Договор на рабство

«Кто вкладывает себя полностью и без остатка, тот и виноват. Аксиома», — утверждает кандидат психологических наук, доцент, заведующий кафедрой социальной психологии факультета психологии Иркутского государственного университета Сергей Анатольевич Бышляго

Всем пора взрослеть

— Тему сегодняшней беседы, Сергей Анатольевич, предложила иркутянка Регина. Она попала в трудную ситуацию: родные дети буквально сели на шею. Регина рано овдовела, одна поднимала дочек. Дочечки выросли, вышли замуж, народили деток. Регина разменяла свою квартиру, жила сначала с одной дочерью, помогала с детьми, сейчас очередь второй. И эта дочь охамела дальше некуда, еще и зять покрикивает. Внуков, понятное дело, Регина любит, заботится о них, но дочь все равно недовольна, кричит, вплоть до матов, на детях срывается.

Регину совсем заездили, а ведь не старая женщина, находит время и силы общественной работой заниматься, но и здесь родная доченька недовольна — отлучки у матери, и это вместо того, чтобы домашний воз тащить. «Ладно бы я на шее у них сидела, а то и за квартиру плачу, и вся пенсия на них уходит». Что скажете, Сергей Анатольевич?

— Клиенты у психотерапевта делятся в общем на две категории. Слаборефлекторные — те, кому плюй в глаза, а все Божья роса. А вторая категория, которую условно можно назвать высоко-тревожными, — это люди такие гиперответственные, люди, которые принимают чужие проблемы за свои и, соответственно, на которых можно ездить всем, кому не лень.

Вот, мне кажется, Регина подходит под вторую категорию, ведь она полностью ориентирована на решение проблем дочерей. Но, что меня вообще-то обнадеживает, в ее чувстве к дочерям нет слепого обожания, есть и критика. И коль скоро возник вопрос о том, что что-то не так, значит, не все потеряно. Вопрос и ответ одновременно звучат: людям этим противопоказано жить вместе!

Между прочим, в Японии

Оксана: «У меня на работе коллектив из десяти подчиненных, все молодые девушки, толком пока ничего не умеют, приходится за ними постоянно перепроверять работу. И это уже стало нормой — что я за них делаю их работу, а они даже спасибо не скажут. Мне лично моя работа нравится, а когда начинаю жаловаться начальству на существующее положение дел — взаимопонимания не встречаю. И моего рабочего времени, таким образом, уходит уйма, зарплату не прибавляют, да и недовольства сильно не покажешь, мигом с работы слетишь».

— Ваш случай, Оксана, — типичный случай манипулирования, манипулировать ведь можно кем угодно, даже руководителем отдела. Эта схема не нова, я бы даже сказал, что очень распространенная. Цель ваших так называемых подчиненных — особо не напрягаться. Вас просто используют все эти десять молодых и бестолковых девушек.

Рычаги манипулирования есть у всех — как у начальства, так и у подчиненных, просто вас, как ответственного человека, пытаются использовать на полную катушку. Вот эти как раз люди, которые не хотят и не умеют напрягаться. Способ противодействия очень простой: вам нужно как минимум напомнить вашим сотрудницам их должностные инструкции, они ведь наверняка имеются, и, кроме того, особо ретивым производственным иждивенцам следует напомнить еще и о том, что приближается срок аттестации, где главной целью является либо подтверждение компетентности, либо рассматривается уже заявка на более высокую категорию.

Между прочим, аттестация, либо оценка эффективности персонала, в Японии проводится каждые полтора года. У нас на многих предприятиях срок более лояльный — три либо пять лет. И горе тому предприятию, и особенно руководителю, где аттестация не проводится вообще. Вот так сотрудники расслабляются и начинают ездить на таких, как вы, Оксана.

Вот так неожиданно, экспромтом!

Лариса: «Моя свекровь недовольна, что мы с мужем помогаем моей маме, еще ей не нравится, что мой муж работает на нашей даче, а к ней на дачу не ездит. Но у самой свекрови муж — крепкий мужчина и все сам там делает. А кто поможет моей маме? Свекровь говорит, что я со своей матерью совсем заездили ее сына, как бы он ни доказывал, что все у него хорошо и что он всем доволен».

— Ну, Лариса, здесь вопрос, конечно же, вкусовых предпочтений и решения самого вашего мужа. Если он считает так, как считает, то это, значит, его выбор, или вы, Лариса, грамотно построили свою с мужем работу. Поэтому и обиды все в этом случае какие-то надуманные. Ведь обижаться можно по любому поводу, и мы все это с удовольствием делаем. Можно ведь обижаться и на нейтральное высказывание. Примеры? Вот, допустим, можно сказать: «Ты красный, как помидор». Обидно?

Да, для кого-то эта фраза очень обидно звучит. А на время, потраченное не на тебя, а на другого человека, обижаются вообще все. Я думаю, что для смягчения вашей ситуации, Лариса, надо как-то намекнуть либо вообще сказать прямым текстом мужу, чтобы он не забывал и о собственной матери. Согласитесь, Лариса, это было бы все-таки логично. И уж совсем стало бы все замечательно, если бы вы с мужем сами взяли приехали да и помогли свекрови по хозяйству, вот так неожиданно, экспромтом! Вот это было бы совсем круто.

Все дело только в пьянстве

Людмила Марковна: «Бывшая невестка совсем обнаглела, сама замуж вышла, а ее ребенок у меня постоянно живет. Я не против внука, не об этом речь, конечно, но ведь и совесть надо иметь — сама хвостом вертит и не занимается совсем ребенком, а отец его пьет. Я на пенсию не могу тянуть их — и сына, и внука. А она оставит ребенка на вечер, а приходит за ним через неделю».

— Ваша ситуация, Людмила Марковна, действительно очень сложная, и, пока ваш сын пьет, проблема будет беспокоить. А проблема именно в нем, а не в наглости вашей бывшей невестки. Вся проблема возникла потому, что ваш сын устранился от воспитания своего ребенка, т. е., по сути, он вас подставил. Поэтому нужно приводить в чувство именно вашего сына, а не бывшую невестку. Все дело только в пьянстве вашего сына, Людмила Марковна.

Решать вам, а не им

Татьяна: «Я замужем второй раз, а ничего не меняется, я начинаю пресмыкаться перед ним и его родственниками, хочу, чтобы все были довольны и чтобы в доме было хорошо, но муж совсем не помогает, только критикует, ему все плохо и все не нравится. Посоветуйте, пожалуйста, как мне быть, одной ведь тоже очень плохо».

— Таня, а ведь вы сами подсказываете решение своей проблемы: если вы будете пресмыкаться и дальше, то этот ваш брак никак не последний. Вы знаете, Таня, мужики вообще-то любят сильных женщин, как, впрочем, и женщины — сильных мужчин. И пресмыкаться, заигрывать и заискивать, быть ниже плинтуса — это всегда слабая и проигрышная позиция. То есть как себя поставишь, так с тобой и будут обращаться.

Неужели вы, Таня, такое бесполезное существо? Такое беспомощное, что не имеете не только собственных желаний и интересов, но и чувства собственного достоинства? Нужно определить, Таня, какие-то сферы взаимоотношений, во-первых, с вашим нынешним мужем, и в-десятых, с его родственниками, именно те сферы, где вы чувствуете себя комфортно.

Где вы не будете оправдываться и пресмыкаться. И только там, на этих сильных и выигрышных для вас позициях, стройте ваши с ними отношения, если они еще возможны. Поймите, если человек себя не уважает, он автоматически становится неуважаем окружающими. Так что в вашей жизни все решать вам, а не им.

Возраст непокорности и бунтарства

Анна Валентиновна: «У меня не складываются отношения с дочерью моей невестки. Мы вместе живем уже три года, и день ото дня все только хуже. Невестка сама очень хорошая женщина, мой сын ее любит, она его тоже, но вот девочка — это сложно, ей сейчас 15 лет, она очень вспыльчивая, врет, наговаривает на меня матери. Ее мать на работе целыми днями, так что мы с девочкой вдвоем. Ни по дому помочь, ни за уроки засадить, я в своем доме уже не чувствую себя хозяйкой. Своих внуков у меня нет, думала, что мы с этим ребенком найдем общий язык, но ничего не получается, как я ни стараюсь. Невестка говорит со своей дочерью постоянно, очень расстраивается, потому что бесполезно все».

— Анна Валентиновна, подобные проблемы не новость, если вас это как-то утешит, то вы не одна. 15 лет — это всегда возраст нигилизма, самоутверждения, непокорности и бунтарства. Хамства. Это такой сложный переходный подростковый возраст. Ребенок чувствует себя пока еще не в своей тарелке, и поэтому достается всем. Поймите, она еще маленькая, и то, что ее мать, ваша невестка, воспринимает ситуацию серьезно, пытается проводить разъяснительные беседы, то это уже здорово.

Во-первых, есть надежда на исправление, а во-вторых, все нынешние вопросы — это вопросы времени. Дети, Анна Валентиновна, взрослеют, вы это прекрасно знаете, в их сознании добрые и злые персонажи займут со временем свои места, а вам, чтобы исправить ситуацию, нужно настроиться на терпение и не реагировать так остро на подростковые провокации.

Непростые дела

— Хорошая, конечно, пословица, Сергей Анатольевич, «Была бы шея — хомут найдется», но больно тугой хомутик выходит для наших читательниц, прямо настоящая удавка!

— Вот самое интересное — это то, что практически во всех сегодняшних историях звучит слово «шея», т. е. исходное есть уже желание примерить этот хомут не по размеру. Мне кажется, что речь идет не о насилии со стороны, а есть такое самонасилие, насилие над собой, т. е. проблемы не в каком-то абстрактном, отдельно от нас существующем хомуте, проблема в нас. Когда мы этот хомут со старательностью на себя натягиваем. Т. е. проблема — в отсутствии собственного самоограничения. Мы сами подставляем шею под этот хомут!

Причем бессознательно и добровольно, и добровольно же терпим его какое-то время, испытывая порой даже несомненное удовольствие. А когда он начинает давить, становится не впору, мы с большим таким запозданием начинаем жаловаться. Так что все наши хомуты — это наша внутренняя готовность добровольно надеть на шею ярмо не по размеру. Сами и подписали договор на рабство. Такие вот непростые дела.

Уважаемые читатели «Пятницы»!

У вас есть возможность заказывать темы следующих бесед

с психологом Сергеем Бышляго. Ждем ваших предложений и вопросов

по адресу редакции или телефону 27-28-28.

Метки:
baikalpress_id:  28 562