Милые, дорогие, любимые, единственные

— Нет, ты мне скажи, ты замуж хочешь?
— Ну, — тянет Марина. Она не любит таких вот абстрактных разговоров, до которых Алка охотница.
— Все равно хочешь, любая девушка хочет замуж. Вот ты бы за врача пошла? — не отстает Алка.

— За врача — нет, для хорошего врача женщина только обуза, ему больными надо заниматься, а не женой. А жить с плохим врачом? Плохой врач — это уж совсем последнее дело, я такого бы только презирала.

— Ах, какие мы принципиальные! Так про любого можно сказать — плохой учитель или сантехник, прикинь, или вообще милиционер! Как-то они все равно ведь устраиваются, которые хорошие-то живут же с женами или подругами, не все же помешаны на работе, можно и для хорошей тетеньки время найти. Даже если ты в профессии асс. Вот у меня один был...

И Алка заводит любимую песню про то, какая она все-таки необыкновенная женщина, потому что у нее однажды был необыкновенный роман. Каждому необыкновенному Алкиному роману в среднем года три, потом случается разрыв, Алка утверждает, что ее бросают, вот так — прямо на перепутье, в чистом поле, в снегу, в буран и метель. Алка рыдает, худеет, очень интересная делается — практически дама с камелиями, изнывающая от тоски и печали, вся такая восхитительная, переживающая, истомленная грустью. Класс.

При этом она вслед мужику — только спасибо за все... Он, правда, ни в курсах, что именно он Алку бросил. Потому что, наоборот, там все, но если мужик женщину бросил — то это жизнь и страдания, настоящие жизнь и страдания, почти настоящие. Марина в такие минуты и часы, а потом дни, недели очень Алку любит и восхищается ее способностью остро чувствовать момент, ловить его, как собака запах.

Алка питается эмоциями, как корова травой, про корову, конечно, грубо, потому что Алка не корова, конечно, она такая коза — на выпасе, очень прыткая и изящная. Ноги с тонкими щиколотками и поведение соответственное. Не знаешь, что отмочит. Алка в минуты приступов откровенности говорит озадаченно, что она и сама не знает, что отмочит, и про корову — это тоже она сама про себя. Юмор потому что у девушки.

А Марина рядом с Алкой чувствует, что она точно танк или бронепоезд на выставке севрского фарфора, хотя, если честно, то никогда в жизни живьем Марина не видела бронепоезд, знала только слово, да и про знаменитый фарфор из Севра она только читала в книжках. Но про себя она думала с тихой грустью, что лучше вот так встать и замереть, потому что чуть двинешь плечиком — тут и расшибешь все к едреней фене, в смысле, чувства мужика к тебе.

Но Алка искренне восхищается подругой, ее характером и серьезностью. Марина отмахивается — не в серьезности дело, а в тугодумности. Пока до нее дойдет, что она влюблена, пока начнет венки плести из цветочков, а там уже не ромашки, жарки и кукушкины сапожки, а сплошной гербарий. Потому что отцвели уж давно-о-о у мужика этого хризантемы в саду! Это они с Алкой сейчас на два голоса, наяривая на старом «Енисее» в четыре руки, отчаянно при этом фальшивя. Зато громко и прочувствованно. Потом опять к столу. Наплевав на диеты.

Еще рядом, конечно, кот Алкин рыжий, звать Васярогов (в одно слово), это Алка даже паспорт на него завела и настояла, чтобы так и записали, и зовет она, не ленится, Васярогов. Его если кто из знакомых просто Васяткой окликнет, он и ухом не поведет, только кончиком хвоста забьет в раздражении.

Васярогов наглый и выхоленный, хотя был подобран Алкой натурально на помойке среди слякотной осени, и Алка говорит, что всю свою любовь, как она утверждает, нерастраченную отдает этому паршивцу, а паршивец милостиво принимает, все как у людей, все как у людей.

Алка может с любого свидания сорваться запросто и без объяснений, если у нее кот некормленый. Или горшок у него там... Но Марина ее страхует на эти случаи. Вот такие заботы у девушек — кот и о мужиках потрепаться, хотя Марина и делает вид, что не любит таких разговоров. Но, в конце концов, не только же брильянты — лучшие друзья девушки.

Сейчас на повестке дня устройство непосредственно Марининой судьбы. Потому что Алка только что вынырнула из романа. И сейчас у нее время подводить итоги, она называет это работой над ошибками. Опять судьбу благодарит. А Марина с уважением — какая все-таки у нее благородная подруга. Тем более у Алки всегда условие — никаких женатых, прямо вот так и спрашивает паспорт при первом знакомстве.

Отсев грандиозный. Зато потом мороки никакой, вроде поедания лапши. Алка, светло улыбаясь, говорит, что она не большая любительница макарон. И с ушей лучше снимать брюлики. Чем лапшу.

На брюлики они еще себе не заработали, но какие их годы? Годы, кстати, хорошие — ровненько тридцать три, Марина старше на два месяца. Марина в их дуэте — осторожная рассудительность. Алка — безудержные чувства. Но однажды Алка, вот как сейчас, попрощавшись с очередной не случившейся сказкой-любовью на всю жизнь, вдруг сказала неожиданно трезвым и очень каким-то равнодушным голосом подруге, что все ее причудливые страдания — не более чем игра. Потому что любовь — это накроет тазом, и не пикнешь, не вырвешься.

Потом они все-таки поругались вусмерть, потому что Марина завела все-таки большие чувства, и как раз с женатым, Алка сначала просто не поверила, просто не поверила. Потому что все знали этого мужика, так, мало того, еще и жену его знали. Конечно, никакие они не подруги, если честно, вообще, противная эта жена у Костика.

В других обстоятельствах они, может, и языки бы с удовольствием почесали, позлословили, но Марина в роли какой-то заурядной любовницы у этого прохиндея, как звала Костика Алка, — это ужас и кошмар. Марина сидела с глупым и напряженным лицом, когда к ней прискакала Алка, до которой дошли слухи. Алка еще хотела просто поржать, но Марина с вызовом сообщила, что все правда. Что у них с Костиком любовь.

— Ты че, с дуба рухнула? — опешила Алка. — Какая любовь, у него таких любовей — по четыре на год. Да и Нелка в курсе. Она еще не приходила тебе личико чистить?

Нелка пришла буквально в тот же вечер, Алка, пытавшаяся еще вразумить подругу, докрикивала свои последние аргументы про то, что Марина вообще страмовка. На что Марина вяло усмехнулась, что словечко какое-то не настоящее, прямо родом из детства, так обзывали они одноклассниц, если те нарушали правила поведения, например, не заговаривать первой с понравившимся мальчиком, не говорить мальчикам, что в него влюбилась одноклассница и т. д.

Алка еще вспомнила про детей, двух сыновей Кости, шалопаев и двоечников, которых Нелка выискивала во дворе курящими уже лет с пяти, порола их нещадно и любила без памяти. Марина и здесь отмахивалась, горячо доказывала Алке, что она станет для мальчиков именно настоящей внимательной матерью, а не то что эта неврастеничка Нелка. Здрасти, приехали.

Вот тут как раз и случился звонок в дверь, и неврастеничка Нелка показалась на пороге, ненакрашенная и растрепанная, и видно было, что не за рецептом пирогов пришла или за выкройкой. А пришла по конкретному поводу — начистить Марине ее безмятежное личико, которое продолжало сиять глупой, да что там — дебильной улыбкой.

Алка попыталась встрять в еще не начавшийся разговор. Но Марина твердым и глупым опять голосом, с глупыми интонациями попросила Алку удалиться. Прямо так и сказала — удалиться, потому что им с Нелей надо серьезно поговорить. Алке только и оставалось выпалить про дуру полную и отбыть, хотя боялась она, конечно, что Нелка сейчас просто-напросто порушит мебель с посудой в Марининой квартире. И морду ей поцарапает как минимум. Но в квартире Марины было тихо. У соседей играло радио, кричали малыши этажом ниже, и картинка обычного выходного дня оставалась вполне мирной.

О чем там Нелка говорила с Мариной, неизвестно, неизвестно даже, о чем они договорились, но пока все оставалось как раньше. То есть — никак, то есть Костик по-прежнему проживал у законной жены с законными детками, ходил по вечерам к Марине, это Алке донесли словоохотливые приятельницы, которые, конечно же, всегда в курсе. И все как всегда — один врет, другая верит. Но чтобы Маринка-то?

А потом они и не виделись, Алка еще пыталась звонить, но у Марины был совсем уж чужой голос, наполненный какими-то, опять же глупыми, даже ликующими интонациями, Алке делалось просто противно, и поднималась в ней ярость. Но что же делать? Что же делать, если Марина совершенно добровольно решила сойти с ума и сошла с ума. В конце концов, тут уж никакие подруги с добрыми советами ничем никогда не помогут.

Спустя полгода, уже по зиме, у Алки случилась полнейшая неприятность с Васейроговым: он сунул морду в кактус, напоролся на колючки. Алка смогла выдернуть только два шипа. Васярогов упирался, не давался ей в руки и в конце концов совсем уж занедужил.

Морда заплыла, и глаза заплыли и покрылись какой-то серой пленкой. А опухоль росла, и жрать свою любимую консерву из лосося Васярогов отказывался и к Алке на руки не шел. Алка, завернув кота в старую кофту, упаковала бедную животину, кот уже и не сопротивлялся, в хозяйственную сумку и рванула в ветеринарку. Шел снег. И ветер на улице поднялся нешуточный. Алла проклинала себя за панику, что не сообразила вызвать такси. И в это время рядом затормозила машина, оттуда высунулась Нелка и приказала быстрей прыгать.

Нелка, жена Костика, и увезла Алку с котом в ветлечебницу. А когда, уже после хорошего сидения в скорбной очереди, Алку наконец приняли, и кота приняли, и обработали ему личико, и убрали эти страшные кактусовые иголки, и проинструктировали Алку как следует, она вышла на улицу с обмякшим после процедур котом, у дверей больницы ее ждала Нелка с машиной.

Алку довезли до дома, а на прощанье Нелка просто буркнула что-то в ответ на горячие Алкины благодарности и уехала. Васярогов быстро выздоровел. А у Алки осталось какое-то смутное чувство, что она в состоянии решить задачку. Именно она, и ответ она знает, и способы решения.

Вот тогда у нее созрел план. Костю она выловила у его конторы, Костя выходил своей дурацкой походочкой, состроил удивленное и польщенное личико в ответ на заигрывания Алки. В тот день Алка разоделась краше некуда, в разноцветные шмотки, как девушка из цирка. Алка же и поволокла Костю выпить-закусить в ближайшую кафешку.

Там Костя доверительно сообщил, что бабла нет, на что Алка плела, что угостить такого вот парня — это для Алки большая вообще-то честь. В общем, Алка сделала все, чтоб задурить Косте его слабую голову. Костя бросил, разумеется, Марину с ее претензиями, как он сообщил Алке, с ее желанием непременно создать с Костей семью.

Алка же капала и капала на Костины мозги. И как ни странно, их отношения, начавшиеся как самая скучнейшая в мире интрижка, превратились в нечто, даже напоминающее дружбу. Алка пела про Костиных мальчиков, про Костину Нелку, им не оцененную. Марине все быстренько донесли. Марина даже позвонила Алке и срывающимся голосом кричала в трубку, что она не ожидала, точнее, только этого и ожидала и т. д.

Алка еще хотела объясниться, даже приехала к Марине, но та не открыла дверь. Как ни странно, несмотря на сплетни и доносы все тех же подружек, принесших новости про якобы бурный роман Алки с ее мужем, Нелка у Алки не появилась, никаких объяснений не случилось. Помаленьку так Костя вернулся в семью, а потом и они обе, Марина и Алка, вышли замуж. И Алка уехала вслед за мужем на Дальний (предальний) Восток, в город имени Ерофея Павловича Хабарова, что на реке Амур, полноводной и желтоводной.

Марина больше Алку не видела, какие-то разговоры про отъезд бывшей подруги доходили, но, когда Марина опомнилась, Алка прочно уже в городе отсутствовала. И даже спросить было не у кого новый Алкин адрес.

Марина с мужем живет хорошо, когда у них родилась девочка, Марина недолго думая назвала ее, конечно же, Аллочкой. Имя девочке очень идет, она очень хорошенькая и удивляет маму только задумчивостью и какой-то недетской отвагой, любит кошек и котов. В доме у Марины живут уже два приблудных кота. Одного зовут Вася, другого, как ни странно, Рогов. И коты эти оба рыжие, очень милые. И дочка у Марины любимая, и муж дорогой.

Только, когда наступает осень и Марина включает радио, а там кто-то поет романс про отцветшие уж давно в саду хризантемы, Марине очень хочется плакать и все кажется, что раздастся телефонный звонок и веселый голос подруги спросит:

— Ну ты как?

Только один голос ее единственной за всю жизнь подруги.

Метки:
baikalpress_id:  8 463