Вспомнить о детях

«Такой стереотип у мужчины сложился: на первом месте работа, на втором, в лучшем случае, жена, ну а где-то на третьем — ребенок», — утверждает кандидат психологических наук, доцент, заведующий кафедрой социальной психологии факультета психологии Иркутского государственного университета Сергей Анатольевич Бышляго

Уважаемые читатели «Пятницы»!

У вас есть возможность заказывать темы следующих бесед с психологом Сергеем Бышляго. Ждем ваших предложений и вопросов по адресу редакции или телефону 27-28-28.

Исключительно «своими делами»

— Рядом с моим домом, Сергей Анатольевич, детский садик, и я каждое утро вижу, как деток туда ведут мамы, а вечером эти же мамы, только нагруженные сумками, забирают своих деток. Тогда вопрос: где находятся их отцы?

— Работают. Из последних сил работают. Понимаете, это же целое социальное явление, многогранное и неоднозначное! С одной стороны, так культурально сложилось, в частности, в нашем менталитете, такой стереотип: у мужчины на первом месте работа, на втором, в лучшем случае, жена, ну а где-то на третьем — ребенок. А у женщин, соответственно, другое распределение приоритетов: ребенок, муж, работа.

Даже если мужчина не особо обременен тяжким трудом и досуга у него полно, этот порядок для него почему-то все равно остается неизменным. Это то, что в психологии называется социальным представлением. Вот так, с одной стороны. А с другой — у женщин реализуется, наверное, инстинкт материнства, который закреплен эволюционно и биологически.

У мужчин он отсутствует генетически, а если и проявляется, то, как правило, прижизненно и только с учетом аналогичного опыта собственной семьи, т. е. речь идет о следующем — если меня отец водил-забирал из садика, то существует большая вероятность того, что и я так же буду поступать в отношении собственного ребенка: «Ходили мы с отцом в походы и пели солдатские песни».

А ежели отец был занят исключительно «своими делами» и хлопоты по воспитанию и обучению ложились исключительно на материнские плечи, то, значит, и я должен поступать только таким вот образом. То есть уже по инерции, все обязанности по воспитанию ребенка можно и нужно перебросить на мать этого ребенка. Значит, вот это и имеем: первая составляющая — культуральная, вторая — биологическая и собственный опыт, и, наконец, третье, — это собственные индивидуальные особенности каждого конкретного отца и характер индивидуальных отношений, как с женой, так и с ребенком.

Напомнить краснодипломному мужу

Светлана: «Мой муж окончил политех с красным дипломом, а сын по точным наукам — еле-еле на троечки. Я прошу мужа, чтоб он позанимался с ребенком, но он уперся, говорит, что всего в жизни добился сам своим упорством, вот и пусть теперь его сын сам до всего доходит, а ребенок просто не понимает математику и физику. У нас из-за этой учебы дома постоянные скандалы».

— Я думаю, Света, что ваш муж, как говорят философы, подменяет понятия: ведь такие понятия, как упорство и целеустремленность в достижении цели, совсем не одно и то же, что способности. И совсем не обязательно, как могут подтвердить биологи, что способности родителей, а у вас способности к точным наукам мужа, передадутся потомкам. Насколько я понял, речь идет, по большому счету, об отговорках, которые облекаются в некое подобие принципа, т. е. сам добился, вот и ты тоже давай сам.

Как следует припугнуть

Нина: «Моему мужу скоро сорок лет, он работает в молодом коллективе и очень увлечен этой работой, постоянно рассказывает, какие там интересные и творческие ребята, а у самого дома двое детей-подростков, и он почему-то для них ничего не делает, палец о палец не ударит. У папы все увлечения — это его коллектив, а родные дети от него одни окрики слышат, а похвала только его сотрудникам, посторонним людям. Мне кажется, что дети, им 12 и 15 лет, своего отца уже просто не уважают».

— Вот-вот, Нина, это уже буквальное подтверждение того, о чем я говорил с самого начала, — таковы жизненные приоритеты мужчин, и для мужчин очень часто эти приоритеты входят в противоречие, в конфликт. Работа и все, что связано с ней, — это для такого мужчины смысл жизни, а остальным является как раз все остальное, в вашем случае это дети, как досадное отвлечение от любимого дела.

— Получается, что муж Нины — какой-то тусовщик?

— Да, у него жизнь вся, интересная и насыщенная, на работе проходит, там все для него, в том числе и тусовка, все там и около. Сложность ситуации, Нина, заключается в том, что человек все-таки — существо инерционное, и поэтому ваш муж сможет обратить внимание на своих детей-подростков только тогда, когда у них возникнут очень серьезные проблемы, и я боюсь, что можно и опоздать. Поэтому единственное, на что вам, Нина, нужно направить свои усилия, так это на предупреждение, а то и запугивание мужа насчет того, к чему может привести ваша ситуация.

Долгоиграющая и живучая

Людмила: «У меня трое детей, я говорю, у меня, потому что все мои дети при живом отце — безотцовщина. Муж считает, что, если он их кормит и одевает, так и хватит. Никогда он с ними не поговорит, не похвалит, только ругает за оценки. Со старшей дочкой, она в девятом классе учится, я еще могу договориться, но ведь младшим сыновьям обязательно нужен отец — мальчики же, нужен отцовский совет, а у мужа только одно: некогда, я устал, вот и все».

— Ну если он устал, Люда, что поделаешь? Есть такой тип людей, которые устали еще в колыбели, и не только когда речь заходит о воспитании их детей, а вообще в жизнь они идут сразу уставшими, потому что, как правило, за такой усталостью скрываются элементарная лень и отсутствие ответственности. Мне почему-то, Люда, кажется, что ваш муж с такой «усталостью» относится не только к воспитанию детей, но и, допустим, к своим прямым обязанностям по дому. Да?

Что здесь скажешь? Лень — это весьма устойчивое психоэмоциональное и мотивационное состояние, лень — она какая-то всегда долгоиграющая и живучая. И исправить это можно только жесткими санкциями. Возьмите своего муженька в ежовые рукавицы, сделайте так, чтобы он понял наконец, что он может все и потерять враз, допустим, в отношениях с вами, если не начнет наконец жить как нормальный человек, я имею в виду элементарное внимание к собственным детям. Ну не знаю, как-то припугните его, что ли.

Практически как сосед

Ольга: «Муж меня критикует, что я воспитываю ребенка неправильно, что не вожу его в спортсекцию, например. Но дело в том, что, во-первых, у самого ребенка нет никакого желания заниматься спортом, а во-вторых, мне кажется, что это отец должен делать, а я просто не успеваю из-за работы. Папа кричит на сына постоянно. А я заступаюсь, и учеба — одни тройки, муж проверяет дневник раз в четверть, а потом ругается».

— Вообще-то, Оля, всегда нужно помнить, что не ошибается тот, кто ничего не делает, это известная истина, а критиковать, знаете ли, всегда легче, чем самому что-то начать делать. Это классическая реакция вашего мужа, и реакция, и поведение вообще, это позиция такого наблюдателя со стороны. Он как бы со стороны наблюдает за процессом воспитания собственного ребенка, практически как сосед по лестничной площадке, и делает замечания. И все это как-то очень абстрактно, потому что проверка дневника раз в четверть — это, вообще, делается для проформы, чтобы показать, кто в доме хозяин.

Оля, пора как-то возвращать вашего мужа на грешную землю, пора поставить его перед простым фактом: если он так обеспокоен отсутствием спортивных занятий в жизни мальчика, то пусть сам сходит и запишет туда ребенка, куда считает нужным. И водит сам в секцию, не занят же он все 24 часа в сутки, вытирая трудовой пот из последних сил.

И насчет его советов, насколько я понял, ваш муж большой любитель давать советы, при случае повторите ему такую формулу: житейская мудрость определяется не количеством советов, которые вы раздали, а количеством советов, которые у вас попросили. В данном случае речь идет даже не о советах, а о реальных действиях со стороны папы, которому уже вообще-то пора приносить реальную пользу собственному ребенку.

Наряд милиции пора вызывать

Ирина: «Как отучить мужа хвататься за ремень? Его отец сильно бил в детстве, и мой муж часто мне жаловался, что очень боялся отца. А сейчас эти привычки стали у него проявляться в отношении собственного ребенка, ему десять лет, и его совсем не обязательно бить, чтобы он понял. Муж говорит, что это у него нервы, что его выводит из себя плохое поведение ребенка, и мне достается под горячую руку.

Никак мы не договоримся по-хорошему, выясняем отношения только криком. Но мой муж такой только с нами, а все вокруг считают, что он образцово-показательный, на него никогда не подумаешь, что он может быть таким невыдержанным».

— Человек, Ира, играет в жизни огромное количество ролей, поэтому понятно, что для посторонних ваш муж один, с вами — другой, хотя речь идет о форме, а не о содержании. Возможно, вашему мужу и хотелось бы схватить ремень, когда он общается со своими сослуживцами и особенно начальством, но это чревато такими последствиями, что лучше не надо и начинать.

Вот он из последних сил и держится, но бесконечно держать в себе накопившиеся эмоции невозможно, и, по сути, он использует вас с ребенком в качестве резиновой куклы, что служит, например, для японцев возможностью выплеснуть негативные эмоции. Бей сколько хочешь! А вы с сыном — люди зависимые, и последствий от того, как муж вас «воспитывает», никаких. Это рождает безнаказанность.

В следующий раз, когда он схватится за ремень, тресните его, в самом деле, по башке чем-то тяжелым, потому что этот порочный круг надо прерывать, Ира! Вот и вам попадает под горячую руку! И это нормально?! Вообще-то пора уже наряд милиции вызывать и составлять протокол по всем правилам. Поймите, Ира, подобные формы поведения крайне устойчивы, поэтому надо помнить, что клин выбивают клином, значит, и мужа вашего уже давно пора научить сдерживаться. Вот хотя бы на уровне страха за последствия своего трусливого, иначе не скажешь, рукоприкладства.

Просто вредительство

Людмила: «Мой муж очень жадный для детей, они близнецы, им одиннадцать, на все жалеет, даже на игры, говорит, что это баловство и ничего хорошего не будет, если они вырастут избалованными. Мы спорим постоянно, я стараюсь доказать, что это и мои деньги тоже, я ведь работаю, а он все равно проверяет, на что мы тратим, и злится всегда, говорит, например, что такие дорогие билеты в кино — это только для детей богачей и что наши дети не должны привыкать к легким деньгам. В прошлом году он не дал денег на турбазу, ездил весь класс, и только наши не поехали, хотя очень просили отца. А еще он очень несдержанный на язык и матерится при детях».

— Вот что поделать, Люда, любовь зла, полюбишь и... Скупость, Люда, и, так скажем, употребление и злоупотребление ненормативной лексикой в придачу... Это, конечно же, судьба. И стоит всегда помнить, что горбатого исправит только могила. Потому что приведенные вами примеры, я даже не о билетах в кино говорю, но вот поездка на турбазу с одноклассниками — это очень показательно.

Это ведь такие травмирующие вещи, это уже даже не воспитание, это контрвоспитание, я бы назвал это просто вредительством. И если ваш муж не в состоянии понять очевидное... тогда дело худо. Ведь ваш муж не способен вас хотя бы выслушать, я не говорю даже о том, чтобы принять вашу точку зрения. Так что, Люда, по-моему, все ясно. Но решать, конечно же, вам.

Рисовать ужастики

— Что же все-таки должно случиться, Сергей Анатольевич, чтобы эти папаши вспомнили, что у них есть сыновья и дочки? Как вернуть детям папу?

— К сожалению, должно случиться что-то очень неприятное, что-то, что заставит этих отцов элементарно задуматься о том, что происходит. Часто это бывает уже задним числом и поздно, к сожалению, слишком поздно. Но вообще-то нужно помнить, что вода камень точит. Если этим папашкам регулярно рисовать ужастики, регулярно напоминать о жутких последствиях такого их самоустранения из жизни собственных детей, то, возможно, эти отцы и вспомнят о детях.

Метки:
baikalpress_id:  28 541