Сбил — и до свидания

Сотрудник областной администрации попытался откупиться от сбитой им женщины тысячей рублей

Иркутянка Эмилия Михайловна Кончина надеялась достойно отметить свой 70-летний юбилей, пригласить друзей и родных. Но планы неожиданно рухнули. Случилось это после того, как ее сбила машина, принадлежащая сотруднику администрации Иркутской области. Теперь на женщину страшно смотреть. Лоб пересекает огромный шрам, левая половина лица вся черная и опухшая. На темени виднеется жуткая гематома. Какой уж тут юбилей.

Случилось это в девять часов утра шестого ноября. Эмилия Михайловна ждала автомобиль своей дочери в районе пересечения улиц Лермонтова и Ломоносова, напротив 74-го отделения связи. Так как тротуара в этом месте нет, женщина стояла на обочине дороги. Рядом с почтой всегда паркуются автомобили, так что здесь более-менее безопасно. И вдруг она почувствовала, как с правой стороны ее ударила светлая «Тойота». Удар был такой силы, что пенсионерку отбросило головой на бетонный бордюр.

Когда Эмилия Михайловна пришла в себя, она ничего не могла разглядеть. Лицо было залито кровью. А машина, сбившая ее, остановилась на довольно приличном расстоянии. Водитель, оказавшийся молодым человеком, подошел и стал настойчиво усаживать женщину в свою машину.

Пенсионерка, оглушенная болью, даже не подумала, что вообще-то первым делом он должен был вызвать милицию и скорую помощь. Но вместо этого он повез ее в травмпункт на улице Джамбула. Однако там не оказалось необходимых перевязочных материалов. Спутник Эмилии Михайловны показал удостоверение сотрудника областной администрации Кирилла Сергеевича С., и это безотказно подействовало на врачей. Кровь они остановили, а после отправили женщину на 8-ю Советскую. Там ей пришлось накладывать швы на раны.

— Шили долго, — вспоминает Эмилия Михайловна. — Кирилл Сергеевич уехал по своим неотложным делам. На другой день он встретился с моим сыном. Сын задал ему вопрос: «Как мы будем теперь восстанавливать мою маму?» В ответ Кирилл Сергеевич сунул ему тысячу рублей.

— На что?

— Видимо, на трамвай до 8-й Советской, — находит в себе силы шутить Эмилия Михайловна. — Вообще на все: лекарства, компенсацию за моральный и физический вред.

— И все?

— Кирилл Сергеевич еще раз отвез меня на перевязку и больше не объявлялся. А всего перевязок было десять. Сначала он был очень напуган, переживал и обращался со мной обходительно. Может быть, боялся, что умру. Я еще всем говорила, какой он благородный и порядочный человек: сбил, но не бросил, не сбежал. Оказал помощь. Но когда понял, что я осталась жива, то его отношение резко изменилось.

Кирилл Сергеевич заявил моему сыну, что юридически он прав. Пытался доказать, что, дескать, я сама виновата: перебегала дорогу, и он задел меня левым крылом. Но это невозможно. Если бы это произошло на проезжей части, то тогда меня бы мгновенно убило плотным потоком машин, идущих следом. К тому же есть свидетели, которые подтверждают, что я стояла на обочине.

Эмилия Михайловна считает, что Кирилл Сергеевич специально не стал вызывать скорую помощь, чтобы избежать разбирательств. Однако врачи из травмпункта дали соответствующую телефонограмму в милицию, и происшествие зафиксировано в официальных органах. Следователь из отдела дознания уже взяла показания у потерпевшей.

— Будете подавать иск в суд? — спрашиваю Эмилию Михайловну и ее дочь Оксану.

— Не знаю, — говорит Эмилия Михайловна. — Нельзя оставлять все как есть.

Нельзя, чтобы люди, облеченные властью, считали, что можно ездить на огромной скорости, сбивать людей и думать, что им ничего за это не будет. А пока пострадавшая написала письмо начальнику Кирилла Сергеевича С. — губернатору Александру Тишанину, в котором призывает оценить случившееся с этической и человеческой точек зрения. Письмо заканчивается такими словами: «Прошу Вас поставить в известность Кирилла Сергеевича С. , что я еще пока жива, что вред инвалиду нанесен огромный». В ответ она получила по почте уведомление из Управления делами администрации области о том, что ее письмо будет рассмотрено до 20 декабря.

Между тем пострадавшей с каждым днем становится все хуже и хуже. Головные боли усилились, плюс постоянное головокружение, звон в ушах, тошнота, слабость, бессонница... Чем все это кончится — неизвестно. Ведь травма головы в таком возрасте может привести к самым печальным последствиям. Оксана, дочка пенсионерки, с болью говорит, что маму в последние дни не узнать.

— Она очень волевой человек и все жизненные неурядицы старается воспринимать с юмором. Четыре года назад мама пережила страшную трагедию — так же в ДТП погиб наш отец. Но и тогда она не сломилась. Несмотря на инвалидность, продолжала работать, вела активную жизнь. А сейчас не может выйти из дома самостоятельно. И такое равнодушие. Очень обидно. Дело даже не в деньгах. Люди, даже если в трамвае нечаянно на ногу наступят, просят прощения, а здесь такая беда случилась — и ни сочувствий, ни извинений...

«Ничего не могу сказать»

Мы позвонили Кириллу Сергеевичу С., сотруднику администрации Иркутской области, с просьбой прокомментировать ситуацию с Эмилией Михайловной и рассказать, намеревается ли он принять участие в ее судьбе. «Ничего не смогу сказать», — ответил после долгой паузы Кирилл С.

Метки:
baikalpress_id:  8 528