Бывший родственник

Маленького иркутянина выселили из квартиры, в которой он жил с самого рождения

Во вторник, 4 декабря, в редакции «Пятницы» раздался звонок. Взволнованная 27-летняя иркутянка Ксения Александровна Эпштейн рассказала, что лежит в больнице, а в ее отсутствие судебные приставы незаконно выселяют из квартиры ее вместе с 8-летним сыном. По словам женщины, происходит это по иску родителей мужа. Ксения просила нас немедленно приехать. «Пятницу» часто просят вмешаться, помочь. Но, когда это касается близких родственников, мы обычно проявляем осторожность. Дело, как говорится, семейное, а значит, тонкое и деликатное, поэтому мы не пытаемся стать арбитром, занять чью-либо из сторон в семейном конфликте. В конце концов, такие вопросы решаются органами правосудия, а не журналистами. Однако в данной ситуации речь шла о выселении несовершеннолетнего ребенка. Поэтому мы решили проверить все на месте. Еще раз повторяем, мы не собираемся давать каких-либо оценок, разбираться, кто прав, а кто виноват. Главное здесь не это. Главное, что жертвой чудовищной ситуации действительно оказался ребенок. И вот как это было.

Мать в больнице — приставы в квартире

Приехав по указанному адресу в район улицы Советской, мы позвонили в однокомнатную квартиру, расположенную в старой хрущевке. Дверь открыла женщина, которая представилась Галиной, матерью выселяемой Ксении Эпштейн. Она пригласила зайти. Но тут же дорогу нам преградил мужчина, который предложил проследовать за ним в подъезд.

Кроме него в квартире находились еще двое или трое приставов. Мы показали документы и попросили их сделать то же самое. Один предъявил удостоверение на имя Галеева, второй — на имя Зубкова. Галеев сказал, что корреспонденты не имеют права находиться здесь, поскольку производятся следственные действия. На просьбу показать постановление суда о выселении он ответил отказом. Еще одна сотрудница службы судебных приставов вообще не захотела представиться. Было видно, что приставы очень нервничали, говорили на повышенных тонах. Они явно скорее хотели закончить с этим делом.

Выйдя в подъезд, мы застали сестру выселяемой Ксении Полину, которая выносила какие-то вещи. Она со слезами на глазах рассказала, что сама Ксения сейчас находится в больнице с нервным срывом и не может защитить ребенка. По словам Полины, несколько месяцев назад муж Ксении Роман расторг с ней брак, но женщина об этом ничего не знала.

Буквально несколько дней назад Октябрьский суд принял решение о выселении ее с сыном из квартиры. Этот иск инициировали родители Романа, которым и принадлежит спорная квартира. Суд прошел в отсутствие Ксении и без ее ведома, поэтому она подала иск, оспаривающий решение о расторжении брака. Заседание должно состояться 10 декабря, и женщина просила до этого времени отложить выселение их с сыном из квартиры. Однако приставы спешат сделать все побыстрее, чтобы освободить квартиру. Зачем такая спешка, догадаться нетрудно. Пока суд да дело, квартиру можно быстро продать.

Тем временем из подъезда вышел сам Роман — муж Ксении. Он никак не стал комментировать события и быстро направился прочь. Спустя час к подъезду подошел мальчик лет восьми. Полина его обняла, сказав, что это и есть сын Ксении Леня. На ребенка было жалко смотреть. Мальчик отлично понимал, что происходит. «Папа нас предал», — сквозь слезы произнес он и обреченно пошел в квартиру, в которую его принесли из роддома, где он прожил всю свою жизнь. А теперь выселяют. Кстати, а куда?

Вот что сообщила по этому поводу Полина, сестра Ксении:

— Судья постановила, что Леня должен жить у своей бабушки, матери Ксении. А где там жить? Всего 28 квадратов жилой площади! Сейчас там проживают пять человек: сама Галина Александровна, ее муж, больной раком, племянница и я с мужем... В голове не укладывается.

Странные понятые

Тем временем приставы продолжали настаивать, чтобы Галина Александровна вместе с Леней освободили квартиру. Тут выяснилось, что за происходящим пристально наблюдает свекровь Ксении, которая, собственно, подала иск о выселении невестки и внука. Она стояла на лестничной клетке, с нетерпением ожидая развязки.

Свекровь не стеснялась в выражениях. Свою невестку и ее мать она осыпала нецензурной бранью. Некоторые ее реплики вызывали недоумение. К примеру, заявление, что за Ксенией установлено тайное видеонаблюдение (!!!). Еще свекровь говорила о каком-то чудовищном долге за квартиру в 100 тысяч рублей.

 По ее словам, в квартире не прописаны ни ее невестка, ни внук. Однако Полина тут же предъявила паспорт Ксении, в котором черным по белому стояла официальная отметка о регистрации с 20 марта 2000 года. Время от времени к свекрови из квартиры выходила какая-то девушка в расшитых ботфортах, и они о чем-то переговаривались шепотом.

Как оказалось, это была одна из понятых, присутствующих на выселении. Полина объяснила, что эта девушка является знакомой или даже родственницей матери Романа. Возник вопрос: почему приставы в качестве понятых привлекли не нейтральных соседей, а знакомых одной из сторон? Однако приставы не дали нам его задать, наглухо перекрыв доступ в квартиру.

Вскоре пришел замерщик из фирмы, устанавливающей металлические двери. Свекровь Ксении давала ему указания, как и когда ставить. Это явно делалось для того, чтобы отрезать доступ в квартиру невестке и внуку.

Не устраивайте детский сад

Спустя полтора часа к подъезду подошли две женщины. Одна представилась учительницей Лени Татьяной Голубевой, вторая — социальным педагогом из той же школы. Они рассказали, что очень обеспокоены ситуацией. По словам Татьяны Голубевой, мальчик находится в состоянии эмоционального шока, что вызывает сильное беспокойство педагогов школы.

То, что сейчас происходит, по их мнению, абсолютно незаконно, поскольку выселение должно проходить только в присутствии законных представителей ребенка — родителей либо органов опеки. Никого из них в квартире нет. Представители школы также попытались войти в осажденную квартиру и потребовать показать им постановление о выселении, но их не пустили. Услышав детские крики за дверью, Татьяна Голубева решила вызвать милицию.

Борьба за жилплощадь между приставами и 8-летним ребенком вступила в решающую стадию. Из квартиры доносились отчаянные крики Галины Александровны и раздраженные голоса приставов. «Выходите отсюда! Женщина, освободите жилое помещение! Что вы тут детский сад устраиваете!» У соседей по поводу происходящего было совсем другое мнение. «Как можно терроризировать ребенка? — возмущались они. — Это что, у нас теперь такие законы?»

Наконец подъехала милиция, но надежды на ее вмешательство не оправдались. Побыв в квартире минуты три, милиционеры вышли и без комментариев сели в машину. Им явно не хотелось ввязываться в эту грязную историю. Заплаканные бабушка с внуком вышли из подъезда. К этому времени вернулся и Роман — бывший муж Ксении и отец Лени. Он даже не подошел к сыну, не успокоил его. Как будто это был посторонний ребенок. Выглядело все это дико. Именно по отношению к мальчику.

Галина Александровна, бабушка Лени, не удержалась и бросилась на зятя со словами проклятий. А судебные приставы буквально растворились в воздухе. Никто и не заметил, как они выскользнули из дома. Дело было сделано. Маленького мальчика Леню выселили из «жилого помещения» как «бывшего родственника». Возможно, это законно и правильно, только вот закон молчит и не дает ответа на самый главный вопрос: разве родные дети и внуки могут быть «бывшими»?

Обязан обеспечить жильем

Юрист консалтингового агентства «Большой Иркутск» Евгения Квасова:

— Если после расторжения брака ребенок стал проживать с тем из родителей, у которого не имеется жилого помещения в собственности, и у другого родителя возникли алиментные обязательства в отношении него, то ребенок уже не может считаться членом семьи собственника.

Таким образом, если ребенок остается проживать с родителем, у которого в собственности жилья не имеется, он является бывшим членом семьи собственника жилого помещения и подлежит выселению вместе с бывшим супругом на основании и в порядке, предусмотренном ч. 4 ст. 31 ЖК РФ.

Согласно ЖК РФ, право пользования жилым помещением может быть сохранено за бывшим членом семьи на определенный срок на основании решения суда в том случае, если имущественное положение бывшего члена семьи собственника жилого помещения и другие заслуживающие внимания обстоятельства не позволяют ему обеспечить себя иным жилым помещением. Суд также вправе обязать собственника жилого помещения обеспечить иным жилым помещением бывшего супруга и других членов его семьи, в пользу которых собственник исполняет алиментные обязательства, по их требованию.

Метки:
baikalpress_id:  8 581
Загрузка...