Скромность или трусость

«У нас в Иркутске процент застенчивых людей составляет порядка 70 среди взрослого населения города», — утверждает кандидат психологических наук, доцент, заведующий кафедрой социальной психологии Иркутского государственного университета Сергей Анатольевич Бышляго

Уважаемые читатели «Пятницы»! У вас есть возможность заказывать темы следующих бесед с психологом Сергеем Бышляго. Ждем ваших предложений и вопросов по адресу редакции или телефону 27-28-28.

Не так уж и много

— Неуверенность, застенчивость, забитость — это, Сергей Анатольевич, следствие воспитания, когда утверждение, что скромность украшает человека, становится догмой?

— В словаре В.Даля, к примеру, написано, что слово «застенчивость» образовано от глагола «застить», т. е. затмеваться, не показываться на людях; это излишняя совестливость или стыдливость. Речь идет о неуместной скромности, значит, по сути, это состояние охватывает большой диапазон: от легкого дискомфорта до необъяснимого страха перед людьми, что и приводит к возникновению тяжелейших неврозов.

По данным самого, наверное, крупного специалиста в этой области американского психолога Филиппа Зимбардэ, который еще в 1993 году провел глубокие исследования этого феномена, более 80% исследованных сообщили, что хотя бы раз в жизни они испытывали это чувство — застенчивость, более 40% опрошенных признали себя застенчивыми именно в момент опроса, т. е. они постоянно чувствуют себя так.

По данным исследований уже нашего факультета, пять лет назад проводились эти исследования у нас в Иркутске, процент застенчивых людей составляет порядка 70 среди взрослого населения города. Вот так. Так что проблема есть, и во многих случаях проблема почему-то неразрешимая. Наверное, прежде всего потому, что застенчивыми считают себя люди, являющиеся таковыми только в отношении одного, двух или трех человек, с которыми они взаимодействуют, а не со всеми окружающими во время любых контактов.

По мнению того же Зимбардэ, только 4% опрошенных составили люди, по-настоящему чувствующие себя застенчивыми. Так что я могу предположить, что и в нашем обществе патологически застенчивых не так уж и много.

Пересмотр решения

Людмила: «Мне очень мешает жить мой характер, родители меня воспитали так: всегда говорили, чтоб я не высовывалась, даже наказывали за громкий голос и в конце концов добились своего — я вообще перестала высказывать собственное мнение. Даже удивляюсь, почему решилась написать вам. Но недавно на работе уволили одного сотрудника, на его место взяли совершенную бездарность, протеже шефа, и никто не вступился, и я в том числе. И сейчас я чувствую себя какой-то испачканной, хотя прошло уже больше месяца, и на работе уже никто не вспоминает этот случай. Все делают вид, что ничего не было, все боятся за свою шкуру, и я ничем не лучше. И перед тем парнем стыдно, он мне очень нравился и как человек, и как мужчина. А я его предала».

— Ваш случай, Люда, — пример классической тормозящей копинг-стратегии родительского воспитания, этим термином объясняется вмонтированная в вас родительская программа, которая заключается в уходе от личной ответственности за принятие собственных решений. Здесь дело даже не в застенчивости или скромности, а в параличе воли. И у меня сразу вопрос, Люда: а вы с родителями продолжаете жить или живете отдельно? Потому как способы отношения и реагирования, внутреннего нашего реагирования, закрепленные в детстве, и те, которые продолжают подкрепляться ценными родительскими указаниями, — это разные уровни одной проблемы. Либо вы взрослый независимый человек, либо девочка, которая продолжает жить с мамой-папой, и это две разные личности.

На их совести

Алла: «Мой сын учится в 5-м классе, мы в этом году сменили школу, и сразу появились серьезные проблемы — он совершенно не может отвечать у доски. Ему ставят плохие оценки, хотя он к урокам готовится очень хорошо и дома говорит как надо. Были у психолога, но помочь там нам не смогли, сын еще больше зажался».

— Ваша проблема, Алла, очень распространенная, к сожалению. И ваш ребенок — не исключение. Меняется ситуация, меняются отношения, и меняется поведение. Проблема появилась в отношениях и с новыми одноклассниками, и с новыми преподавателями, это издержки адаптации, конечно. И это, Алла, безусловно, вина новых учителей вашего ребенка, потому что ребенок, ученик — это существо по определению зависимое, и тот характер напряжения, который возник у вашего сына, целиком и полностью на их совести.

Ваша задача, Алла, пока все не стало фатальным, вытащить, не знаю даже, на какой-то нормальный разговор классного руководителя и учителей-предметников. Задайте им простой вопрос: что происходит? Выясните наконец, что, собственно, в поведении, в отношениях с одноклассниками их всех так тревожит, что эта тревога становится тормозом для самореализации вашего ребенка? А если серьезного разговора не получится, то пока не поздно, Алла, меняйте место учебы на другое, с более адекватными учителями.

Чего вы хотите?

Светлана: «Мы живем со свекровью, и это настоящее мучение, потому что я совсем не могу настоять на том, что действительно считаю правильным, она во все вмешивается, поучает, командует, всем недовольна. А муж даже слышать не хочет ни о каком размене квартиры, говорит, что мы обязательно найдем общий язык с его матерью. Но мы вместе живем уже три года, а я ее только боюсь, но совсем не уважаю, потому что она, если честно, очень крикливая. Детей у нас пока нет, и я представляю, что будет, когда родится ребенок. Она ведь хозяйка даже в нашей комнате — заходит туда, когда ей хочется, никогда не спросит разрешения, вещи переставляет по своему усмотрению. И меня только критикует, говорит, что любя, но какая это любовь, если она думает только о себе».

— Вообще-то, Света, сердцу не прикажешь, и заставить себя полюбить — это вообще невозможно. Ну не оправдали вы надежд вашей свекрови, и самое интересное ведь, что этот комплекс случившейся вашей неполноценности поддерживает в вас по инерции уже и ваш муж. Он был затравленный маменькин сынок, и вы, получается, уже автоматически становитесь просто забитым существом. Тот же самый Зимбардэ в числе своих рекомендаций по выходу людей из так называемой тени предлагал поставить перед собой просто-напросто конкретную цель. Так что у меня сразу простой вопрос: чего вы хотите, Света? Элементарно, в вашей семейной жизни чего?

Постоянно чувствовать себя жертвой, содержанкой, приживалкой, нахлебницей, хронически забитой и запуганной? Так что ставьте цель, Света, и кровь из носу, если не хотите потерять семью, станьте независимой, но уже на своей территории. При чем здесь квартира вашей свекрови и ваше семейное счастье? Хоть комнату найдите, снимайте любые квадратные метры жилплощади из последних сил, но только там вы и будете настоящей хозяйкой.

Обиду — на сочувствие

Ирина: "Моя свекровь — настоящая склочница, любит быть в центре внимания. Скоро день рождения моей мамы, и я боюсь, что все будет так, как всегда, — свекровь опять начнет вспоминать старые обиды, начнет плакать, ждать, чтоб ее утешили, и праздник будет испорчен. И не пригласить ее нельзя — обидится, все-таки пожилой человек. Вообще не понимает нормального разговора, обязательно ей нужно выяснять отношения. А мы стесняемся — и я, и мама, и муж в том числе, хотя он очень переживает, больше всех, и ему стыдно за мать".

— Ира, вы ведь, если подумать, сами подсказываете решение своей проблемы: ваша свекровь — пожилой человек и, насколько я понял, демонстративно-обидчивый, вот и снижайте значимость ее демонстраций. Ну и пусть обижается, пусть склочничает. Вы, ваша мама, ваш муж воспринимайте ее как больного человека. Ваша проблема в том, что вы все относитесь к ней как к здоровой и начинаете дергаться. А задача одна — всего лишь изменить свою точку зрения на обидные слова и поступки, которые на самом деле вас не должны обижать. Все это должно скорее вызывать жалость.

Способы борьбы с гадостью

Екатерина: «Я слишком скромная, есть ли какие-нибудь книги, которые бы смогли мне помочь? Потому что я всегда стесняюсь сильно, особенно когда приходится общаться с незнакомыми людьми».

— Попробуйте начать с трудов цитируемого мной сегодня Филиппа Зимбардэ, потому что он у нас считается корифеем в этой области. В серии «Сам себе психолог», издательство «Питер», в 1995 году вышла замечательная книга под названием «Застенчивость. Что это такое и как с ней справляться», где по пунктам в очень доступной форме изложены основные способы борьбы с этой гадостью.

256 раз намекнуть

Зоя Владимировна: «У меня две дочери, младшая уже пять лет замужем, двое детей, а старшей скоро 34, а она ни с кем не встречается. Дом — работа, ходит в гости к подругам, таким же незамужним, ни кавалеров у них, ни просто знакомых молодых людей. А все ведь очень приятные девушки, только никто не обращает на них внимания, потому что они очень скромные. А с парнями надо быть понаглее, тогда, может быть, и заметят».

— Да, Зоя Владимировна, вы правы: с парнями нужно быть понаглей. Дело в том, что парни — это народ еще более застенчивый, им часто нужно 256 раз намекнуть, чтобы они хоть как-то обратили внимание на девушку. Но, как говорится, под лежачий камень вода не течет. И все-таки, Зоя Владимировна, я услышал вашу проблему, но является ли она таковой для вашей дочери? Это другой вопрос. Ведь если человека устраивает положение вещей, если он находит комфорт в чем-то, то проблема ли это?

Два ежика в тумане

Евгения: «У меня есть один давний друг, мы знакомы лет пятнадцать, всегда было очень теплое общение. Я замуж выходила, родила, потом развелась. Мой друг тоже женился, и его брак оказался очень неудачным, такая жена стервозина, но он с ней продолжает жить, потому что она из его квартиры уходить не хочет. Так он живет с ней и мучается. И я поняла однажды, что у нас с ним отношения, хотя никто ничего об этом не говорил, он — потому что очень стеснительный, я тоже не хочу первой объясняться в любви. Вот, видимся теперь как друзья, только о самом главном никто не говорит, я не решаюсь, потому что боюсь его потерять. Жалко ведь терять такого друга. А вдруг мне только показалось, что он мне отвечает взаимностью?»

— Ну так и продолжайте стесняться дальше! И «дружите», в вашем понимании, дальше, глядишь, до девяноста лет и протянете. Он пугливый, а я стеснительная. Но, уважаемая Евгения, если два человека вступают во взаимоотношения, то, по законам социальной психологии, чтобы получилось что-то путное, один из них должен быть ведущим, другой — ведомым, т. е. хоть кто-то должен знать, чего вообще-то он хочет от другого.

И кстати, два ведущих — это полный бред, это тоже отсутствие отношений. В первом случае, это два ежика в тумане, т. е. чего-то хочется, а чего — я даже не знаю. А во втором случае — нашла коса на камень, искры летят. Я думаю, что коль скоро вы, Евгения, озаботились этим вопросом, коль скоро ваш объект интереса не проявляет инициативы, то вам и банковать. Это вы должны определить, чего он должен захотеть в отношении вас, а не изображать из себя Гюльчатай, коль скоро он с удовольствием изображает из себя Гюльнару.

Лучше в эти игры не играть

— Сергей Анатольевич, все сегодняшние истории — это ведь истории трусости, а не застенчивости или скромности?

— Да, мне кажется, что все это игра слов, точнее, словесная эквилибристика. Трусость, застенчивость, скромность, слабость, нерешительность и прочее — это все ягоды одного поля. Но, в каком-то смысле, всегда очень выигрышная позиция, конечно же, слабого или, если хотите, трусливого человека.

Где-то, на каком-то этапе нам выгодно быть слабым, ведь ответственности никакой, отвечать вообще ни за что не приходится. Вот и входим мы с удовольствием в роль разнесчастных, а когда собственная слабость все-таки начинает тяготить, тогда выйти уже очень тяжело; поэтому лучше, конечно же, в эти игры не играть.

Метки:
baikalpress_id:  28 529