всеми властями, идут в контексте со всеми градо-строительными планами.

Мы учитываем интересы города. Город, это слишком сильно сказать, что учитывает наши интересы, но мы, по крайней мере, плотно с ним общаемся. Неразрешимых противоречий не возникает. Последние два-три года стало даже гораздо интереснее работать, потому что бизнес и власть стали разговаривать на одном языке.

Власть видит, что мы думаем не только о прибыли, но и о благоустройстве городских территорий, и о каких-то социальных проектах, благотворительных марафонах, которые проводим уже несколько лет. Общий язык, на котором мы стали разговаривать, дает нам повод говорить, что бизнес понимает власть, а власть понимает бизнес.

О личном

— Вы трудоголик?

— Есть немного. 18 часов в сутки трудиться приходится.

— А на что остается время?

— Его, конечно, очень мало остается. Я планирую, что в ближайшем будущем его будет, возможно, больше. А так я стараюсь уделить внимание своим детям. Их двое — дочь и сын. Дочь взрослая, уже замужем, а сыну девять лет. Люблю спорт, горные лыжи. Да и вообще стараемся все вместе проводить время на воздухе. Летом если получается, то дача. Сажаю там цветы и морковку.

— Цветы — это понятно. Красивую женщину без цветов трудно представить. А морковку-то зачем?

— Наверное, это интересно. Как в любом деле, как в бизнесе, из ничего делать что-то. Смотреть, наблюдать, участвовать в этом процессе — мне это нравится. По крайней мере, стопроцентно разряжаешься. Еще наши предки говорили, что земля забирает отрицательную энергию.

— Где вы живете?

— Квартира 106 квадратных метров, кроме меня там живет еще четыре человека.

— Сын у вас третьеклассник. Дневник каждый день проверяете?

— Вы знаете, он настолько ответственный, и хотя маленький, но мужчина, что я только раз в месяц смотрю дневник, и то редко нахожу там даже четверки. Он отличник. Правда, общаемся мы, пожалуй, только час в день, и то по вечерам, на кухне, во время семейного ужина. И за этот час мы пытаемся обсудить те вопросы, которые возникают у него в школе или на спортивных занятиях. Я рассказываю ему, что у меня на работе произошло за день, он рассказывает о своем, мальчишеском.

— Путешествовать любите?

— Очень. Причем по складу своего характера я мобильный человек. Я очень быстро собираюсь в какие-то командировки, поездки. Могу буквально за несколько часов собраться и улететь на другой край света, будь то деловая поездка или участие в составе какой-то делегации, либо это будет просто звонок, и я должна присутствовать где-то.

Очень люблю самолеты, люблю находиться в аэропортах. Я всегда поражаюсь, насколько отлажена система их работы, особенно в международных. Каждый занимается своим делом. Кажется, хаос кругом, но этот хаос до секунды рассчитан. Причем там постоянно присутствует сильная энергетика, которая витает в воздухе. А ты сидишь, ждешь вылета и наблюдаешь за людьми. У всех разные судьбы. Один летит счастливый, другой — озабоченный какими-то собственными проблемами. Наблюдаешь и иногда пытаешься угадать: кто куда летит. А потом смотришь — угадала или нет. В тот или не в тот город. Есть в этом что-то завораживающее.

— А не хотелось ли самой таким бизнесом заняться?

— Ну вообще-то мы управляем недвижимостью, но как знать? Все возможно.

— А на что вы можете потратить деньги не как бизнесмен, а как женщина?

— Приобретение недвижимости. (Смеется.) Не женский ответ, хотя понятный. Я по гороскопу Близнец, и передо мной всегда стоит дилемма — хочу или не хочу. Если в бизнесе эта дилемма не стоит, то в личном плане всегда есть. И бездумно я ничего не могу сделать. Очень щепетильно подхожу ко всем покупкам.

— Есть вопрос, который я не могу не задать. Убийство вашего мужа уже раскрыто?

— Да. Следствие сейчас почти закончено. Подозреваемые знакомятся с материалами дела, и я надеюсь, что скоро оно будет передано в суд. Но мотивы преступления до сих пор неизвестны. Многие в городе хорошо знали Павла Анатольевича (Чекотова), и до сих пор сложно вычислить человека, которому он мог бы перейти дорогу. Он был честный, справедливый и порядочный. Поэтому и я до сих пор не могу определить того мотива, который мог бы привести к такой трагедии.

— Ну и напоследок пожелайте что-нибудь читателям «Пятницы».

— Пожелать хотелось бы духовности и добра, чтобы люди и сами были добрее. Наш Иркутск всегда славился этим. И чтобы у всех росло материальное благополучие. И люди думали не только о завтрашнем дне, но и о более далекой перспективе для своих детей и внуков.

— Вы будете помогать в этом?

— Обязательно. Все, что от нас зависит, — все сделаем.

Метки:
baikalpress_id:  28 597