Родом из детства

Автор этого письма, постоянный читатель «Пятницы», с грустью рассказывает о своем прошлом и с горечью — о настоящем. От редакции

Отголоски войны остались в нас навсегда. Многим в войну было несладко, не только нам, конечно, но мы были детьми, и печально, что именно на наше детство выпала война. Я думаю, что дети военных лет отличаются от детей другого времени, они слабее здоровьем, но сильнее моральной закалкой, более жизнестойкие, что ли, выносливые.

А может, они ранимее других. Мы знали голод, не знали игрушек, сладостей, хлеб считали за лакомство, да его и не видели — не избалованы, одним словом. И не брюзжим, если какие невзгоды настигли... Не привыкли к роскоши, знаем цену всему, да и ценности у нас свои. Научились выживать с детства. Не в теплице росли и жизнь изучали не по учебникам. Вот и пишу я, не брюзжа, но анализируя и очень сожалея, что многие из детей военных лет не только пережили невзгоды, но и потеряли навсегда отцов. И я знаю по себе, как они росли, как былинка, которая не имеет крепкой опоры.

Как-то так сложилось по жизни, что мы и дружили с теми, у кого тоже погиб отец, как-то понимали лучше друг друга, что ли. И правда, как же не понимать, если пережили одинаковые невзгоды.

Но были и другие дети, с другим «военным» детством. Например, одна моя коллега в ответ на наши воспоминания о голодном послевоенном времени удивленно и даже несколько насмешливо и хвастливо говорила нам: «Да? Вы так жили? А мы в войну икру ложками ели!» Где же она поймет нас, если она другой жизнью жила.

 Ей даже не пришло в голову, что в данной ситуации неуместно было или даже кощунственно говорить о том, о чем она сказала. Нет, я рада за нее — не всем же терять отцов и не всем же испытывать то, что досталось на долю военной безотцовщины. Но, к сожалению, никуда нам не деться от своего детства, от того, что пережито, от воспоминаний. Я вот вспомнила, как мы с братом в детстве выловили большого окуня, до сих пор гадаем, сколько же, интересно, он весил, граммов 400 или 500. Правда большой был! Мы жили у реки и летом в пять часов утра вставали, чтобы что-то поймать, и на день тогда у нас было пропитание. А было нам — брату шесть, а мне четыре.

 Вчера купила окуня, на вид точно такой же, 500 г потянул, 50 рублей отдала. Иду домой, вспоминаю, улыбаюсь. И вдруг осенила меня такая мысль: «Сколько же таких окуней на пенсию 3000 рублей можно купить?» Оказывается, 60 штук! По два окуня в день, а мы-то тогда одного только на день поймали! Выходит, лучше теперь живем! И именно мы, дети военных лет! Какие счастливые! И еще думаю с горечью: за кого воевал мой отец? Погиб за кого!?

Загрузка...