Хамству — бой!

Автор этого эмоционального письма ярко нарисовала образ «маленького» человека, у которого появилась власть над другими людьми. От редакции

Многие из нас уже успели позабыть про «совковое» наследие — хамство продавщиц, маты дворников и злые окрики кондукторов. Но недавно мне пришлось вспомнить все. Даже захотелось достать черную краску и написать на большом куске картона: «Осторожно, злая собака!» — а потом повесить эту табличку на вахте Иркутского управления статистики. Потому что такого допроса с пристрастием я не встречала ни в одном учреждении.

Я пришла на деловую встречу со специалистом одного из отделов. Сразу обратила внимание, что на вахте стоит очередь. Смотрю, сидит седенькая старушенция, с виду божий одуванчик, и выписывает посетителям пропуска. Сначала мне стало ее жалко — старенькая, слепенькая, бедненькая, вынуждена работать. Но через минуту я увидела, что под маской доброй бабули скрывается настоящий цербер. Сначала она пытала стоящих передо мной людей. Но даже в тот момент я пыталась найти ей оправдание, думала, может быть, с документами у них не все в порядке.

Наконец дошла и моя очередь. Старушка, не глядя на меня, прошипела: «Все документы идите сдавать в 27-й кабинет». Я попыталась объяснить, что иду на встречу. «У нас что тут, дом свиданий?!» — огорошила меня вахтерша. Я еще что-то говорила, пытаясь интеллигентно объяснить, что мне от нее нужен только пропуск, но она меня уже не слушала, перекинулась на девушку, которая пыталась тоже к кому-то пройти на прием. «Пожалуйста, закончите со мной. Дайте мне пропуск», — снова попыталась я добыть заветную бумажку. «Я имею право вообще не выписывать вам ничего», — стала звереть вахтерша.

И тут мне пришлось вспомнить известную поговорку «клин клином выбивается» и начать отстаивать свои права. Я просто достала служебное удостоверение и положила перед ней на стол: «Выпишите мне пропуск». «Командовать будете дома», — проворчала она, но документ открыла и стала внимательно его изучать, периодически отвлекаясь на других посетителей и постоянно бросая в мою сторону: «Вообще-то я могу не пустить вас». Старуха, ухмыляясь, приговаривала: «Думаешь, ты одна тут такая красивая пришла? Вон тут сколько народу ходит».

В итоге три строчки (мою фамилию, инициалы и номер кабинета, в который я иду) она писала минут пять. Еще минуты две мне пришлось стоять перед закрытой вертушкой, которая тоже находится во власти злобной старушки, и ждать, пока она поговорит сначала с электриком, потом с мужчиной, который заблудился.

Кстати, когда мне через несколько дней снова пришлось обратиться в это учреждение, ситуация повторилась от начала до конца. Допускаю, что некоторые скажут: старость надо уважать, все мы такими будем. Но уважать за хамство совсем не хочется. Пусть даже перед тобой ветеран труда, увешанный медалями с ног до головы.

Может быть, кто-то посоветует списать все на осень, тоску, плохое здоровье. Но, мне кажется, лечиться и тосковать надо дома, а не в общественном месте, выплескивая свой негатив на окружающих. Поэтому всем вам желаю мира и добра.

Метки:
baikalpress_id:  44 405